Портрет: бюро Jakob + MacFarlane

У Доминик и Брендана одинаковые вкусы в одежде (всегда носят только черное), но так ли они единодушны в работе? Брендан не смог присутствовать на интервью, поэтому приходится верить Доминик на слово. Она уверяет, что разногласия у них редки.

Jakob+MacFarlane. Француженка Доминик Жакоб (Архитектурная школа Пари-Вильмен) и новозеландец Брендан Макфарлейн (Южнокалифорнийский университет архитектуры и Гарвард) основали совместную студию в Париже в 1992 году. Самые известные проекты: ресторан Georges и Центр моды и дизайна в Париже, офисное здание Le Cube Orange в Лионе, центр FRAC в Орлеане.

Jakob+MacFarlane. Француженка Доминик Жакоб (Архитектурная школа Пари-Вильмен) и новозеландец Брендан Макфарлейн (Южнокалифорнийский университет архитектуры и Гарвард) основали совместную студию в Париже в 1992 году. Самые известные проекты: ресторан Georges и Центр моды и дизайна в Париже, офисное здание Le Cube Orange в Лионе, центр FRAC в Орлеане.

На самом первом проекте, доме для друзей, обнаружилась их общая страсть к экспериментам (детей они решили поселить на крыше в иглу), которая и не думает затихать. Трюк с конструкциями на крыше они повторили в ресторане Georges в Центре Помпиду, и это принесло им известность.

Первый заметный проект — ресторан Georges в Центре Помпиду, 2000.

Первый заметный проект — ресторан Georges в Центре Помпиду, 2000.

“У нас тогда еще не было специальных ­программ, и мы делали макеты наших пещер вместе с кораблестроителями, – вспоминает Доминик. – Они же гнули потом железо. Теперь это просто, компьютер может создать любую форму. И почему люди до сих пор строят коробки?”

Последний законченный проект — Региональный центр современного искусства FRAC в Орлеане, 2013, названный “Зона турбулентности”.

Последний законченный проект — Региональный центр современного искусства FRAC в Орлеане, 2013, названный “Зона турбулентности”.

Последний законченный проект Jakob + MacFarlane, центр FRAC в Орлеане, похож на вырвавшиеся из-под земли трубы. “О, нет ничего проще, – уверяет Доминик. – Мы взяли параметры окружающих зданий, нарисовали сетку, а потом деформировали ее, переведя из 2D в 3D. Сегменты отлили из алюминия, вставили в них светодиоды, а потом на месте собрали. Вот и всё”.

В ночное время фасады центра превращаются в экран, транслирующий изображения, полученные путем преображения потоков информации из интернета (проект бюро Electronic Shadow).

В ночное время фасады центра превращаются в экран, транслирующий изображения, полученные путем преображения потоков информации из интернета (проект бюро Electronic Shadow).

В промежутке между пещерами и трубами были коконы, соты, мембраны, пористые губки, паутина, сетчатые накидки, граненые льдины и даже сыр с дырками. Какая это архитектура – параметрическая, динамическая, биоморфная? Доминик не против этих определений, но настаивает, что никогда в своей работе они не руководствовались посылом “сделать оригинально”. Каждой невозможной форме есть объяснение, которое делает ее единственно возможной для конкретного случая.

Офисный центр “Оранжевый куб” в Лионе, 2010. “Дырка” позволила сделать защищенные от дождя и ветра балконы, а перфорированный фасад из тонкого металла, надетый поверх стеклянного, заменил уродливые жалюзи.

Офисный центр “Оранжевый куб” в Лионе, 2010. “Дырка” позволила сделать защищенные от дождя и ветра балконы, а перфорированный фасад из тонкого металла, надетый поверх стеклянного, заменил уродливые жалюзи.

Например, строящаяся в Лионе на берегу Соны штаб-квартира Euronews. Сквозные горизонтальные “туннели” – это ответ на запрос заказчика сделать атриум: архитекторы рассчитали, что такая форма даст больше света, улучшит вентиляцию и обеспечит максимальное число офисов видом на реку.

Строительство штаб-квартиры Euronews в Лионе вот-вот закончится.

Строительство штаб-квартиры Euronews в Лионе вот-вот закончится.

В проекте парижского Центра моды и дизайна внешняя металлическая сетка ­понадобилась для того, чтобы связать этажи и крышу, не вмешиваясь в бетонный каркас старых доков: в ней прячутся лестницы и переходы. “Да, мы любим яркие цвета и сложные формы, – признает Доминик. – Но ведь общественные здания и должны привлекать внимание! Другое дело жилые дома, тут мы гораздо скромнее”.

Центр моды и дизайна “Доки” на набережной Сены, 2008.

Центр моды и дизайна “Доки” на набережной Сены, 2008.

Проект многоквартирных домов в их практике был всего один – комплекс “Сто квартир” в пригороде Парижа, – и архитекторы им очень гордятся. Доминик и Брендану удалось сделать недорогое и строго регламентированное социальное жилье “зеленым”, хотя тогда еще не было обязательного экологического сертифицирования, и не похожим на унылую коробку.

Комплекс социального жилья “Сто квартир” в Париже, 2008. Идея структуры пришла из проекта магазина Loewy. Несущие только бетонные вертикальные перегородки, фасады сделаны из легких сэндвич-панелей. Это первые “зеленые” жилые дома во Франции, с низким потреблением энергии, хорошей изоляцией и продуманной естественной вентиляцией.

Комплекс социального жилья “Сто квартир” в Париже, 2008. Идея структуры пришла из проекта магазина Loewy. Несущие только бетонные вертикальные перегородки, фасады сделаны из легких сэндвич-панелей. Это первые “зеленые” жилые дома во Франции, с низким потреблением энергии, хорошей изоляцией и продуманной естественной вентиляцией.

По сути это увеличенные шкафы из книжного магазина Loewy, где фанера стала бетоном, спрятанные внутри хранилища – квартирами, а открытые полки – балконами.

Книжный магазин Florence Loewy  в Париже, 2001.

Книжный магазин Florence Loewy  в Париже, 2001.

Таких пересечений у архитекторов много: идея или технология, найденная при работе над креслом, может быть использована для здания, и наоборот. “Мы вообще не разделяем дизайн и архитектуру, нам это одинаково интересно, – говорит Доминик. – С архитектурными проектами часто возникают проблемы, на них уходят годы, а дизайн – что-то просто невероятное: ты придумываешь вещь в феврале, а в апреле она уже в Милане. Это служит нам утешением”.

Временный павильон компании Orange “Умный город” в парке Ла-Виллетт в Париже, 2011. Выбор цвета продиктован названием заказчика, павильон надежно защищен от дождя, но в то же время открыт и заманивает посетителей множеством входов.

Временный павильон компании Orange “Умный город” в парке Ла-Виллетт в Париже, 2011. Выбор цвета продиктован названием заказчика, павильон надежно защищен от дождя, но в то же время открыт и заманивает посетителей множеством входов.

Хоть бюро Jakob + MacFarlane достаточно известно и уважаемо, проектируют они больше, чем строят. Доминик надеется, что после еще пары побед в серьезных конкурсах они займут свое место в высшей лиге. Но параметры свои в любом случае не поменяют.

  • Кресло IT, Sawaya & Moroni, 2004.
  • Диван No End, Sawaya & Moroni, 2006, Сетчатая структура и подушки-сегменты работают и на экономию материала, и на комфорт.
  • Стеллаж из поликарбоната Three, Sawaya & Moroni, 2002, созданный по мотивам шкафов из магазина Loewy.
  • Ковер Build, Chevalier Édition, 2013. Если здание FRAC было спроектировано путем деформации плоскости, то с ковром произошел обратный процесс: это переведенная в плоскость объемная граненая форма.
  • Текст: Юля Пешкова

    Фото: NICOLAS BOREL/JAKOB + MACFARLANE; JEAN BER/JAKOB + MACFARLANE; THÉO BAULIG/JAKOB + MACFARLANE; JAMES EWING/JAkOB + MACFARLANE; ROLAND HALBE; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ
    опубликовано в журнале №3 (126) МАРТ 2014

    Комментарии