Портрет: Александр Цимайло и Николай Ляшенко

Александр Цимайло и Николай Ляшенко выпускники МАрхИ. После института Александр около десяти лет работал в бюро “Группа АБВ”, а Николай тем временем жил в Германии, где некоторое время возглавлял креативный отдел компании Köhler Architekten. Бюро “Цимайло, Ляшенко & партнеры” основано в 2001 году. На его счету десятки построенных частных домов и победы в крупных градостроительных конкурсах. 

Портрет: Александр Цимайло и Николай Ляшенко

Александр Цимайло не выпускает из рук сигарету, а Николай Ляшенко оживленно размахивает костылем – неделю назад он сломал ногу, играя с детьми в футбол. Вид у обоих обманчиво несерьезный, на самом деле передо мной главная надежда новой российской архитектуры. 

Концепция  международного делового центра с гостинич­ным комплексом­  в Ереване, кон­­курс­ный проект 2009 года

Концепция  международного делового центра с гостинич­ным комплексом­  в Ереване, кон­­курс­ный проект 2009 года

“Ну какие из нас молодые архитекторы, нам же скоро сорокет, – заявляет Цимайло. – А в нашем деле сорок лет – негласный рубеж, после которого тебе начинают доверять большие деньги”. Большие деньги, по меркам Цимайло и Ляшенко, это, например, бюджет нового микрорайона – как раз недавно они выиграли конкурс на строительство жилого комплекса “Гидроплан” в Тушино.

Фасад и интерьер частного дома, построенного на Николиной Горе в 2008 году

Фасад и интерьер частного дома, построенного на Николиной Горе в 2008 году

До того как открыть свое дело, Цимайло и Ляшенко успели поработать “на дядю”. “Это обязательный этап, – считает Николай. – В большом бюро можно понять весь процесс, на примере одного домика этому не научишься”. 

Частный дом, Николиная Гора

Частный дом, Николиная Гора

Сам Ляшенко нарабатывал профессионализм в Германии. Цимайло – в московском бюро “Группа АБВ”, а потом получил заказ, который не вписывался в общую концепцию бюро, и ушел на вольные хлеба в партнерстве с Владиславом Травиным. “Хотя уходить ради одного проекта всегда рискованно, – говорит Александр. – Заранее ведь не угадаешь, стартап это или просто разовая работа”.

Частный дом, Николиная Гора

Частный дом, Николиная Гора

В итоге всё сложилось удачно. В этом году бюро “Цимайло, Ляшенко & партнеры” праздновало десятилетие. Все эти десять лет бюро успешно занималось частной архитектурой, а параллельно работало над городскими проектами и без конца участвовало в конкурсах. 

Загородный дом в Подмосковье, 2001–2003 годы. Здание является аллюзией на советский конструк­ти­визм 1930-х годов.  Заявленная в облике фасада лаконичность продолжается и в интерьере

Загородный дом в Подмосковье, 2001–2003 годы. Здание является аллюзией на советский конструк­ти­визм 1930-х годов.  Заявленная в облике фасада лаконичность продолжается и в интерьере

Помимо уже упомянутого тушинского “Гидроплана” среди последних побед проект многофункционального комплекса в Волгограде и выигранный конкурс А101 на жилой квартал. “Нам интересно всё попробовать”, – говорит Цимайло.

Загородный дом в Подмосковье

Загородный дом в Подмосковье

На вопрос, в каком стиле они работают, Александр и Николай отвечают, что стараются “делать просто хорошую современную архитектуру”. То есть, в понимании широких народных масс, строят “коробки” со стеклянными стенами. 

Частный дом  в Новопеределкино. Проект 2005 года. Вытянутое здание служит барьером между домом  и старым садом

Частный дом  в Новопеределкино. Проект 2005 года. Вытянутое здание служит барьером между домом  и старым садом

“Люди везде предпочитают традиционные здания, – соглашается Цимайло. – В начале ХХ века архитектура сделала такой рывок вперед, что еще не все к ней успели привыкнуть. Но европейцы неплохо осведомлены о том, что происходит в этой сфере, знают по именам архитекторов. А у нас в лучшем случае вспомнят Нормана Фостера, да и то в скандальном контексте”.

Частный дом в Новопеределкино

Частный дом в Новопеределкино

Сравнивая ситуацию “здесь” и “там”, мои собеседники ожидаемо соглашаются, что сама российская архитектура тоже не блещет. 

Частный дом в Новопеределкино

Частный дом в Новопеределкино

“Это проблема селекции, – считает Цимайло. – Можно провести аналогию с футболом: почему наши играют хуже, чем испанцы или бразильцы, ведь люди везде одинаковые? Грубо говоря, испанцы выбирают из тысячи человек, а мы из ста. То же и с архитектурой: в Париже одиннадцать архитектурных школ, а на всю Москву – один МАрхИ. Поэтому шансов найти своего Жана Нувеля у нас меньше”.

Конкурсный  проект Россий­ского павильона  для выставки  Expo 2010 в Шанхае. Отделка фасадов напоминает ткань, которой затягивают строящиеся здания, и символизирует динамичное развитие

Конкурсный  проект Россий­ского павильона  для выставки  Expo 2010 в Шанхае. Отделка фасадов напоминает ткань, которой затягивают строящиеся здания, и символизирует динамичное развитие

Критиковать чужие работы мои собеседники не берутся (“нет однозначно уродливых зданий, есть человек, который это построил, и он явно думает иначе”). Зато долго говорят о проектах, которые им нравятся, – от хрестоматийных Центра Помпиду и нувелевского Института арабского мира до нового музея MAS в Антверпене по проекту Neutelings Riedijk Architects. “С виду – коробка из стекла и камня, но там идеально продумана логистика, – говорит Николай. – А поскольку это музей портового города, то само здание сделано в виде чемоданов. Это не бросается в глаза, но, если смотреть внимательно, считывается”. Умение с душой похвалить коллег – самая приятная особенность Цимайло и Ляшенко.

Градостроительная концепция жилого комплекса “Гидроплан”, 2011 год. Конкурсный проект, 1-е место

Градостроительная концепция жилого комплекса “Гидроплан”, 2011 год. Конкурсный проект, 1-е место

“Для нас по-настоящему красивый объект – это тот, который красиво придуман”, – резюмирует Александр. А Николай, используя костыль вместо указки, рассказывает про новый проект их бюро – жилой комплекс, который предполагается построить на Саввинской набережной. 

Жилой комплекс на Саввинской набережной в Москве (проект 2010 года) состоит из четырех корпусов — трех кирпичных, расположенных на первой линии, и Г-образного со стеклянным фасадом

Жилой комплекс на Саввинской набережной в Москве (проект 2010 года) состоит из четырех корпусов — трех кирпичных, расположенных на первой линии, и Г-образного со стеклянным фасадом

Если отбросить частности, то всё в нем, от положения корпусов, развернутых под углом вдоль набережной, и до необычной формы фасадов, посвящено одной цели – обеспечить всем жильцам дома вид на реку. Причем не банальный, на стоящую напротив ТЭЦ, а с перспективой, уходящей в сторону Ленинских гор. 

Жилой комплекс на Саввинской набережной в Москве

Жилой комплекс на Саввинской набережной в Москве

Забота непраздная, поскольку жилье планируется суперэлитным, а хороший вид – фактор, непосредственно влияющий на статус жилья. При этом функциональность упакована в “говорящую” форму: очертания домов напоминают складки ткани – в память о ткацкой фабрике, на месте которой предполагается их строить. И это так же важно, как коммерческая составляющая. 

Проект туркомплекса с гостиницей  3 звезды в Сочи,  2010 год. В проекте использован  образ горной  деревушки с узки­ми улочками, уют­ными площадями  и прекрасным  видом на окружающий ландшафт

Проект туркомплекса с гостиницей  3 звезды в Сочи,  2010 год. В проекте использован  образ горной  деревушки с узки­ми улочками, уют­ными площадями  и прекрасным  видом на окружающий ландшафт

Как говорят Ляшенко и Цимайло, “любой объект – это ответ на поставленный вопрос”. Но выходит так, что главное, как этот вопрос формулируют сами авторы, его постановка и отличает хорошую архитектуру от обычных домов-коробок.

Модель жилого дома Block 1/8. Разработан в рамках ­конкурса А101 на жилой квартал, 2010 год, 1-е место

Модель жилого дома Block 1/8. Разработан в рамках ­конкурса А101 на жилой квартал, 2010 год, 1-е место

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: юрий пальмин, Richard powers; архив пресс-службы
опубликовано в журнале №11 (101) ноябрь 2011

Комментарии