Музей цивилизаций Европы и Средиземноморья в Марселе

Француз Руди Риччотти – не самая главная звезда среди архитекторов, поработавших последнее время в Марселе (Массимилиано Фуксас, Норман Фостер, Кенго Кума и др.), однако именно ему достался самый лакомый кусочек бурной стройки. 

Здание по проекту Руди Риччотти состоит из двух параллелепипедов, вставленных один в другой: внутреннего, из стекла, и внешнего — из ажурного фибробетона

Здание по проекту Руди Риччотти состоит из двух параллелепипедов, вставленных один в другой: внутреннего, из стекла, и внешнего — из ажурного фибробетона

Музей цивилизаций Европы и Средиземноморья сразу задумывался как местный Гуггенхайм, архитектурная и культурная достопримечательность, которая сама по себе может стать поводом для поездки в город. За немного туманным названием скрывается идея показать тесные и не всегда мирные взаимоотношения народов Средиземноморья, от завоеваний Римской империи до современной эмиграции из стран Магриба. 

По 115-метровому мосту из фибробетона, нависшему над морем, из нового здания можно попасть в форт Сен-Жан, в котором тоже находится экспозиция музея

По 115-метровому мосту из фибробетона, нависшему над морем, из нового здания можно попасть в форт Сен-Жан, в котором тоже находится экспозиция музея

В этом контексте выбор архитектора – француза алжирского происхождения, живущего на юге Франции, – кажется более чем логичным. Расположение музея в порту прямо у подножия форта Сен-Жан, построенного в 1660 году Людовиком XIV, тоже символично. Марсель вообще, и конкретно причал J4, отданный под музей, – это средиземноморские ворота Европы. 

В здании форта 1660 года постройки разместили постоянную экспозицию музея

В здании форта 1660 года постройки разместили постоянную экспозицию музея

Через них прошла армия Наполеона, беженцы разных войн и революций, жители бывших колоний и охотники за шармом Старого Света. Словом, от Риччотти требовалась не просто архитектура-аттракцион, но архитектура-символ, как бы прелюдия к истории, которая будет рассказана внутри.

Одна стена стеклянного здания оставлена открытой. Здесь ажурная оболочка служит навесом

Одна стена стеклянного здания оставлена открытой. Здесь ажурная оболочка служит навесом

В постройке Руди Ричотти Магриб и Европа уживаются мирно, не то что в истории. “Мой музей, – говорит автор, – это, безусловно, образец современной европейской архитектуры. Но если рассматривать его в деталях, станет понятно, что тут есть арабское влияние. Больше всего к нему подходит определение “вертикальная касба”. Так называют в магрибской архитектуре крепость, и здание музея действительно на нее похоже”. Оно состоит из двух параллелепипедов, вставленных один в другой. 

Стеклянные стены внутреннего параллелепипеда поддерживают 308 деревообразных колонн из фибробетона

Стеклянные стены внутреннего параллелепипеда поддерживают 308 деревообразных колонн из фибробетона

Ажурный внешний, отлитый из бетона, представляет собой защитную оболочку; внутренний, из стекла и бетонных колонн, и есть собственно музей с залами и прочими помещениями. В отличие от глухих крепостных стен бетонное кружево может защитить разве что от солнечных лучей – как и его прототип, арабские ставни мушарабия. Между внутренним и внешним объемами проложен пандус, начинающийся на первом этаже, плавно опоясывающий музей и выходящий на крышу. Это уже отсыл к архитектуре Месопотамии с ее зиккуратами.

Благодаря использованию фибробетона нового поколения удалось добиться минимальной толщины ажурной оболочки

Благодаря использованию фибробетона нового поколения удалось добиться минимальной толщины ажурной оболочки

С крыши нового здания на стену форта Сен-Жан, который отреставрировали и сделали частью музея, ведет 115-метровый мост. Еще один мост, 70-метровый, соединяет форт с самым старым кварталом Марселя, называемым “Корзина”. За практической необходимостью кроется еще один символ: новый музей, хоть и похожий на огромный лайнер на приколе, не стоит на отшибе, а крепко связан с историей и архитектурой города.

В новом здании музея разместились библиотека, ресторан, залы временных выставок и аудитория на 335 мест

В новом здании музея разместились библиотека, ресторан, залы временных выставок и аудитория на 335 мест

Руди Риччотти удовлетворил запросы политкорректных властей, обеспечил туристов и местных жителей отличным фоном для фотографий (кадры с кружевными тенями и виды с верхотуры мостика уже заполнили интернет) и при этом остался верен себе. 

“Вторая кожа” из ажурного бетона защищает стеклянное здание от солнца по примеру арабских ставень мушарабия. На крыше она образует глубокий навес. На террасе можно отдохнуть и перейти по мостику в форт, другую часть музея

“Вторая кожа” из ажурного бетона защищает стеклянное здание от солнца по примеру арабских ставень мушарабия. На крыше она образует глубокий навес. На террасе можно отдохнуть и перейти по мостику в форт, другую часть музея

Кружева и перфорацию можно видеть в каждом втором его проекте (вспомним золотую сетку над отделом мусульманского искусства в Лувре). Колонны в виде стилизованных деревьев, на крыше сплетающихся в сплошную крону, архитектор тоже использовал не раз (из недавнего – Музей Кокто в Ментоне). 

Между внутренним и внешним объемами музея проложен пандус, плавно поднимающийся с первого этажа до самой крыши

Между внутренним и внешним объемами музея проложен пандус, плавно поднимающийся с первого этажа до самой крыши

Риччотти не изменил и своему любимому материалу, фибро­бетону нового поколения, который обладает повышенной прочностью. У этого архитектора во Франции репутация свободолюбивого бунтаря, что не мешает ему регулярно выигрывать конкурсы на самые ответственные госзаказы.

Через единственную стеклянную стену, не покрытую ажурной бетонной оболочкой, можно видеть экспонаты музея, рассказывающие историю Средиземноморья

Через единственную стеклянную стену, не покрытую ажурной бетонной оболочкой, можно видеть экспонаты музея, рассказывающие историю Средиземноморья

Текст: Юлия Пешкова

Фото: ROLAND HALBE
опубликовано в журнале №10 (122) ОКТЯБРЬ 2013

Комментарии