Портрет: архитектор Тойо Ито

Тойо Ито родился 1 июня 1941 года в Сеуле (Корея). С 1943 года живет в Японии, в Токио. В 1965 году окончил Токийский университет. С 1971-го глава Toyo Ito & Associates, Architects. В этом году получил Притцкеровскую премию. Среди наград — Императорская премия, золотая медаль RIBA, “Золотые львы” Венецианской биеннале.

Портрет: архитектор Тойо Ито

Тойо Ито плохо понимает мой вопрос. Над формулировкой мучаются уже два переводчика. Повторяем так и этак, не помогает. А всего-то нужен ответ, почему так влиятельна японская архитектура и что это за тайна такая, которой с детства владеют все японские архитекторы. Всё-таки Ито – шестой японец, получивший главную архитектурную награду мира после Кензо Танге в 1987-м, Фумихико Маки в 1993‑м, Тадао Андо в 1995-м и Кадзуё Сэдзимы с Рюэ Нисидзавой в 2010-м.

Самая крупная и самая необычная работа Тойо Ито — стадион на Тайване (2009). Он не только повторяет изгибы обтекающих остров волн, он еще и несет на себе 8844 солнечные батареи, обеспечивая 80 % потребности соседних районов в электричестве

Самая крупная и самая необычная работа Тойо Ито — стадион на Тайване (2009). Он не только повторяет изгибы обтекающих остров волн, он еще и несет на себе 8844 солнечные батареи, обеспечивая 80 % потребности соседних районов в электричестве

Наконец-то я понимаю, что вопрос мой ему совершенно ясен, а вот ответ не совсем. Он, похоже, размышляет, не щелкнуть ли меня по лбу карандашом, который вертит в руках. Мой собеседник совершенно не готов признать себя типичным японским архитектором и отвечать за всех своих коллег и компатриотов. Тут я вспоминаю не вошедший в фильм кусочек из сценария “Мимино”, где японские туристы, глядя на Вахтанга Кикабидзе и Фрунзика Мкртчяна, удивляются: “Эти русские все на одно лицо”.

Алюминиевый дом (1971) — первый осуществленный проект Тойо Ито. Двухэтажный частный дом со спальней на втором этаже площадью не превосходит небольшую квартиру (58 м²), но отличается замечательным пространством. Он построен из дерева и обшит алюминиевыми листами. Нечто вроде огромного оригами

Алюминиевый дом (1971) — первый осуществленный проект Тойо Ито. Двухэтажный частный дом со спальней на втором этаже площадью не превосходит небольшую квартиру (58 м²), но отличается замечательным пространством. Он построен из дерева и обшит алюминиевыми листами. Нечто вроде огромного оригами

– Я не знаю, как у вас, – говорит он мне наконец, – а у нас в Японии бытует мнение, что мы совершенно разные. Мы одинаковые, только если смотреть со стороны.

– Неужели ничего общего?

– Кое-что общее есть. Это свойственная нашей культуре приверженность минимализму. Чистота линий, чистота пространства. Но тут есть и опасность. Можно очистить и сделать всё прозрачным до такой степени, что из этих стен захочется убрать человека. Тогда будет еще чище и прозрачнее.

Алюминиевый дом (1971)

Алюминиевый дом (1971)

Он вежливо улыбается. Ему семьдесят два года, но на вид примерно сорок. Он не носит, как все знаменитые архитекторы, форменный черный пиджак, а приходит на встречу в забавной рубашечке в черных точках, на носу – очки в белой оправе. Ито не боится моды – всё-таки его дочь издает японский Vogue, а сам он с удовольствием работает с модными марками, выбирая те, что ему ближе. Он построил в токийском Омотэсандо здание магазина для итальянцев из Tod’s, а сейчас завершил новый павильон для Hermès на часовой ярмарке в Базеле.

Сборно-разборный павильон Hermès на Базельской часовой ярмарке, возведенный под крышей выставочного зала Baselworld, был открыт в мае. Многие часовые марки в этом году соревновались, чей павильон окажется красивее, и, по общему мнению, работе Тойо Ито не было равных

Сборно-разборный павильон Hermès на Базельской часовой ярмарке, возведенный под крышей выставочного зала Baselworld, был открыт в мае. Многие часовые марки в этом году соревновались, чей павильон окажется красивее, и, по общему мнению, работе Тойо Ито не было равных

Я спрашиваю арт-директора Hermès Пьер-Алексиса Дюма, почему выбор пал именно на Тойо Ито, и он рассказывает мне историю о том, как должно было состояться заседание жюри, на котором Ито председательствовал: “Жюри собиралось 12 марта 2011 года, а 11 марта, накануне, Япония испытала землетрясение и цунами. Я был готов отменить заседание, но он ни себе, ни нам этого не позволил и прибыл вовремя. Мало того что я считаю его гениальным архитектором, он еще и фантастический человек”.

Сборно-разборный павильон Hermès на Базельской часовой ярмарке

Сборно-разборный павильон Hermès на Базельской часовой ярмарке

Тойо Ито переводит разговор: “Я и не думал, что стану архитектором, я больше увлекался спортом”. Он любил бейсбол, но всё-таки карьера бейсболиста для японца почти невозможна. Здесь не дотянешься до лучших, то ли дело в архитектуре, где они быстро обыграли и европейцев, и американцев.

Музей архитектуры Тойо Ито на острове Омисима — сам себе экспонат. Кроме выставочных залов в комплекс включена “Серебряная хижина”, собственный дом архитектора 1980-х годов, перенесенный из Токио

Музей архитектуры Тойо Ито на острове Омисима — сам себе экспонат. Кроме выставочных залов в комплекс включена “Серебряная хижина”, собственный дом архитектора 1980-х годов, перенесенный из Токио

Ито был рожден в Корее, в городе Сеуле, который с 1910-го по 1945-й находился под управлением Японии. Токио он увидел в два года, в 1943-м, когда семья вернулась в Японию. Архитектурой заинтересовался десять лет спустя, когда приехавший из Штатов ученик Марселя Брёйера, японский архитектор Ёсинобу Асихара, проектировал для его матери семейный дом.

Жемчужиной корпорации Mikimoto стала построенная Ито в Гиндзе 10-этажная башня Mikimoto 2 (2005), в которой размещены магазины, торгующие выращенным жемчугом, выставочные залы и даже свадебный салон

Жемчужиной корпорации Mikimoto стала построенная Ито в Гиндзе 10-этажная башня Mikimoto 2 (2005), в которой размещены магазины, торгующие выращенным жемчугом, выставочные залы и даже свадебный салон

Ито окончил Токийский университет, как и многие его соотечественники и предшественники по Притцкеру. Но на вопрос, посоветовал бы он сейчас молодому человеку туда поступать, отвечает мне: “Нет, конечно. В Японии сейчас сложно с архитектурой. Другие страны Азии давно впереди”. Он сам кого хочешь научит – многие считают его своим учителем. Когда я говорил с Кадзуё Сэдзимой, она в качестве главных своих университетов назвала работу в мастерской у Тойо Ито. Я напоминаю о ней мастеру, и он с удовольствием отдает комплимент: “Сэдзима прямо-таки помешана на простоте, мало я знаю людей, способных так соединить материальное и абстрактное”.

Театр Дза-Коэндзи в Токио (2009) — культурный центр района Сугинами. Он объединяет театральный зал, библиотеку и кафе и напоминает шатер комедиантов — образ, кстати говоря, куда более европейский, чем от Ито можно было бы ожидать

Театр Дза-Коэндзи в Токио (2009) — культурный центр района Сугинами. Он объединяет театральный зал, библиотеку и кафе и напоминает шатер комедиантов — образ, кстати говоря, куда более европейский, чем от Ито можно было бы ожидать

Первыми заказами были дома для знакомых и родственников. Об Ито заговорили после того, как в 1976-м он построил для своей старшей сестры виллу White U – белое одноэтажное здание с двумя спальнями по концам коридора, завернутого вокруг внутреннего дворика. О том, что это памятник архитектуры, он предупредить хозяев забыл, дом снесли через двадцать лет. 

Театр Дза-Коэндзи в Токио (2009)

Театр Дза-Коэндзи в Токио (2009)

Первая архитектурная мастерская Ито называлась Urban Robot, или Urbot, но вскоре его имя стало отличной вывеской, и название изменилось на Toyo Ito & Associates, Architects. Как бы он ни открещивался от общей биографии, он вместе со всеми испытал влияние самого мощного движения современной национальной архитектуры – японского метаболизма. В годы экономического чуда архитекторы проектировали Японию точно так же, как собственный дом. Метаболисты создавали хребет мегалополисов, как костяк динозавра.

Библиотека Университета искусств Тама в Токио — впечатляющее арочное пространство и замечательная конструкция (толщина бетона всего 20 см), просчитанная постоянным соавтором Ито инженером Мицуро  Сасаки

Библиотека Университета искусств Тама в Токио — впечатляющее арочное пространство и замечательная конструкция (толщина бетона всего 20 см), просчитанная постоянным соавтором Ито инженером Мицуро  Сасаки

Мне кажется, что до сих пор японские архитекторы не могут излечиться от разочарования, пришедшего, когда динозавр сдох. У Тойо Ито теперь самое пессимистическое мнение о современном городе: “Природа меняется ежечасно, а архитектура стремится застыть на века. Одно и то же решение воспроизводится повсюду. Железо, бетон, прямоугольный каркас сделали все города похожими друг на друга”. 

Библиотека Университета искусств Тама в Токио

Библиотека Университета искусств Тама в Токио

Землетрясение 2011 года – это месть природы людям, считавшим себя ее хозяевами. Он предлагает воспользоваться этим уроком и снова примирить архитектуру с природой и обществом: “Иначе критерием успеха будет только одно – оригинальность замысла. Никого не интересует, где будет стоять здание и кому оно будет служить”.

Башня Porta Fira в Барселоне (2003–2010) в 2010-м была признана на конкурсе Emporis Skyscraper Award самым красивым небоскребом мира. Отель и офисный корпус высотой всего 113 м обошли конкурента — 828-метрового дубайского монстра “Бурдж-Халифа”

Башня Porta Fira в Барселоне (2003–2010) в 2010-м была признана на конкурсе Emporis Skyscraper Award самым красивым небоскребом мира. Отель и офисный корпус высотой всего 113 м обошли конкурента — 828-метрового дубайского монстра “Бурдж-Халифа”

После землетрясения и цунами он отправился в пострадавшие районы, чтобы выстроить там “общие дома”, центры, где жители могли бы проводить время друг с другом. Это его мечта – заставить людей общаться, он смеется над привычкой своих молодых сотрудников переписываться по электронной почте из одного угла комнаты в другой.

Башня Porta Fira в Барселоне (2003–2010)

Башня Porta Fira в Барселоне (2003–2010)

Любопытно, но этот новый изобретенный им тип здания, премированный “Золотым львом” на Венецианской биеннале, напоминает мне советские сельские клубы. Ито не удивляется моему сравнению, и мы вместе решаем, что, возможно, тайна японской архитектуры как раз и состоит в том, что там, где европеец блеснет решением, японец просто поставит задачу.

Ритуальный зал муниципального кладбища в Гифу (2004–2006) называется “Лес медитации” и похож скорее на храм, чем на крематорий

Ритуальный зал муниципального кладбища в Гифу (2004–2006) называется “Лес медитации” и похож скорее на храм, чем на крематорий

Фото: Iwan Baan; Edmund Sumner/VIEW/ARTUR IMAGES; José Miguel Hernández/ARTUR IMAGES, Tsuncho Asada; Christian Richters/VIEW/ARTUR IMAGES; Yoshiaki Tsutsui, Архив пресс-службы

Комментарии