Архпрогулка по Москве с бюро Wowhaus

С наступлением весны мы открываем новую рубрику, в которой будем разговаривать с архитекторами об их любимых московских местах, родных и вдохновляющих, а вы сможете использовать нашу архпрогулку как альтернативный гид по Москве. В первом материале – разговор с ведущим архитектором московского бюро Wowhaus Михаилом Козловым, работавшим над одним из важнейших проектов бюро – созданием Крымской набережной. Сейчас Михаил курирует проект Музейного парка – общественной зоны, которая будет примыкать к обновленному Политехническому музею. 

Архитектор Михаил Козлов.

Измайловский остров

Сложно вдохновиться одним конкретным зданием, поэтому я буду рассказывать о местах. Первое, чем я хочу поделиться, – это район Измайлово. Я родился и провел все свое сознательное детство в Измайлове, и одно из ключевых мест для меня – это Измайловский остров, окруженный Серебряно-Виноградным прудом.  

Передние ворота. Главный въезд на территорию Государева двора. Построены по указу царя Федора Алексеевича, 1682 год.

Нужно сказать, это единственное место в Измайлове, где осталась настоящая старая Москва XVII века. В первую очередь это Покровский собор – одна из самых старых построек Измайловского острова. Там же есть белоснежные ворота, ведущие к собору, – это часть сохранившейся родовой усадьбы Романовых.

Собор Покрова Пресвятой Богородицы в усадьбе Измайлово, XVII век.

В конце XIX века Константин Тон пристроил к Покровскому собору военные богадельни, и ансамбль стал еще более разнообразным. 

Это место действительно очень красивое, но поскольку качество инфраструктуры страдает, людей там бывает довольно мало – в основном это местные жители. Конечно, находиться там приятнее, оттого что безлюдно, но съездить туда специально я настоятельно советую. 

Жилой корпус Измайловской военной богадельни. Архитектор К. А. Тон. Памятник архитектуры, 1840–1850 годы.

Мостовая башня и Покровский собор.

Жилой корпус Измайловской военной богадельни. Архитектор К. А. Тон. Памятник архитектуры, 1840–1850 годы.

6-я Парковая улица

В Измайлове есть много разных Парковых улиц, на которых сохранилась сталинская архитектура 1950-х годов. Это не те хрущевки, которые потом стали заполнять район, а довольно странные трехэтажные дома, построенные пленными немцами. С точки зрения архитектуры эти дома действительно странные, но поистине роскошные. У них остался богатый декор фасадов, в некоторых домах есть огромные террасы, выходящие на улицу, и, конечно, большие окна и высокие потолки. 

Кроме того, эти дома окружают шикарные элементы благоустройства: вазоны, въездные чугунные арки, разросшиеся кустарники и деревья. Сейчас в этих домах по-прежнему живут люди, но состояние жилья оставляет желать лучшего. 

Во-первых, дома, разумеется, никто не реставрирует, а во-вторых, у них элементарно нет фундамента. Кирпичные стены просто ставили на землю, не используя даже ленточный фундамент. Люди, живущие на первых этажах, говорят о том, что у них под ногами можно увидеть землю. Посмотреть на эти дома стоит обязательно, пока они не попали под снос, что должно случиться довольно скоро. 

Метро

Теперь имеет смысл рассказать о метро. Когда я окончил школу в Измайлове, пошел учиться на архитектурный факультет ГУЗ и, соответственно, начал ездить на метро. Одна из моих любимых станций – “Партизанская”. Она всегда мне нравилась тем, что в ней есть какая-то незаконченность и огромный размах. 

Станция метро “Партизанская”.

Она гигантская по высоте и ширине. Когда эту станцию еще проектировали, планировалось по близости строить стадион имени Сталина, поэтому она должна была вмещать большое количество людей. Стадион в итоге не построили, а станция получилась огромная, с тремя платформами, и довольно необычная. В оригинале она была покрыта асфальтом, там не было мрамора, как и еще на нескольких станциях метро, и только недавно в ходе реконструкции ее облицевали. 

Станция метро “Партизанская”.

Похожа по масштабу на “Партизанскую” станция “Кропоткинская”. Мне нравится ее лаконичная архитектура и, главное, свет. Свет рассеивается за счет белоснежного потолка, и это дает невероятное ощущение. Станция создавалась рядом с будущим Дворцом Советов, который так и не был построен, поэтому проектировщики рассчитывали на большой поток пассажиров – она, так же как и “Партизанская”, трехпролетная. 

Станция метро “Кропоткинская”.

И конечно, “Маяковская”. В отличие от “Кропоткинской”, “Маяковская” избыточна в своем декоре, но как раз он мне и нравится. Невероятные мозаики над перронами, металлические обоймы арок со сложными профилями и изломами – все это создает настоящую магию места. 

Станция метро “Маяковская”.

Я и сейчас постоянно нахожу в метро что-то новое и интересное, обращаю внимание на архитектурные детали. Я захожу на станцию и сразу ищу, как устроена вентиляция, где спрятаны коммуникации. Когда строили метро, этому уделяли внимание, и поэтому многие станции сделаны очень интересно и остроумно. 

Станция метро “Маяковская”.

Станция метро “Маяковская”.

Театр мимики и жеста

Театр мимики и жеста тоже находится в Измайлове и третье место занимает по простой причине: я обратил внимание на это здание, когда уже был студентом и начал интересоваться тем, что такое модернизм.  

Здание было построено в 1960-е годы и само по себе уникально по нескольким причинам. Это единственный подобный театр в России и первый в мире, а его внешний вид в угнетающей атмосфере измайловских хрущевок – это определенно выразительный ход со стороны архитекторов. 

Архивная фотография.

И вот в 1963 году среди хрущевок появляется “космический корабль” с панорамным остеклением, огромными, изящными кирпичными плоскостями. Внутри это довольно просторное, дышащее светом помещение с широкими красивыми лестницами.

Очень обидно, что сейчас здание находится в плачевном состоянии. Это связано с тем, что театр не имеет отношения к Министерству культуры, он принадлежит Всероссийскому обществу глухих и существует на его деньги, которых не так много. В 2000-е годы здание переживало очень тяжелые времена, и больше половины пространства сдали в аренду под всякие странные учреждения. Поэтому на фасаде здания столько несуразных вывесок, а в фойе театра иногда продают шубы или мед. А прибыль от аренды театр вряд ли вкладывает в свое развитие, и это печально. 

Я давно думаю, что мог бы предложить бесплатно сделать проект реконструкции этого здания. Если у них будут деньги на осуществление, я думаю, что, конечно, они согласятся. Сейчас у них дела идут лучше: сменился директор, там проходят детские спектакли. 

Дворец пионеров на Воробьевых горах 

Через какое-то время после окончания института я переехал в район университета. И одно из мест, где мы с женой гуляем с собаками, – это парк рядом с Дворцом пионеров. Парк довольно странный и забавный, с прудом, оврагами, но при этом очень уютный. Конечно, жемчужина этого места – сам Дворец пионеров.  

Невероятно тонкое, современное, вписанное в окружающий ландшафт здание. Благоустройство, созданное вокруг, очень органично, и вообще, побывав в этом уникальном месте, действительно можно вдохновиться, проникнуться атмосферой 60-х годов, в которых определенно это здание застыло. 

Конечно, время не щадит Дворец пионеров, который вообще-то является объектом культурного наследия. Но за подобными строениями плохо следят, и они потихоньку разваливаются. 

Поликлиника № 1 на Сивцевом Вражке  

Если продолжать разговор о вдохновении, то есть еще одно странное место, где я его ощутил. Это 1-я московская поликлиника на улице Сивцев Вражек. Получив определенный опыт взаимодействия с госучреждениями, я не мог себе представить, что поликлиники бывают и такими.

Это красивое здание 1940-х годов, его строительство было приостановлено во время войны и закончено в 1950-м. Когда я пришел туда, я был потрясен количеством деталей декора и дорогих материалов, использованных в отделке поликлиники. Паркеты, мрамор всех возможных сортов, венецианская штукатурка, которая декорирует все холлы – от маленьких до больших, роскошные дубовые двери – это что-то невероятно помпезное.

Но мне было интересно, конечно, не только это. Со временем к классическому зданию поликлиники с внушительной колоннадой стали пристраивать новые корпуса, в том числе в 1960–1970-е годы. И из поликлиники здание превратилось в гигантский комплекс, где ты не только можешь получить любую медицинскую услугу, но и прогуляться, оценив стили разных архитектурных эпох. 

Сначала ты оказываешься в помпезном сталинском ампире, дальше попадаешь в эпоху модернизма, где какие-то абсолютно залихватские формы опоясывают огромные атриумы с криволинейными лестницами, висят сложные латунные люстры и тому подобное. 

Китайгородская стена

Мне очень близок район Китай-города. Там есть, как я его называю, чиновничий квартал (Большой Черкасский переулок), который представляет собой деловой центр: там собрались многие министерства, Избирательная комиссия. Так вот этот квартал находится будто не в Москве: какие-то узкие улочки, туда-сюда снуют люди в костюмах. Человек, который захочет полюбоваться архитектурой, туда не пойдет. Но ощущения, которые я испытываю там, мне очень нравятся, у нас там долгое время был ресторан, и место стало родным. 

Если пойти дальше, минуя Китай-город, по направлению к гостинице “Метрополь”, то можно набрести на осколок Китайгородской стены, который никто никогда не видит. Он находится прямо за гостиницей “Метрополь”, вдоль переулка, выходящего на Театральный проезд. 

Там очень красиво, и раньше я часто там прогуливался. Когда мы с бюро делали проект реорганизации площади Революции, заметили это место, и появилась хорошая идея – облагородить его, сделать там кафе и превратить из помойки в достояние Москвы. Посмотрим, может быть, получится. 

Записала Софья Карпенко

Фото: Софья Карпенко

читайте также

Комментарии