Портрет: архитектор Анджело Манджаротти

Каменную мебель в Италии любили всегда. Из цветного мрамора делали каминные полки и роскошные столы, из белого каррарского – изящные консоли. Не меньшей популярностью пользовались оникс и тосканский песчаник. Однако в 1960-е камень был незаслуженно забыт – итальянские дизайнеры переживали бум пластика.

Итальянский архитектор и скульптор Анджело Манджаротти

Итальянский архитектор и скульптор Анджело Манджаротти

И все же не все ломали голову над стульями для Kartell. Миланский архитектор и скульптор Анджело Манджаротти именно тогда занялся дизайном каменной мебели и смог придать ей новые формы.

Приставной столик из коллекции Eros, ­мрамор, Skipper, 1971.

Приставной столик из коллекции Eros, ­мрамор, Skipper, 1971.

Необычным был не только выбор материала, но и техника исполнения. Проектируя мебель, Манджаротти рассчитывал ее таким образом, чтобы каменные столешницы удерживались на опорах лишь собственным весом. Поэтому все его столы и консоли сделаны без единого болта или шурупа. Мраморные плиты либо укладывали в тщательно вырезанные пазы, либо просто насаживали на конусовидные ножки.

Ваза Prototype, оникс, из личной коллекции Анджело ­Манджаротти, 1968.

Ваза Prototype, оникс, из личной коллекции Анджело ­Манджаротти, 1968.

Не удивительно, что, когда заказчики узнавали о таких технических деталях, они начинали сомневаться в надежности конструкции. Но сомневались недолго – рассказывают, что ассистенты маэстро с ногами забирались на столы, чтобы продемонстрировать их устойчивость.

Письменный стол из коллекции Eccentrico, мрамор, Skipper, 1984.

Письменный стол из коллекции Eccentrico, мрамор, Skipper, 1984.

Манджаротти использовал оникс, известняк и тосканский песчаник, но больше всего любил мрамор. Чтобы лучше понимать тонкости работы с этим материалом, он ездил в Каррару и общался с потомственными каменотесами, чьи семьи веками сохраняли традиции обработки камня.

Ваза, алебастр, 1980-е.

Ваза, алебастр, 1980-е.

После одного из таких путешествий в 1971 году Манджаротти выпустил знаменитую коллекцию столов и консолей “Эрос”, в которой использовал разные сорта итальянского мрамора. Крупные тяжелые ножки подчеркивали естественную красоту камня. А округлые формы столешниц, словно обнимающих свои опоры, действительно придавали холодной, казалось бы, мебели ­некоторый эротизм.

Настольная лампа, оникс, Iter Elettronica, 1972.

Настольная лампа, оникс, Iter Elettronica, 1972.

Вещи из полированного камня производят двоякое впечатление. Будучи по своей природе тяжелыми и внушительными, при грамотном проектировании они могут казаться теплыми и даже хрупкими. Манджаротти умело использовал эти противоречивые свойства камня. Кроме основательных столов он создавал буквально тающие в воздухе вазы из оникса и алебастра.

Ваза Variazioni, мрамор, Henraux, 1971.

Ваза Variazioni, мрамор, Henraux, 1971.

Сегодня мебель и аксессуары по дизайну Манджаротти не производятся – найти их можно только в антикварных магазинах или на аукционах. Но, судя по тому, как быстро они исчезают с прилавков, интерес к его творчеству не угас. Сам Манджаротти уже удалился от дел, его студией руководит дочь Анна. И кто знает, возможно, скоро мы станем свидетелями перевыпуска каменных шедевров.

Кофейный столик Trifoglio из коллекции Eros, мрамор, Skipper, 1971.

Кофейный столик Trifoglio из коллекции Eros, мрамор, Skipper, 1971.

Текст: Ксения Ощепкова

Фото: courtesy of boetto auction house; courtesy of studio managiarotti; courtesy of casati gallery and wright; courtesy of pavilion antigues; courtesy of wrighn; courtesy of phillips de pury & company
опубликовано в журнале №6 (74) июнь 2009

Комментарии