Интервью с Паулу Мендесом да Роша

Краткая справка:

Паулу Мендес да Роша родился в 1928 году в Витории. В 1954 году окончил архитектурную школу Mackenzie. Его первый проект за пределами Бразилии – национальный павильон на Expo 70 в Осаке. В 1971-м был финалистом конкурса на строительство Центра Помпиду в Париже. Помимо архитектуры занимается дизайном мебели. Преподавал в университете Сан-Паулу. Отец шестерых детей.

Интервью с Паулу Мендесом да Роша

Обстановка в студии Паулу Мендеса да Роша в центре Сан-Паулу скромная: стол, много-много книг и доска наподобие школьной – на ней да Роша рисует мелом в процессе проектирования. Из сотрудников – сам архитектор и секретарь. Главная особенность студии – огромные окна. Благодаря им панорама города словно врывается в интерьер.

На самом деле да Роша работает не один. Но у него и правда нет постоянной команды – проекты создаются в сотрудничестве с бюро, которыми руководят его ученики.

– Никто не работает один, – поясняет да Роша. – И не только потому, что в проекте есть разделы, посвященные конструкциям, сметам, землеустройству... В архитектурном проектировании необходим “собеседник” – требуется обмен мнениями.

Патриаршая площадь после реконструкции, Сан-Паулу, Бразилия, 1992 год

Патриаршая площадь после реконструкции, Сан-Паулу, Бразилия, 1992 год

Паулу Мендес да Роша начал свою карьеру в 1950-х: в Бразилии его работы стали первыми образцами брутализма. Архитекторы этого направления делали акцент на строительной честности здания, то есть не прятали конструкции, а оставляли их открытыми. В 1957-м, через три года после окончания архитектурной школы, Мендес да Роша выиграл конкурс на строительство спортивного клуба Paulistano в Сан-Паулу. Проект был смелым – бетонные конструкции, кровля, подвешенная на стальных тросах, – и прославил его на всю страну. В 1959 году Виланова Артигас, легендарный бразильский архитектор, пригласил да Роша преподавать на архитектурный факультет университета Сан-Паулу. Но правительство военной диктатуры, захватившее власть в 1964 году, вынудило его оттуда уйти. К преподаванию да Роша вернулся лишь в 1980-м после объявления политической амнистии. Среди его учеников – и нынешних коллег – заметные имена бразильской архитектуры: Эдуарду Колонелли, Жозе Арменио де Брито Крус, Милтон Брага и Марта Морейра.

Спортивный клуб Paulistano в Сан-Паулу (1958) – первый серьезный успех Мендеса да Роши. Это знаковая для его творчества постройка, манифест бразильского брутализма: лаконичная форма, массивные  бетонные конструкции и кровля, ­подвешенная на стальных тросах

Спортивный клуб Paulistano в Сан-Паулу (1958) – первый серьезный успех Мендеса да Роши. Это знаковая для его творчества постройка, манифест бразильского брутализма: лаконичная форма, массивные  бетонные конструкции и кровля, ­подвешенная на стальных тросах

Отец да Роша был инженером-судостроителем, и Паулу с детства привык ценить силу и выразительные возможности технологических решений. Он глубоко убежден, что технология – неотъемлемая часть любого проекта, а не просто инструмент его воплощения.

– Архитектура объединяет науку, искусство и технологии, она – высшее проявление возможностей нашего разума и душевных усилий. Архитектура – это конструкция. В поэзии нет смысла, пока слова звучат только в сознании автора – их нужно записать. Так же и в архитектуре: идеи должны получать материальное воплощение. Художника и “технаря” разделить невозможно, они по одну сторону баррикад.

Культурный центр Cais das Artes

Культурный центр Cais das Artes

Увлечение конструкциями, их выразительными возможностями – лишь один аспект работ Паулу Мендеса да Роша. Вторая, не менее важная тема – отношения, возникающие между его постройками и окружающей их городской средой. Хороший пример – магазин Forma, построенный им в 1988 году в Сан-Паулу. Фасад его кажется абсолютно проницаемым – в сущности, это огромная стеклянная витрина, выходящая на шумную магистраль. Внутри, однако, городская суета не ощущается, в интерьере правят тишина и свет. У стадиона Serra Dourada в городе Гояния (1973) – тоже проницаемая композиция, но она решена более очевидно: трибуны и два входа образуют сквозную ось, и в некоторых случаях публика может пересекать стадион из ворот в ворота, как открытую площадь. Это не просто стадион – это декорация, сценическая площадка, на которой могут происходить разные городские мероприятия. 

Фасад торгового центра Forma в Сан-Паулу (1988). Нижняя часть фасада остеклена, здание работает как простая геометричная витрина для дизайнерской мебели

Фасад торгового центра Forma в Сан-Паулу (1988). Нижняя часть фасада остеклена, здание работает как простая геометричная витрина для дизайнерской мебели

Комментарий да Роша:

– Это своего рода театр, и размер его (он вмещает от семидесяти до ста тысяч зрителей) отражает потребности современного города. Аналогия логичная, ведь спортивные мероприятия – это тоже прежде всего зрелища.

“Театральность” стадиона Serra Dourada обусловлена только его функцией. В принципе Паулу Мендес да Роша противник архитектурных спецэффектов – решений и приемов, которые не оправданы конструктивной или планировочной необходимостью.

– Я всегда помню об этической стороне дела. Бразилия не та страна, которая может бездумно тратить деньги на “показушную” архитектуру. Это просто оскорбительно для нашего народа. Мой проект Praça do Patriarca, металлический навес над входом на станцию метро в центре Сан-Паулу, к примеру, стоил очень недорого. Мы пригласили сварщиков, которые работают на местную нефтяную компанию Petrobras. Это удешевило стройку.

Фрагмент фасада собственного дома Паулу Мендеса да Роши в Сан-Паулу. Архитектор построил его в 1964 году. Постройка получилась такая же бескомпромиссно брутальная, как общественные объекты да Роши

Фрагмент фасада собственного дома Паулу Мендеса да Роши в Сан-Паулу. Архитектор построил его в 1964 году. Постройка получилась такая же бескомпромиссно брутальная, как общественные объекты да Роши

Да Роша вообще, оказывается, ярый сторонник индустриализации строительства – в частности, использования сборных конструкций. Они не просто дешевы – архитектор уверен, что при высоком качестве исполнения они могут обогатить эстетику здания.

– Хорошо сделанная техническая деталь – самая красивая и выразительная вещь в мире, – говорит он. – Кроме того, сборные конструкции просто-напросто удобны: стройка идет быстрее, она меньше затрагивает живущих по соседству людей. И последнее – сборные конструкции положительно влияют на моральное состояние рабочих. Люди не зацикливаются на сиюминутных задачах, потому что видят конечный результат.

Это напоминает средневековую притчу о трех каменщиках: на вопрос, что каждый из них делает, один ответил, что носит камни, второй – что складывает из них стену, третий – что строит собор. Рабочие на стройках да Роша всегда точно знают, чем именно занимаются.

Собственный дом да Роши –  типичный образец его архитектуры. Тут все как он любит. Материал – бетон, форма – параллелепипед, цвет – серый, архитектурные  приемы – консольные выносы  и ленточное остекление. Плюс  дом открыт природе – сад кажется просто еще одной комнатой

Собственный дом да Роши –  типичный образец его архитектуры. Тут все как он любит. Материал – бетон, форма – параллелепипед, цвет – серый, архитектурные  приемы – консольные выносы  и ленточное остекление. Плюс  дом открыт природе – сад кажется просто еще одной комнатой

Но и сам архитектор отнюдь не зациклен на проблемах поиска дешевых сварщиков и сборных железобетонных панелях. Его работа в сущности – преобразование природы, его постройки становятся частью ландшафта. Иногда, как в случае с Бразильским музеем скульптуры, в буквальном смысле слова. Традиционный музей скульптуры – это замкнутое здание для основной экспозиции и сад для крупных объектов вокруг него. Да Роша пошел другим путем.

– Наружная часть экспозиции для музея скульптуры очень важна, поэтому я не хотел превращать сад в какое-то второстепенное пространство. Участок был слегка наклонный, и я решил разместить выставочные помещения под землей и отдать всю поверхность “застройки” саду и крупным объектам. Мне кажется, что городской шум – проезжающий транспорт, проходящая толпа – обогащает впечатление от экспозиции. Искусство выигрывает от контраста с суетой, и город придает скульптуре масштабность.

Музей скульптуры стал первым проектом, принесшим да Роша международную известность и в 1998 году первую номинацию на премию имени Мис ван дер Роэ. Выиграл эту премию он в 2000 году – снова за музейный проект, реконструкцию Pinacoteca do Estado, старейшего художественного собрания Сан-Паулу. После этого его работа приобрела интернациональный характер.

Внутренний двор Бразильского музея скульптуры в Сан-Паулу, построенного да Рошей в 1988 году

Внутренний двор Бразильского музея скульптуры в Сан-Паулу, построенного да Рошей в 1988 году

Получение Притцкера мало что изменило в повседневной жизни да Роша – разве что журналисты стали часто мучить звонками. Сегодня 85-летний архитектор строит не только в Бразилии, но и, например, в Испании. Там он проектирует университет в городе Виго. Получается целый город – кварталы-корпуса, улицы-переходы, библиотеки-площади. Строится все потихоньку, как и положено “большой” вещи. Для да Роша это самое увлекательное и привлекательное в работе.

– Квинтэссенция архитектуры – это города. А в подсознании человека город – всегда мечта, манящий символ каких-то смутных, неисполнимых обещаний. Так что архитектура не может и не должна быть сиюминутной и возникать мгновенно. Архитектура – это погоня за мечтой, неторопливая, но настойчивая.

Нижний уровень своего дома да Роша  оставил открытым.  Обычно там играют дети (их у него шес­­теро) и внуки архитектора, но иногда площадка используется как парковка

Нижний уровень своего дома да Роша  оставил открытым.  Обычно там играют дети (их у него шес­­теро) и внуки архитектора, но иногда площадка используется как парковка

Беседовала Уинни Бастьян

Фото: Nelson kon/Pritzker media kit, Christian Schaulin

Комментарии