Реставрация барельефов на бывшем стадионе “Динамо”

В самом сердце огромной строительной площадки на Ленинградском проспекте, внутри стадиона ВТБ Арена, прямо сейчас команда реставраторов из мастерской Наследие завершает восстановление барельефов работы великого скульптора Сергея Меркурова. Мы посмотрели, как проходит процесс работы, и поговорили с главным реставратором проекта Инной Павловной Пчеловой. 

Старейший стадион Москвы “Динамо” закрылся на реконструкцию в 2008 году. Реконструкция осуществляется в рамках проекта “ВТБ Арена парк”, под эгидой которого также строится городской квартал с жилыми зданиями, офисами и гостиницей, а также спортивный парк “Динамо”. 

Главный реставратор проекта Инна Павловна Пчелова.

Первый крупный советский стадион “Динамо”, построенный по проекту архитекторов Аркадия Лангмана и Лазаря Чериковера, открылся в 1928 году к Всесоюзной спартакиаде, ознаменовавшей 10-летие советской власти. Барельеф работы советского скульптора Сергея Меркурова появился на фасаде стадиона в 1930 году. Никаких визуальных свидетельств работы Меркурова, кроме самого барельефа, не осталось, но, как рассказывает руководитель проекта реставрации Инна Павловна Пчелова, во время исследовательских работ была обнаружена переписка Меркурова с женой: “В переписке было сказано примерно это: “В мае 1930 года заключил договор с “Динамо”, скоро начнем работать”. В том же мае, спустя две недели, Меркуров сообщает жене, что начинает делать с Борисом эскизы в натуру. Борис Львович Лопатинский – художник, сделавший эскизы для барельефа. Эскизы, конечно, тоже не сохранились”. 

До нынешней реконструкции стадион “Динамо” уже переживал подобные потрясения – перед Олимпиадой-80. Главный спортивный объект Москвы подготовили к мероприятию мирового масштаба, но не так аккуратно, как хотелось бы. Например, сам барельеф бездумно обмазывали цементом, лишь бы ничего не отвалилось, а авторские мазки таким образом постепенно обезличивались. Современная реконструкция стадиона “Динамо”, начавшаяся в 2008 году, на деле оказалась полной его перестройкой с сохранением одной западной стены стадиона и, к счастью, реставрацией барельефов, 80 лет украшавших северный и южный портики трибун. 

Впервые Инна Павловна увидела барельеф Меркурова в 2014 году в разобранном состоянии – после демонтажа c 20-метровой высоты он несколько лет лежал в коробках, кое-как разделенный на фрагменты. “Я была в Москве по другим делам, мне сказали «Давай посмотрим, там собираются барельеф реставрировать. Я его увидела и сразу захотела с ним работать”. 

О барельефе

Инна Павловна начала разрабатывать технологическую схему, которая затем корректировалась в ходе работы. У нее в распоряжении были картограммы, сделанные по лазерному сканированию барельефов перед их демонтажем. Активная фаза реставрации или, как говорит Инна Павловна, “диалог с памятником” начался в феврале 2017 года. Внутри строящегося стадиона была создана специальная мастерская, где сотрудники реставрационной мастерской “Наследие” сначала изучали состояние барельефов в разобранном виде на специальных идеально горизонтальных столах, а затем собрали их на опорно-монтажных конструкциях “в полный рост”. Следующий этап – отливка копии и установка ее на фасаде стадиона. Подлинный восстановленный барельеф отправится в специальный музей, который создадут внутри нового стадиона. 

“Всего на южном и северном барельефах 44 фигуры – 43 мужских и одна женская (это метательница диска). Северный сюжет начинается с трактора, заканчивается литейным производством, а посередине изображен спорт. На южной стороне нет производства, но есть военизированный спорт. Помимо цельных сюжетов, Меркуров также изобразил набор разных видов спорта: волейбол, борьба, легкая атлетика, гиря, диск. 

На самом деле в этих барельефах нет чистых понятий “спортсмен” и “рабочий”. В то время спорта не существовало на народном уровне, а герои барельефа Меркурова как будто защищают границы социалистических завоеваний и таким образом получают доступ к спорту”. Сначала реставраторы восстановили ноги всех героев барельефа – от сохранившихся до утраченных совсем. Тщательнее всего восстанавливали детали одежды и обуви. По словам Инны Павловны, постепенно они стали экспертами, например, в моделях футбольных бутс. Некоторые фрагменты барельефа восстановить не удалось, и Инна Павловна решила, что оставит эти места незакрытыми. А всего в распоряжении реставраторов вместе с мелкими осколками было около семи тысяч фрагментов. 

“В 1930 году барельеф создавался из хорошего современного материала. Это классическая цементно-известковая смесь. В тех местах, где под смесью нет арматуры, даже сохранился декоративный верхний слой. К сожалению, тогда люди не задумывались о сохранении и бездумно “сажали” это все на арматуру, которая постепенно разрушала барельеф. Главное – как можно проще и дешевле запечатлеть трудовой народ”. 

Восстановление полуразрушенных барельефов – кропотливая работа, итог которой заслуживает стать музейным экспонатом. “Это очень сложный процесс, и на нем нельзя экономить ни время, ни деньги. Все, что мы делаем с барельефом, вжито и вписано в скульптуру. Нам никто не может сделать замечание по поводу того, что по концепции современного подхода к реставрации все поздние наслоения должны отличаться от оригинала. Я знаю это, как Отче Наш, но здесь может быть только один способ. Все, что не похоже на Меркурова, врывается в пластику и мешает восприятию. Нельзя менять ни фактуру, ни цвет, можно только вписаться и возродить те формы”. 

О Сергее Меркурове

По словам Инны Павловны, примеров подобных барельефов больше нет: Сергей Меркуров был уникальным скульптором своей эпохи. После окончания Киевского политехнического университета Меркуров, выходец из семьи предпринимателя, уехал получать образование за границей – сперва на философском факультете Цюрихского университета, а затем в Мюнхенской академии художеств, где он оттачивал навыки, полученные им в мастерской скульптора Мейера. 

“К нам заходил искусствовед Олег Васильевич Яхонт, специалист по скульптуре. Он сказал, что в этом барельефе видна мюнхенская манера. Действительно, когда выставляешь свет, начинаешь прощупывать, вдруг обнаруживаешь ребро – на первый взгляд его не видно, но анатомически оно есть, и можно его увидеть при определенном преломлении света. Это и есть признак мастерства. Надеюсь, что в музее весь свет будет выставлен так, как я хочу”. 

Скульптор Сергей Меркуров был настоящим художником социалистического реализма. Лучше всего ему удавались монументы, и один из самых известных – суровый памятник академику Тимирязеву на Тверском бульваре у Никитских Ворот. Именно он был автором трех самых больших монументов Сталину и десятков статуй Ленина. “Он был коммунистом до мозга костей, человеком своего времени, и он верил в светлое будущее для людей, хотел для них добра и счастья”, – рассказывает Инна Павловна. 

«Меркуров был королем рельефов. Из его воспоминаний я узнала такую историю. Нужно было сделать рельеф на ВДНХ. Предложили Мухиной. Она спрашивает: “Сколько даете времени?” Ей отвечают: “Два года”. Она отказалась – слишком мало. Предложили другому скульптору сделать за год, тот тоже не согласился. Осталось два месяца, предложили Меркурову, и он тут же согласился. Этот скульптор всегда знал, чего хочет. Другой подбирается на цыпочках, в процессе ищет формы, а Меркуров сразу делает – он все это уже переварил и теперь выплескивает в материале. Поэтому, кстати, эти барельефы недостойны того, чтобы висеть на такой высоте – так их невозможно рассмотреть”. 

О будущем памятника 

1 сентября на отливку отправили первую партию готовых форм. Возведение копий на фасад планируют закончить к 22 октября – дню, когда назначен первый тестовый матч, посвященный дню рождения Льва Яшина. Подлинный восстановленный барельеф отправится в музей, который откроется одновременно со спортивно-развлекательным комплексом весной–летом 2018 года. 

Ольга Мягких, управляющий директор проекта “Арена парк ивентс”, директор службы специальных программ банка ВТБ, рассказала о том, каким будет музей "Динамо": “Посетители увидят светлое, практически монохромное пространство. Основным экспонатом на первом этапе станут восстановленные барельефы Меркурова – уверена, они заслужили к себе исключительного внимания. Это будет своеобразный вариант выставки одной картины, в роли которой выступят легендарные панно. В будущем музей станет живым инновационным арт-пространством, где наряду с основной выставочной программой можно будет проводить арт-перформансы, конференции, лекции и мастер-классы. Сейчас мы проводим конкурс на реализацию нашей идеи музея “Динамо”, об итогах которого объявим немного позже”. 

Текст и фотографии: Софья Карпенко

Фото: Софья Карпенко

читайте также

Комментарии