Портрет: архитектор Тобиа Скарпа

Тобиа Скарпе восемьдесят два года. В историю дизайна он вошел давно и надежно. Но он и не думает останавливаться. Рассказывает Марина Юшкевич.

На вид Тобиа Скарпа типичный пожи­лой профессор, элегантный и небрежный, какими умеют быть только итальянцы. О чем бы он ни говорил, все время слегка улыбается, и непонятно, стоит ли воспринимать его философские сентенции серьезно или все-таки нет. У него был легкий и счастливый вход в профессию: сын знаменитого архитектора, легенды 1930–1960-х годов, до сих пор влюбленный в творчество своего отца, он с самого детства точно знал, чем будет заниматься.

Тобиа Скарпа. Родился в Венеции в 1935 году в семье архитектора Карло Скарпы. Изучал архитектуру в ­Университете Венеции, где познакомился с будущей женой и соавтором Афрой Бьянкин (1937–2011). Сотрудничал с ведущими мебельными марками Италии. Активно работал в области архитектуры. Обладатель многочисленных наград, включая две премии Compasso d’Oro.

Тобиа Скарпа. Родился в Венеции в 1935 году в семье архитектора Карло Скарпы. Изучал архитектуру в ­Университете Венеции, где познакомился с будущей женой и соавтором Афрой Бьянкин (1937–2011). Сотрудничал с ведущими мебельными марками Италии. Активно работал в области архитектуры. Обладатель многочисленных наград, включая две премии Compasso d’Oro.

В университете он познакомился с красивой и талантливой Афрой Бьянкин, которая стала его женой и главным ­соавтором. ­Самостоятельный успех тоже пришел сравнительно быстро: их кресла и диван Soriana для Cassina с остроумным дизайном из огромных подушек с внешним металлическим каркасом принесли им в 1969 году самую престижную награду дизайнерского мира – Compasso d’Oro. Вторую Тобиа получит в 2008 году – за вклад в профессию.

Эскиз автоматизированного склада для Benetton, 1980 год.

Эскиз автоматизированного склада для Benetton, 1980 год.

Полувековой тандем с Афрой оказался исключительно плодовит, яркая пара работала для всех ведущих производителей Италии – Flos, Cassina, B&B Italia, Fabbian, Molteni, – как и многие дизайнеры родом из 1960-х годов, делая акцент на новых технологиях и материалах. 

  • Диваны Soriana для Cassina, которые в 1969 году принесли чете Скарпа премию Compasso d’Oro.
  • Афра и Тобиа Скарпа работали с маркой Flos несколько десятилетий, начиная с 1960 года. Скульптурный светильник Biagio из цельного куска мрамора, 1968 год. Его необычная форма продиктована производственной целесообразностью: из камня высверливается подобие круга, который разрезается на две одинаковые лампы.
  • Потолочный светильник Nuvola, 1960 год, Flos.
  • Ваза для Venini, 1960 год.
  • Напольный светильник-кокон Fantasma, 1961 год, FLos.
  • Диван Rosa для Meritalia, 1996 год.
  • Светильник Tamburo для Flos, как и другие свои работы, Скарпа создал вместе с женой Афрой, 1973 год.
  • Притом что Тобиа и Афра собрали целую коллекцию премий в области дизайна и их предметы стоят во всех крупных музеях мира, включая Лувр, сам Скарпа с гораздо большим интересом рассказывает о своих архитектурных достижениях. Самые громкие проекты он создал по заказу Benetton Group, для которой они с Афрой не только проектировали дизайн магазинов по всему миру, но и строили целые промышленные комплексы, в частнос­ти завод в Кастретте-ди-Виллорба, который стал классикой эстетики и функциональности в промышленной архитектуре.

    Тобиа Скарпа более полувека строит для Benetton Group. “Я люблю новые технологии не только в дизайне, но и в архитектуре. В частности, для Benetton я первым стал использовать вантовые конструкции при строительстве зданий. До этого их использовали только в мостах”. Автоматизированный склад, 1980 год.

    Тобиа Скарпа более полувека строит для Benetton Group. “Я люблю новые технологии не только в дизайне, но и в архитектуре. В частности, для Benetton я первым стал использовать вантовые конструкции при строительстве зданий. До этого их использовали только в мостах”. Автоматизированный склад, 1980 год.

    Кроме того, Тобиа активно занимается реконструкцией старинных зданий. Самый крупный его проект в этой области – галерея Академии в Венеции, которой он занимался более четырнадцати лет. По его собственным словам, самым сложным было решить проблему света. “Знаете, какое освещение правильное? Это тот свет, который ты запомнил в детстве: ты ребенок, смотришь в окошко, а там теплый понятный свет. Мы долго искали его и потом сумели настроить освещение определенного, очень короткого диапазона, естественное и натуральное”.

    Здания галереи Академии в Венеции. Тобиа Скарпа занимался его реконструкцией около четырнадцати лет. Самым сложным было не отремонтировать здание XVIII века, снабдив его подземной парковкой (в венецианских условиях это тоже очень непростая задача), а решить проблему света.

    Здания галереи Академии в Венеции. Тобиа Скарпа занимался его реконструкцией около четырнадцати лет. Самым сложным было не отремонтировать здание XVIII века, снабдив его подземной парковкой (в венецианских условиях это тоже очень непростая задача), а решить проблему света.

    На вопрос, чем он занят сейчас, маэстро улыбается. Во-первых, перестраивает разрушенную войной церковь XVIII века в Тревизо для своего старого заказчика, создателя Benetton, ставшего за полвека хорошим другом. Во-вторых, с компанией коллег придумывает линию новых – “абсолютно новых, это будет революция!” – осветительных приборов, в которых принципиально иначе будут использованы светодиоды.

    Реконструиро­ванный старинный особняк вилла Минелли в Тревизо.

    Реконструиро­ванный старинный особняк вилла Минелли в Тревизо.

    И продолжает делать мебель, рассказывая о поисках новых технологий с поистине юношеским энтузиазмом: “Недавно я разработал стул Oscarina – гнутое дерево, простые сочленения, никаких креплений и минимум клея. Мы отдали его тестировать с помощью аппарата, который проверяет, при какой нагрузке мебель ломается. Так вот, он не смог его сломать. Стул не ломается! В какой-то момент он просто вылетает из аппарата. Оп!” 

    Новые корпуса главного офиса Benetton Group в Тревизо.

    Новые корпуса главного офиса Benetton Group в Тревизо.

    Студия Benetton в Виллорбе. Скарпа перестроил бывший склад шерсти в выставочное пространство с залом на три тысячи мест. Здесь также находится постоянная выставка автомобилей команды Benetton, выступающей в гонках “Формулы-1”.

    Студия Benetton в Виллорбе. Скарпа перестроил бывший склад шерсти в выставочное пространство с залом на три тысячи мест. Здесь также находится постоянная выставка автомобилей команды Benetton, выступающей в гонках “Формулы-1”.

    Автоматизированный склад, 1980 год.

    Автоматизированный склад, 1980 год.

    Здания галереи Академии в Венеции.

    Здания галереи Академии в Венеции.

    Здания галереи Академии в Венеции.

    Здания галереи Академии в Венеции.

    Фасад курзала в Сан-Пеллегрино-Терме, 2013 год. Проект выполнен в соавторстве с архитектурным бюро DE8 architetti. Для оформления фасада использованы перфорированные листы кортеновской стали. Она покрыта бархатистой “вечной” ржавчиной, которая не размывается водой, сохраняя свой вид годами.

    Фасад курзала в Сан-Пеллегрино-Терме, 2013 год. Проект выполнен в соавторстве с архитектурным бюро DE8 architetti. Для оформления фасада использованы перфорированные листы кортеновской стали. Она покрыта бархатистой “вечной” ржавчиной, которая не размывается водой, сохраняя свой вид годами.

    Новое фойе курзала в Сан-Пеллегрино-Терме, 2013 год.

    Новое фойе курзала в Сан-Пеллегрино-Терме, 2013 год.

    Текст: Марина Юшкевич

    Фото: Alberto Vendrame; Studio Scarpa; Flos; Daniele De Lonti; Falchi & Salvador; Tobia Scarpa; архивы пресс-служб
    опубликовано в журнале №06 (162) Июнь 2017

    читайте также

    Комментарии