Строят будущее: 8 молодых архитекторов

Усталость от «звездной» архитектуры копится уже давно. Футуристические гиганты и деконструктивистские махины надоедают и становятся слишком дорогими для современных городов. Мы выбрали лучших представителей нового поколения архитекторов, чьи проекты актуальны, доступны и жизнеспособны. 

1. Аманда Ливит

Аманда Ливит

Хотя сама Аманда Ливит пришла в архитектуру относительно давно, ее бюро AL_A мы смело называем молодым и подающим надежды. Самый крупный их проект увидел свет в октябре 2016 года. Архитектор создала новую визитную карточку Лиссабона — Музей искусства, архитектуры и технологий. Он уже номинирован на Премию Мис ван дер Роэ 2017, и совсем скоро мы ждем от Ливит открытия новой части Музея Виктории и Альберта в Лондоне. Бюро AL_A уделяет много внимания исследованиям и инновациям, которые они применяют в своих проектах, и этим причисляют себя к новому, передовому поколению архитекторов. 

2. 6a architects

Стефани Макдональд и Том Эмерсон

Работа на стыке архитектуры и искусства, оммаж брутализму, лондонские галереи, фотостудия Юргена Теллера — все, чем запомнилось молодое бюро архитектурному миру, и это уже немало. Стефани Макдональд и Том Эмерсон осмысляют городское пространство с помощью натуральных материалов, следуя общему тренду и одновременно выделяясь из массы. Их последний проект — обновление старинного кампуса Кембриджского университета. Они возродили один из лучших памятников британского брутализма, воссоздав фасад из кирпича, дерева и стекла. В 2011 году английское бюро было удостоено премии RIBA. 

Кампус Колледжа Черчилля в Кембриджском университете. Оригинальное здание было построено в 1960-е годы архитектором Шеппардом Робсоном.

Кампус Колледжа Черчилля в Кембриджском университете. Оригинальное здание было построено в 1960-е годы архитектором Шеппардом Робсоном.

3. Assemble

Assemble

Перед вами молодой коллектив архитекторов и дизайнеров из Лондона, которые не только строят, но и создают среду. Профессиональному сообществу они запомнились своими художественными проектами, за один из которых получили престижную британскую Премию Тернера, чем наделали много шума: обычно премией награждают выдающихся художников, но архитекторы прежде ее никогда не получали. Эти ребята поддерживают важные архитектурные тренды — доступность и работу с людьми. В Ливерпуле они привлекли местных жителей к возрождению квартала Granby Four Streets, чтобы вместе ремонтировать полуразрушенные дома и создавать общественные пространства. 

Yardhouse — это пример доступной архитектуры, которую пропагандирует коллектив Assemble. Фасад здания отделан бетонной плиткой, которую дизайнеры и архитекторы расписали вручную.

Yardhouse — это пример доступной архитектуры, которую пропагандирует коллектив Assemble. Фасад здания отделан бетонной плиткой, которую дизайнеры и архитекторы расписали вручную.

4. Бьярке Ингельс

Бьярке Ингельс

Основатель бюро BIG будоражит архитектурное сообщество уже не первый год, но сейчас о нем говорит буквально весь мир, а Netflix выпускает документальный фильм о его карьере. Знаменитым датчанина Бьярке Ингельса сделали его жилые комплексы в Копенгагене, в которых он показал, как можно создавать экономичную и при этом эффектную архитектуру. Ингельс рассказывает о своих проектах в комиксах, выстраивает диалог между человеком и большой архитектурой, строит штаб-квартиру Google, Two World Trade Centre и показывает вокзал и тоннель для поезда Hyperloop, который способен доезжать из Дубая в Абу-Даби за двенадцать минут. Словом, 42-летний архитектор за двенадцать лет добился того, к чему, например, его учитель Рем Колхас шел гораздо дольше.

Один из первых проектов BIG — 8 House в районе Копенгагена Эрестад. Комплекс включает в себя жилые пространства, парки, магазины, и все это соединено променадом и велодорожкой.

Один из первых проектов BIG — 8 House в районе Копенгагена Эрестад. Комплекс включает в себя жилые пространства, парки, магазины, и все это соединено променадом и велодорожкой.

VIA 57 West признан одним из лучших проектов 2016 года. Ингельс создал гибрид нью-йоркского небоскреба и европейского “горизонтального” жилого комплекса с живым оазисом внутри.

VIA 57 West признан одним из лучших проектов 2016 года. Ингельс создал гибрид нью-йоркского небоскреба и европейского “горизонтального” жилого комплекса с живым оазисом внутри.

VIA 57 West признан одним из лучших проектов 2016 года. Ингельс создал гибрид нью-йоркского небоскреба и европейского “горизонтального” жилого комплекса с живым оазисом внутри.

VIA 57 West признан одним из лучших проектов 2016 года. Ингельс создал гибрид нью-йоркского небоскреба и европейского “горизонтального” жилого комплекса с живым оазисом внутри.

5. Во Тронг Нгиа

Во Тронг Нгиа

Вьетнамец Во Тронг Нгиа считает, что бамбук в скором времени заменит все архитектурные материалы, и не устает доказывать это своими проектами. Архитектор создает живые фасады, бамбуковые интерьеры, и на Архитектурной биеннале в Венеции он также представил инсталляцию из любимого материала. Среди его заказчиков компания Panasonic, офис которой он украсил деревянной решеткой из природных узоров. Один из главных векторов работы вьетнамского архитектора — доступное и надежное жилье, которое сближает человека с природой. К слову, об этом сегодня задумывается не только Во Тронг Нгиа, но и все мировое архитектурное сообщество. Пока что архитектор работает в основном в родной стране и пытается бороться с жилищным кризисом во Вьетнаме с помощью экономичных конструкций из бамбука. 

Общественный центр Diamond Island в Хошимине состоит из восьми маленьких и больших бамбуковых павильонов, накрытых куполами из соломы.

Общественный центр Diamond Island в Хошимине состоит из восьми маленьких и больших бамбуковых павильонов, накрытых куполами из соломы.

6. OOPEAA

Ансси Лассила

Дерево активно отвоевывает свое место под солнцем, а архитекторы развивающегося финского бюро OOPEAA поддерживают этот тренд. А может быть, они его задают? В этом году сразу два проекта OOPEAA попали в шорт-лист престижной европейской Премии Мис ван дер Роэ. Один из них — многоквартирный дом из дерева, а второй — мультиконфессиональная церковь, деревянная внутри и медная снаружи. Основатель, Ансси Лассила, формирует философию бюро вокруг своего главного ­принципа — сочетания традиционных материалов и ­инновационных ­технологий. Получается отлично. 

7. WALL

Айк Навасардян и Рубен Аракелян

Бюро WALL, основанное Рубеном Аракеляном и Айком Навасардяном в 2014 году, уникально для России по нескольким причинам. Молодые по меркам архитектуры люди открыли собственную практику и тут же выиграли конкурс на важный проект ТПУ у метро «Павелецкая», были признаны лучшим молодым бюро России в 2015 году, а в 2016-м построили свой павильон на ВДНХ, современный и актуальный. Бюро идет в ногу со временем, делая упор на философию, свободу творчества и молодых специалистов. Рубен Аракелян в этом году в очередной раз стал куратором «АРХ ­Москвы» — ждем от него и Айка Навасардяна новых заявлений и ­реализации ­амбициозных проектов. 

Павильон информационных технологий на ВДНХ. Здание облицовано бетонными плитами, орнамент которых повторяет материнскую плату. Функционально павильон разделен на три зоны.

Павильон информационных технологий на ВДНХ. Здание облицовано бетонными плитами, орнамент которых повторяет материнскую плату. Функционально павильон разделен на три зоны.

Павильон информационных технологий на ВДНХ. Здание облицовано бетонными плитами, орнамент которых повторяет материнскую плату. Функционально павильон разделен на три зоны.

Павильон информационных технологий на ВДНХ. Здание облицовано бетонными плитами, орнамент которых повторяет материнскую плату. Функционально павильон разделен на три зоны.

8. ZAO/standardarchitecture

Чжан Кэ

За этим китайским бюро стоит следить, потому что оно не только поддерживает общий тренд на доступную архитектуру, но и делает это очень экзотично. Его основатель Чжан Кэ ведет проект обновления пекинских хутунов — древних кварталов, которые сейчас активно уничтожаются. Он по­казывает, как средневековую застройку можно превратить в ­хостелы, коворкинги, жилые дома и таким образом сэкономить не только деньги, но и драгоценную территорию. 

Текст: Софья Карпенко


Фото: Iwan Baan; Jens Markus Lindhe; KT Auleta; архив пресс-службы; Hufton + Crow; Peter Guenzel; Johan Dehlin; Assemble; NAM BUI; Marc Goodwin; Mika Huisman; Mikko Virta; Илья Иванов; Wu Qingshan;
опубликовано в журнале №04 (160) Апрель 2017

Комментарии