Архпрогулка с Николаем Лызловым: путешествие по Яузе

Прохладное лето – не повод сидеть дома. Надеемся, что вы уже исследовали маршруты нашей прошлой архпрогулки и готовы к новой. Российский архитектор Николай Лызлов предложил нам прогуляться по берегам реки Яузы и рассказал, какие места вам обязательно нужно посетить. 

Яуза – одно из пока мало освоенных московских мест, но обладающее совершенно невероятным резервом. Все то, чего нет сейчас в Москве, восполнится Яузой. И самое интересное – исследовать жизнь этого района во времени. Первый период – замечательное Средневековье, когда все было в ауре Свято-Андроникова монастыря, затем век Просвещения с аристократическим наследием, потом бурная индустриализация, которая, казалось, загубила все прекрасное, а сейчас – джентрификация с изменением функционального наполнения всех заводов. 

Архитектор Николай Лызлов.

Архитектор Николай Лызлов.

Начать прогулку по Яузе стоит сверху – от проспекта Мира и ВДНХ. Если смотреть на реку вниз по течению, то на правом берегу, около Яузы, стоят два замечательных небольших конструктивистских домика Моисея Гинзбурга. Это общежитие рабочих ватной фабрики (1928–1931): один дом был клубом, а второй – жилым. Они стоят на фоне огромного нарядного жилого дома Ивана Жолтовского, последнего из построенных архитектором перед смертью. 

Слева: 25-этажный “Дом на ножках” по проекту архитекторов В. Андреева и Т. Заикина. Справа: жилой дом по проекту Жолтовского.

Слева: 25-этажный “Дом на ножках” по проекту архитекторов В. Андреева и Т. Заикина. Справа: жилой дом по проекту Жолтовского.

В этом месте можно проследить, как менялась советская архитектура. Следом, подальше от Яузы, стоит один из первых “домов на ножках”, яркий представитель советского модернизма. Его называют “Дом-плетенка” или “Дом на курьих ножках”. Это 25-этажная пластина, которая стоит прямо напротив “Рабочего и колхозницы” Веры Мухиной, на недавно обновленном постаменте. Весь этот прекрасный архитектурный квартал стоит на фоне Ростокинского акведука.

“Дом на ножках” на проспекте Мира.

“Дом на ножках” на проспекте Мира.

Общежитие рабочих ватной фабрики на проспекте Мира.

Общежитие рабочих ватной фабрики на проспекте Мира.

Общежитие рабочих ватной фабрики на проспекте Мира.

Общежитие рабочих ватной фабрики на проспекте Мира.

Дом Жолтовского на проспекте Мира.

Дом Жолтовского на проспекте Мира.

Ниже по Яузе, после красивого парка на склонах, появляется замечательная картинка – акведук, строившийся больше 25 лет по приказу Екатерины II и законченный в 1804 году. Ростокинский акведук – единственный, оставшийся от Мытищинского водопровода, первого в истории России. 

Архпрогулка с Николаем Лызловым: путешествие по Яузе

Потом Яуза начинает теряться в лесах Лосиного острова (продолжение парка “Сокольники”), пересекает железную дорогу и выныривает из кустов. Река возвращается к дороге, и проезжая часть вновь становится набережной на Краснобогатырской улице, там же, где стоит бывший завод “Красный богатырь”, который теперь является офисным центром. Дальше Яуза течет по территории “Красного богатыря” и Москожкомбината, который отравил и воду, и землю вокруг на ближайшие сто лет. 

Ростокинский акведук.

Ростокинский акведук.

Дальше из достопримечательностей на левом берегу Яузы стоит обратить внимание на Электрозавод и прямо напротив него на памятник городской архитектуры – особняк Льва Кекушева. Это очень красивая деревянная дачка купца Носова в стиле модерн (1903). Фасад Электрозавода, выходящий к Яузе, сейчас, к сожалению, заделан пластиковыми панелями, под которыми скрыты брутальная кирпичная кладка и огромные арочные окна. 

Электрозавод.

Электрозавод.

Особняк купца Носова по проекту одного из родоначальников московского модерна архитектора Льва Кекушева, улица Электрозаводская.

Особняк купца Носова по проекту одного из родоначальников московского модерна архитектора Льва Кекушева, улица Электрозаводская.

Вид на Электрозавод с территории особняка купца Носова.

Вид на Электрозавод с территории особняка купца Носова.

Следующий пункт прогулки – Введенское кладбище (бывшее Немецкое). Я вообще очень люблю кладбища. В Питере мне нравится Смоленское кладбище, оно самое романтичное. Введенское кладбище имеет питерский дух, хотя в Москве еще много замечательных примеров: старообрядческое Рогожское кладбище, Армянское. И Введенское из них самое строгое, красивое и загадочное. 

Введенское кладбище. Вход с Госпитального Вала.

Введенское кладбище. Вход с Госпитального Вала.

Если пройти все кладбище насквозь, то можно встретить множество красивых могил, склепов. А у противоположного выхода есть небольшое здание, которое похоже на большой склеп, но на самом деле это Лютеранская церковь Святой Троицы, построенная в 1911 году по проекту архитектора Рудановского и инженера Розенблита. Сейчас там проводятся службы на русском языке, и я там бывал. 

Архпрогулка с Николаем Лызловым: путешествие по Яузе

Лютеранская церковь на Введенском кладбище в Москве.

Лютеранская церковь на Введенском кладбище в Москве.

Лютеранская церковь на Введенском кладбище в Москве.

Лютеранская церковь на Введенском кладбище в Москве.

Дальше вниз по улице Новая Дорога, где последние несколько лет я работаю над своими проектами, по левой стороне будет большой спортивный комплекс Бауманского института и потом появляется потрясающий Лефортовский парк, где сохранилась подлинная архитектура Бартоломео Растрелли. И вообще-то Лефортово – это знаковое место. Его создал Петр Алексеевич, который Москву не очень любил, но все свое детство провел выше по Яузе, в Измайлово. Петр духовно тяготел к этому месту, и поэтому именно там он и построил себе загородную резиденцию, которая до наших дней не сохранилась, но остался замечательный парк. После того как Петр построил себе дворец, Яуза превратилась в нынешнюю Рублевку – место обитания аристократии. 

Вид из Лефортовского парка на Бауманский университет.

Вид из Лефортовского парка на Бауманский университет.

Грот Бартоломео Растрелли.

Грот Бартоломео Растрелли.

Затем, с развитием промышленности, Яуза приобрела совершенно другой смысл – она стала речкой индустриальной. Там же неподалеку находилась Сыромятническая слобода, где потом возникли заводы “Плутон”, “Манометр”, “Винзавод”, “Кристалл”, АРМА. Сейчас вся эта промышленность понемногу уходит и заводы испытывают замечательную реновацию. Это место становится настоящим культурным кластером. На “Артплее”, бывшем “Манометре”, я провожу довольно много времени – преподаю студентам архитектурной школы МАРШ. 

Грот Бартоломео Растрелли.

Грот Бартоломео Растрелли.

Еще одно важное для меня место уединенных прогулок – Яузский шлюз, который находится между Золоторожской набережной и набережной академика Туполева. Его называют Гольцевским шлюзом по имени его создателя – архитектора Георгия Гольца. Это качественная архитектура советского времени, окруженная невероятным пейзажем: искусственный остров, яблоневый сад, порог, с которого с шумом падает вода, – очень поэтично. 

Гольцевский шлюз.

Гольцевский шлюз.

Гольцевский шлюз.

Гольцевский шлюз.

Так мы плавно переходим к Свято-Андроникову монастырю, в который стоит идти, когда хочется помедитировать и вообще убежать из Москвы. Там есть замечательный Музей Андрея Рублева, и, кстати, там же снимались сцены из фильма Тарковского “Андрей Рублев”. 

Вход в Свято-Андроников монастырь.

Вход в Свято-Андроников монастырь.

А еще на территории монастыря, рядом со Спасским собором (древнейшим из сохранившихся московским храмов), находится могила-кенотаф Федора Волкова – основателя русского театра. На самом деле он был похоронен на кладбище Златоустовского монастыря, но он не сохранился, а следов от могилы не осталось, и в начале 1960-х на кладбище Спасо-Андроникова монастыря установили это надгробие. 

Свято-Андроников монастырь.

Свято-Андроников монастырь.

Архангельский храм Свято-Андроникова монастыря.

Архангельский храм Свято-Андроникова монастыря.

Спасский собор Свято-Андроникова монастыря.

Спасский собор Свято-Андроникова монастыря.

Архангельский храм Свято-Андроникова монастыря.

Архангельский храм Свято-Андроникова монастыря.

Архпрогулка с Николаем Лызловым: путешествие по Яузе

Там, где Яуза впадает в Москву-реку, находится еще одно любимое мной место – живописный Серебрянический переулок, который упирается в высоко поднятую Солянку. Это неиспорченный участок городской среды – такой, какая она должна быть. В Серебряническом переулке замечательные маленькие дворики – то, что осталось от старой Москвы.

Серебрянический переулок.

Серебрянический переулок.

Дальше Библиотека иностранной литературы – это просто хорошая, качественная архитектура 1960-х. И заканчивается прогулка чудным домом архитектора Дмитрия Чечулина – высоткой на Котельнической набережной. Когда мне нужно показать иностранцам Москву, я всегда их везу к этому дому, и, главное, вечером. Она прекрасно освещается и производит неизгладимое впечатление. 

Высотка на Котельнической набережной.

Высотка на Котельнической набережной.

Высотка на Котельнической набережной.

Высотка на Котельнической набережной.


Записала Софья Карпенко

Фото: Софья Карпенко

Комментарии