Интервью с Тобиа Скарпа

15-16 февраля 2017 в рамках конференции «ЗИЛАРТ. Искусство и Машина», посвященной использованию передовых технологий в области искусства, Москву посетил Тобиа Скарпа, знаменитый итальянский дизайнер, архитектор и реставратор. Мы, воспользовавшись случаем, поговорили с маэстро.

Архитектор и дизайнер Тобиа Скарпа на конференции «ЗИЛАРТ. Искусство и Машина»

Архитектор и дизайнер Тобиа Скарпа на конференции «ЗИЛАРТ. Искусство и Машина»

Тобиа Скарпа сейчас 82 года. На вид это типичный пожилой профессор, элегантный и небрежный, как это умеют только итальянцы: стриженая седая борода, твидовый пиджак, лукавые синие глаза за стеклами очков без оправы и постоянно пробегающая по лицу улыбка. Он уже надежно вошел в историю профессии, его работы есть в любой книге по дизайну ХХ века и выставлены во всех крупных музеях современного искусства, более того, они продолжают выпускаться и продаваться по всему миру, – казалось бы, можно с чистой совестью почить на лаврах. Но Тобиа Скарпа не просто продолжает работать – он активно задействован в многочисленных самых разных проектах, и более того – проектах новаторских, с использованием последних технологий.

Тобиа Скарпа – сын Карло Скарпа, легенды итальянского дизайна и архитектуры 30–60х годов. Даже на конференции его представили не только как известного мастера, но и как «сына Карло Скарпа». Казалось бы, зачем делать на этом акцент? Мастеру уже 82 года, он более чем состоялся сам и давно уже перерос статус сына знаменитости. Но удивительно, как важна эта преемственность для самого Тобиа – во время нашего интервью мастер почти в каждой истории возвращался к отцу, подчеркивая, что продолжает его дело, а без продолжения предшествующих традиций искусство немыслимо. И это говорит художник, знаменитый как раз новаторством.

Архитектор Карло Скарпа (1906-1978) © Mario De Biasi (Mondadori Publishers)

Архитектор Карло Скарпа (1906-1978) © Mario De Biasi (Mondadori Publishers)

«Искусство должно иметь какую-то привязку к прошлым эпохам, тем более что это понятие – понятие прошлого – все время расширяется. Это может быть не только античность и классика. В моем случае я придаю важность работам моего отца, Карло Скарпа, занимаюсь продолжением его дела. Хотя у отца был более романтический подход.

К сожалению, сегодня художники все чаще творят так, словно языка прошлого нет, и это большая ошибка. Мир полон символами, и их можно взять в наше время. Пример: я увидел красоту замковых камней в проектах Палладио. Я залюбовался ими: когда останавливаешься и видишь детали, когда концентрируешься и способен их понять – это значит, что человек, который делал эту кладку, делал ее для тебя. Ты можешь использовать этот прием в своей работе, и так у вас с тем человеком получается общее прошлое. Если новый зритель улыбнулся оттого, что понял, что я использовал прием мастера прошлого, – значит, я сделал это уже и для него».

В России мы знаем Тобиа Скарпа больше как промышленного дизайнера: классика придуманной им вместе с женой Афрой Скарпа мебели (их полувековой творческий тандем был так же плодовит, как и знаменит) продолжает издаваться и переиздаваться такими крупнейшими марками, как Flos, Cassina, Knoll, B&B. Больше того, Тобиа и сейчас продолжает выпускать новые коллекции. Но при всем том сам он с гораздо большим интересом рассказывает об архитектурных проектах и реставрации, которой очень много занимался.

Диван и кресла из коллекции Soriana по дизайну Тобиа Скарпа в собственном доме американского декоратора Келли Уирстлер в Малибу © Cuortesy of Kelly Wearstler Inc.

Диван и кресла из коллекции Soriana по дизайну Тобиа Скарпа в собственном доме американского декоратора Келли Уирстлер в Малибу © Cuortesy of Kelly Wearstler Inc.

«Если тебе дают, доверяют реставрировать проект старого мастера, ты должен "влезть в шкуру" того человека, что это делал. Понять – почему, как. Мне часто поручали достроить старые памятники. И я считаю, что когда ты проникся памятником, примерил на себя "натуру" его автора, у тебя есть моральное право дополнить его в том ключе, какой ты считаешь верным. Даже если он сильно отличается. Я бы хотел, чтобы последующие поколения так же отнеслись бы и ко мне, к моим работам».

Одна из самых известных работ в области реконструкции у Тобиа Скарпа – перестройка здания музея «Grandi Gallerie dell’Accademia» в Венеции, которой он занимался более 14 лет. По его собственным словам, самым сложным было не реконструировать и дополнить здание 18-го века (в том числе сделав там подземную парковку, и это в Венеции), а решить проблему света.

Одно из зданий, входящее в комплекс Grandi Gallerie dell’Accademia в Венеции © Wikipedia

Одно из зданий, входящее в комплекс Grandi Gallerie dell’Accademia в Венеции © Wikipedia

«Когда я был маленьким, отец часто за руку водил меня в музей. Я еще не все понимал, но видел, что картины плохо освещены. Поэтому проблема освещения меня интересовала давно. Когда я делал музей, я около года искал правильное освещение, перепробовал все. Но я точно знал, что мне нужно. Знаете, какое освещение правильное? Это тот свет, который ты запомнил в детстве: ты ребенок, смотришь в окошко, а там теплый понятный свет. Мы долго искали его и потом сумели настроить свет определенного очень короткого диапазона, он естественный и очень натуральный».

Кровать Vanessa для Cassina.

Кровать Vanessa для Cassina.

Тобиа не зря пригласили выступить на конференции, посвященной технологиям в искусстве. Они с Афрой славились тем, что любили использовать новейшие наработки. Например, в свое время они первыми сделали светильник с галогеновым светом, придумывали новые технологии обработки стекла, мрамора. В частности, для мраморной лампы Biagio для Flos 1968 года, в которой форма во многом определилась новыми возможностями станков, а возможности станков – формой.

Светильник Biagio, выполненный из цельного куска мрамора. Flos, 1968.

Светильник Biagio, выполненный из цельного куска мрамора. Flos, 1968.

«Я всегда любил новые технологии. Например, в моих индустриальных постройках, на фабрике "Бенеттон" я использовал для здания вантовые конструкции, которые до это применяли только в мостах. У меня там балки длиной по 70 метров, это очень большой размер. Но на самом деле это все не обязательно, все дело случая – можно делать современные вещи и без последних технологий. Когда я начинал, это был в 1959 году, не было компьютеров. И до сих пор я рисую эскизы карандашом и на бумаге. Самые великолепные архитектурные эскизы рисовал мой отец, я всерьез считаю, что они самые красивые в мире. Это настоящие послания. Увы, у меня нет возможности так рисовать: папа тратил на них по целому дню. Сейчас время сжимается: надо все делать намного быстрее».

В 2008 году Тобиа Скарпа во второй раз получил престижную премию Compasso d'Oro. Первая была вручена в 1969 году за кресло Soriana, которое Тобиа разработал совместно с женой Афрой для бренда Cassina.

В 2008 году Тобиа Скарпа во второй раз получил престижную премию Compasso d'Oro. Первая была вручена в 1969 году за кресло Soriana, которое Тобиа разработал совместно с женой Афрой для бренда Cassina.

На вопрос, чем мастер занят сейчас, маэстро улыбается: проектов столько, что у нас нет времени все описать. Во-первых, он перестраивает старинную разрушенную войной церковь 18-го века в Тревизо, для своего старого заказчика и друга – создателя «Бенеттона». Во-вторых, с компанией коллег придумывает целую линию новых – «абсолютно новых, это будет революция!» – осветительных приборов, в которых как-то принципиально по-другому будет использовано светодиодное освещение. И активно продолжает делать мебель.

Диван Rosa для Meritalia

Диван Rosa для Meritalia

«Например, сравнительно недавно я разработал стул, по просьбе знакомых. Его назвали Oscarina: гнутое дерево, простые сочленения, никаких креплений и минимум клея. Мы отдали его тестировать в CATAS – это итальянский институт по сертификации изделий из дерева, они проверяют на надежность и прочность. Там есть аппарат, который тестирует, при какой нагрузке мебель ломается. Так вот, он не смог его сломать. Стул не ломается! В какой-то момент он под давлением просто вылетает из аппарата. Оп!»

Стулья из коллекции Oscarina

Стулья из коллекции Oscarina

Беседовала Марина Юшкевич

Фото: getty, Kelly Wearstler Inc., wikipedia, архивы пресс-служб

читайте также

Комментарии