Квадратный дом в Подмосковье

Кто-то из архитекторов мечтает получить в свое распоряжение карт-бланш от заказчика и неограниченный бюджет в придачу, но Сергей Колчин из бюро Le Atelier выбрал себе более реалистичное амплуа. “Для нас интереснее всего работать в нише относительно недорогого и небольшого загородного жилья, — говорит Сергей. — Нам нравится решать проблему рационального использования ограниченной площади и делать что-то интересное в условиях ограничений”.

Дом состоит из трех объемов, как будто выстроившиеся в линию самостоятельные домики. Центральная часть облицована деревом, две другие — кирпичные.

Дом состоит из трех объемов, как будто выстроившиеся в линию самостоятельные домики. Центральная часть облицована деревом, две другие — кирпичные.

Ограничений в этом проекте действительно хватало. Впрочем, заказчик Колчина и его соавтора Надежды Трошиной поначалу ничего не знал о любви архитекторов к трудностям. Этот человек оказался большим оригиналом. Начать с того, что он решил сам построить себе дом, причем непременно квадратный в плане, и даже успел заложить фундамент размером 16 на 16 метров. Но дальше, на стадии эскизов, дело застопорилось. Помог телевизор. Как-то в воскресенье за просмотром передачи “Дачный ответ” он осознал, что ему необходима профессиональная помощь. И тут же стал искать архитектора на сайте программы. Причем работ не смотрел — выбирал лица, вызывающие доверие. “На следующий день он нам позвонил и сразу приехал, — вспоминает Колчин. — Сказал, привела интуиция. О цене не спорил. Мы сначала испугались, но все-таки взялись за работу”.

В центральной части дома находится открытая общественная зона с выходом на террасу.

В центральной части дома находится открытая общественная зона с выходом на террасу.

Заказчик хотел поставить на существующем фундаменте одноэтажный дом с тремя спальнями и большой открытой гостиной. Причем, как вспоминают авторы проекта, располагался этот фундамент не самым удачным образом — вплотную к границам участка, на фоне хаотичной подмосковной застройки.

Вид дома со стороны входа. В этой части помимо прихожей  находится спальня и хозяйственные помещения.

Вид дома со стороны входа. В этой части помимо прихожей  находится спальня и хозяйственные помещения.

Чтобы выделиться на этом фоне, архитекторы придумали поделить дом на три объема, приблизив масштаб здания (самого большого на улице) к его окружению. “Мне нравится, что дом говорит почти тем же формальным языком, что и стоящие вокруг дома, но более точно и стройно”, — замечает Сергей.

Ночная подсветка фасада сделана с акцентом на окна.

Ночная подсветка фасада сделана с акцентом на окна.

Трехчастный объем, заложенный в архитектуре и подчеркнутый отделкой, получил продолжение и в планировке интерьера — в центральной зоне расположилась кухня-гостиная, в ближнем ко входу крыле большая спальня и еще две комнаты — в глубине дома.

Окна частично заложены кирпичом, это отсыл к подмосковной застройке, где порой тоже встречаются здания с заколоченными окнами.

Окна частично заложены кирпичом, это отсыл к подмосковной застройке, где порой тоже встречаются здания с заколоченными окнами.

Заказчик настоял на том, чтобы фасад дома был непременно кирпичным, а выбранный в итоге вариант кладки потребовал от строителей во главе с Григорием Жунёвым кропотливой ремесленной работы. “Такая кладка дает наибольшую глубину, читающуюся при любом освещении. А в исполнении она сложна: кирпич нужно отпилить под определенным углом (дважды, чтобы уменьшить расход), а потом очень аккуратно и точно положить на раствор. И все это в ноябре — в сырости и холоде, когда под ногами сырая подмерзающая жижа из шатурского торфа”, — рассказывает Сергей.

Общественная зона. Диван, Cassina. Столики, Linteloo. Декоративные светильники, Moooi, технический свет, Centrsvet. Тумба под телевизор сделана на заказ в мастерской Vards.

Общественная зона. Диван, Cassina. Столики, Linteloo. Декоративные светильники, Moooi, технический свет, Centrsvet. Тумба под телевизор сделана на заказ в мастерской Vards.

Для архитекторов одна из главных технических сложностей заключалась в еженедельных ревизиях объекта — дом находится в Шатуре, а это 140 км от Москвы. “Очень много времени приходилось проводить за рулем автомобиля”, — говорит Колчин.

Кухня-столовая. Шкаф от гарнитура марки Cesar “маскируется” под деревянную стену. Стол, Catellan. Стулья, Hartmann.

Кухня-столовая. Шкаф от гарнитура марки Cesar “маскируется” под деревянную стену. Стол, Catellan. Стулья, Hartmann.

Зато все происходило достаточно быстро — дом был построен за два года. Во многом благодаря хозяину — он активно участвовал в работе, лично выбирал мебель (ему обязательно надо было все потрогать), а порой даже соглашался с идеями, которые казались ему спорными. Вот что значит доверие! “Дом начал строиться через два месяца после подписания договора, так что некоторые решения принимались уже в процессе работ”, — рассказывают авторы проекта.

Зона готовки с кухней, Cesar.

Зона готовки с кухней, Cesar.

Сергей говорит, что без компромиссов тоже не обошлось, все-таки дом строится прежде всего для хозяев. Но в конечном счете все остались довольны — и качеством, и внешним видом. К тому же за два года заказчик и архитекторы успели сдружиться, так что, несмотря на все сложности, работа была в удовольствие.

Квадратный дом в Подмосковье

План:

Квадратный дом в Подмосковье

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: Илья Иванов

Комментарии