Дачи советских архитекторов

Советские архитекторы 1930-х годов – мастера конструктивизма и авангарда, авторы больших построек и грандиозных проектов. Но их подмосковные дачи – это частная архитектура и частная жизнь.

ВЛА­ДИ­МИР СЕ­МЕ­НОВ

Ос­но­ва­тель боль­шой ар­хи­тек­тур­ной ди­на­с­тии и ав­тор ге­не­раль­но­го пла­на ре­кон­ст­рук­ции Моск­вы 1935 го­да. В том же 1935-м Се­ме­нов на­чал стро­ить да­чу в по­сел­ке НИЛ (“На­ука. Ис­кус­ст­во. Ли­те­ра­ту­ра”), ко­то­рый он ор­га­ни­зо­вал вме­с­те с дру­ги­ми вид­ны­ми ар­хи­тек­то­ра­ми на бе­ре­гу Ис­тры.

Photo AD12462_07.jpg

Эс­киз да­чи, на­ри­со­ван­ный Семе­но­вым в 1935 году.

Усадь­бу с по­лу­круг­лой ве­ран­дой и ко­лон­на­ми, для ко­то­рых ку­пи­ли корабель­ный лес, стро­и­ли 30 лет. Се­ме­нов ри­со­вал ок­на и ви­т­ра­жи на боль­ших ли­с­тах бу­ма­ги, прикалывал кноп­ка­ми к фа­са­ду до­ма и при­ки­ды­вал, хо­ро­шо ли по­лу­ча­ет­ся. На то­кар­ном стан­ке де­ла­лись пе­ри­ла и ба­ля­си­ны – спер­ва в ма­лень­ком мас­шта­бе, за­тем в на­ту­раль­ную ве­ли­чи­ну.

Photo AD12462_09.jpg

Боль­шая ве­ран­да у Шир­вин­д­тов и Бе­ло­усо­вых об­щая.

Глав­ной ком­на­той бы­ла ка­мин­ная. Там в су­мер­ках члены семеновской семьи слу­ша­ли за­ни­ма­тель­ные рас­ска­зы – на­при­мер, о том, как в 1901 го­ду Се­ме­нов отпра­вил­ся в Аф­ри­ку, чтобы уча­ст­во­вать в ан­г­ло-бур­ской вой­не. 28 ию­ля, в День свя­то­го Вла­ди­ми­ра, на тер­ра­се за боль­шим ду­бо­вым сто­лом со­би­ра­лись гос­ти – их уго­ща­ли ва­ре­ни­ка­ми с виш­ней.

Photo AD12462_04.jpg

При­хо­жая в доме Ширвиндта.

В 1960-х го­дах внуч­ка Се­ме­но­ва вы­шла за­муж за Алек­сан­д­ра Шир­винд­та. На да­че стали по­являться его дру­зья – Ан­д­рей Ми­ро­нов, Марк За­ха­ров, Ми­ха­ил Ко­за­ков. Од­наж­ды Ми­ро­нов и Шир­виндт катались по всему поселку на мо­пе­дах. Воз­му­щен­ные шу­мом дач­ни­ки повыскакивали из до­мов, но смяг­чи­лись, увидев из­ве­ст­ных ар­ти­с­тов.

Photo AD12462_06.jpg

Бал­кон вто­ро­го эта­жа в “до­ме Шир­винд­та”: в 60-х го­дах к даче сде­ла­ли при­ст­рой­ку. Теперь на уча­ст­ке — два до­ма, объеди­нен­ных об­щей сте­ной.

Се­го­дня в до­ме растут пра­прав­ну­ки Се­ме­но­ва. На уча­ст­ке, ко­то­рый не­ког­да за ухо­жен­ность на­зы­ва­ли Пар­ком куль­ту­ры, по-прежнему стри­гут га­зо­ны и вы­ра­щи­ва­ют цве­ты. Со­би­ра­ют­ся на тер­ра­се, а по ве­че­рам си­дят у ка­мина. И все еще со­жа­ле­ют, что ве­ран­ду с ко­лон­на­ми так и не по­ст­ро­и­ли.

Photo AD12462_05.jpg

Бань­ка.

ГЕ­ОР­ГИЙ ГОЛЬЦ

Ав­тор зна­ме­ни­того шлю­за на Яу­зе, Боль­шо­го Ус­ть­ин­ско­го мос­та и бле­с­тя­щий те­а­т­раль­ный ху­дож­ник. За ос­т­ро­умие и энер­гию дру­зья назы­ва­ли его “Бо­кал с шам­пан­ским”. Свою да­чу он на­чал стро­ить в 1937 го­ду в по­сел­ке НИЛ. Ему до­стал­ся один из по­след­них уча­ст­ков над ре­кой – с ви­дом на мо­на­с­тырь в Но­вом Ие­ру­са­ли­ме и дву­мя вя­за­ми – пейзаж в ду­хе Камиля Ко­ро.

Photo AD12462_02.jpg

Да­ча ар­хи­тек­то­ра Георгия Голь­ца в поселке НИЛ (“На­ука. Ис­кус­ст­во. Ли­те­ра­тура”) на Ис­тре. По­се­лок осно­вали ве­ду­щи­е совет­ские ар­хи­тек­то­ры 1930-х го­дов.

Про­ек­та да­чи не со­хра­ни­лось: есть толь­ко эс­ки­зы и за­ри­сов­ки про­цес­са стро­и­тель­ст­ва. Летом 1938 го­да Гольц, его же­на Га­ли­на и доч­ка Ни­ка пе­ре­еха­ли на пер­вый этаж еще не ­до­ст­ро­ен­ной да­чи.

Photo AD12462_12.jpg

Юж­ная тер­ра­са — Голь­цы на­зва­ли ее “бал­ко­ном”. Ког­да-то здесь ус­т­ра­и­ва­ли до­маш­ние спек­так­ли.

Гольц построил дом из де­ре­ва – он очень любил этот ма­те­ри­ал. Сруб ку­пи­ли в со­сед­ней де­рев­не. Шесть стол­бов фун­да­мен­та и печ­ки сделали из кирпича. Под тер­ра­сы под­ста­ви­ли ду­бо­вые стол­бы. До­с­ки на­пи­ли­ли из сто­яв­ших на уча­ст­ке елей, кры­шу по­кры­ли дран­кой.

Photo AD12462_11.jpg

Cто­ло­вая.

На даче Гольц мно­го ри­со­вал, са­жал цве­ты. Бе­гал к со­се­дям за рас­са­дой, а в бла­го­дар­ность да­вал со­ве­ты по стро­и­тель­ст­ву. Оде­вал­ся он в ра­бо­чий ком­би­не­зон с кар­ма­на­ми и за­стеж­ка­ми, сши­тый по соб­ст­вен­но­й выкройке. С Голь­ца­ми на да­че жи­ла се­с­т­ра Га­ли­ны с де­ть­ми. Все вме­с­те обе­дали на юж­ном бал­ко­не, ве­че­ра про­во­ди­ли в ка­мин­ной – со­чи­ня­ли по оче­ре­ди ис­то­рии и играли в бу­ри­ме.

Photo AD12462_13.jpg

Кухня.

В 1942 го­ду, ког­да Голь­цы бы­ли в эва­ку­а­ции, НИЛ за­ня­ли нем­цы. В да­чу по­пал сна­ряд, и в сте­нах дол­го еще тор­ча­ли ос­кол­ки. Три го­да дом сто­ял раз­ру­шен­ный. Гольц хо­тел ре­кон­ст­ру­и­ро­вать да­чу, но в на­ча­ле 1946 го­да его не ста­ло, и се­мья ог­ра­ни­чи­лась ре­мон­том. Се­го­дня на да­че жи­вет дочь ар­хи­тек­то­ра, ху­дож­ни­ца Ни­ка Гольц.

Photo AD12462_16.jpg

На вто­рую тер­ра­су мож­но прой­ти сквозь кух­ню. Здесь хо­ро­шее ос­ве­ще­ние для заня­тий жи­во­пи­сью.

ГРИ­ГО­РИЙ СЕ­НА­ТОВ

Архи­тек­тор не самый из­ве­ст­ный, стро­ил в ос­новном мос­ков­ские боль­ни­цы. Он ро­дил­ся в 1885 го­ду и учил­ся в учи­ли­ще жи­во­пи­си, ва­яния и зод­че­ст­ва в клас­се Ва­лен­ти­на Се­ро­ва. Знал Ма­я­ков­ско­го, но не ­о­до­б­рял его и счи­тал бе­зо­б­раз­ни­ком. Жи­во­пи­си пред­по­чел ар­хи­тек­ту­ру – она да­ва­ла бо­лее на­деж­ный за­ра­бо­ток.

Photo AD12462_23.jpg

Да­ча Гри­го­рия Се­на­това сто­ит на кру­том скло­не, ко­то­рый архитек­тор ког­да-то превра­тил в парк — с тер­ра­са­ми, га­зо­на­ми и мно­же­ст­вом пло­до­вых де­ре­вь­ев.

В 1938 го­ду Се­на­тов всту­пил в ко­о­пе­ра­тив “Со­вет­ский ар­хи­тек­тор”. Вы­брал на стан­ции “Лу­го­вая” кру­той уча­с­ток и пре­вра­тил его в парк с тер­ра­са­ми, га­зо­на­ми, цве­та­ми и фрук­то­вы­ми де­ре­вь­я­ми. Дом – пе­ре­кры­тый ку­по­лом куб с че­тырь­мя при­ст­рой­ка­ми – со­би­ра­ли из ча­с­тей пред­наз­на­чен­ной на слом со­сед­ней по­ст­рой­ки. Фун­да­мент сде­ла­ли из ду­бо­вых бре­вен.

Photo AD12462_19.jpg

Ве­ран­да.

Под ку­по­лом бы­ла ма­с­тер­ская Се­на­то­ва. Его се­мья по­се­ли­лась вни­зу и жа­ло­ва­лась, что для жиз­ни дом по­лу­чил­ся не­удоб­ным. Од­на большая ком­на­та с тру­дом про­тап­ли­ва­лась печ­кой. При­шлось на­ру­шить сим­ме­т­рию и сде­лать при­ст­рой­ку – но это было уже по­сле вой­ны.

Photo AD12462_21.jpg

Терраса.

На да­чу пе­ре­ез­жа­ли в ап­ре­ле, с ве­ща­ми и дом­ра­бот­ни­цей. Обя­за­тель­но ва­ри­ли ва­ре­нье: 80 ки­ло­грам­мов, что­бы хва­ти­ло на весь год. В сад вы­но­си­ли пли­ту, чи­с­ти­ли мед­ный таз. В Моск­ву воз­вра­ща­лись в но­я­б­ре не­о­хот­но и меч­та­ли да­чу утеп­лить, что­бы мож­но бы­ло жить и зи­мой. Се­го­дня на да­че Се­на­то­ва ва­ре­нье не ва­рят, уш­ли в про­шлое бур­ные за­сто­лья. Но дом ос­та­ет­ся преж­ним. Ему в этом го­ду – 76 лет.

Photo AD12462_22.jpg

Та­кой да­ча Гри­го­рия Се­на­то­ва бы­ла зи­мой 1948 го­да.

ВИК­ТОР ВЕС­НИН

Один из трех ле­ген­дар­ных бра­ть­ев-ар­хи­тек­то­ров, ли­дер и иде­о­лог со­вет­ско­го аван­гар­да, ав­тор Дне­про­ГЭСа. В про­ти­во­вес офи­ци­аль­ным ше­де­в­рам из стек­ла и бе­то­на у се­бя на да­че по­ст­ро­ил в 1935 го­ду тра­ди­ци­он­ный сруб с ос­тек­лен­ной ве­ран­дой. На­хо­дит­ся да­ча в по­сел­ке НИЛ, ко­то­рый со­зда­ли по ини­ци­а­ти­ве Вес­ни­на (он был пер­вым пред­се­да­те­лем дач­но­го ко­о­пе­ра­ти­ва).

Photo AD12462_26.jpg

Бра­тья Вес­ни­ны бы­ли по­сле­до­ва­тель­ны­ми кон­ст­рук­ти­ви­с­та­ми. Про­ек­ти­руя об­щие объ­е­мы да­чи, Вик­тор ис­поль­зо­вал из­люб­лен­ный при­ем конст­рук­ти­виз­ма — со­че­та­ние па­рал­ле­ле­пи­пе­да и цилиндра.

На да­че сто­я­ла ме­бель XVIII–XIX ве­ков, ви­се­ли кар­ти­ны. Са­дом Вес­нин не ув­ле­кал­ся – толь­ко ста­рал­ся укре­пить кру­той склон подпорными стен­ка­ми.

Photo AD12462_29.jpg

Фраг­мент бо­ко­во­го фа­са­да да­чи. В от­ли­чие от “боль­ших” по­ст­ро­ек Вик­то­ра Вес­ни­на (вро­де пло­ти­ны Дне­про­ГЭСа), она сделана из обык­но­вен­но­го бру­са. Но и здесь по­яви­лись харак­тер­ные для вес­нин­ской ар­хи­тек­ту­ры де­та­ли — например, круг­лые окна-иллюми­на­то­ры.

Вес­нин хо­дил в бар­хат­ной блу­зе, с буй­ной ше­ве­лю­рой и бо­ро­дой, рас­кла­ды­вал на сто­ле в са­ду бе­лые гри­бы и ри­со­вал на­тюр­мор­ты. На даче ус­т­ра­и­ва­лись кон­цер­ты и по­эти­че­с­кие ве­че­ра – же­на Вес­ни­на На­та­лья хо­ро­шо пе­ла. Со­се­дом Вес­ни­ных был Вла­ди­мир Се­ме­нов – их уча­ст­ки раз­де­ле­ны ов­ра­гом.

Photo AD12462_25.jpg

Ин­те­рь­ер по­лу­круг­лой ве­ран­ды. Ког­да-то на да­че Вес­ни­ных сто­я­ла ан­тик­вар­ная ме­бель, ви­се­ла отличная живопись. Теперь здесь жи­вут на­след­ни­ки ар­хи­тек­то­ра Ми­ха­и­ла Вран­ге­ля, с ко­то­рым Вик­тор Вес­нин учился в Им­пе­ра­тор­ском инженер­ном ин­сти­ту­те. У них об­ста­нов­ка го­раз­до скром­нее.

В 1950 го­ду Вик­то­ра Вес­ни­на не ста­ло, и его же­на про­да­ла да­чу се­мье Ми­ха­и­ла Вран­ге­ля – со­курс­ни­ка Вес­ни­на по ин­сти­ту­ту гражданских ин­же­не­ров и глав­но­го ар­хи­тек­то­ра Се­ва­с­то­по­ля. Но сам ста­рый дом да­же те­перь зо­вет­ся “да­чей Вес­ни­на”.

Photo AD12462_30.jpg

Ин­те­рь­ер од­ной из ком­нат на вто­ром эта­же.

ВЯ­ЧЕ­СЛАВ ВЛА­ДИ­МИ­РОВ

Лю­би­мый уче­ник ве­ли­ко­го Жол­тов­ско­го и один из са­мых яр­ких ар­хи­тек­то­ров 1930-х. В 1942 го­ду, в воз­ра­с­те 42 лет, он по­гиб на фрон­те. Да­ча на Ис­тре в НИ­Ле – од­на из не­мно­гих со­хра­нив­ших­ся по­ст­ро­ек Вла­ди­ми­ро­ва.

Photo AD12462_34.jpg

Хо­тя строй­ка на­ча­лась в 1935 го­ду, за­кон­чить ее до ухо­да на фронт Вла­ди­ми­ров не ус­пел. Его вдо­ва Та­ма­ра достро­и­ла да­чу по проек­ту му­жа уже после вой­ны. Вла­ди­ми­ров очень любил цветы, и весь учас­ток до сих пор засажен роза­ми и флокса­ми. Их  выра­щивают дочь и внуч­ка ар­хи­тек­то­ра.

Он спро­ек­ти­ро­вал ее в 1935 го­ду вме­с­те с же­ной Та­ма­рой. На­чал стро­ить, но по­лу­чил за­каз на про­ект ог­ром­но­го ку­рорт­но­го ком­плек­са у под­но­жия Эль­бру­са и от­влек­ся от да­чи, ко­то­рая так и ос­та­лась не­до­ст­ро­ен­ной.

Photo AD12462_40.jpg

Чай­ный стол с са­мо­вара­ми на террасе.

Вла­ди­ми­ров был за­во­ди­лой в шум­ной ком­па­нии ар­хи­тек­то­ров и ки­нош­ни­ков – зав­сег­да­та­ев джа­зо­вых кон­цер­тов, тан­цев в “Ме­т­ро­по­ле” и тен­нис­ных кор­тов в Га­г­рах. Но при каж­дом удоб­ном слу­чае он сбе­гал на да­чу. Был он там и на­ка­ну­не ухо­да на фронт – и с пер­вым поездом от­пра­вил­ся на при­зывной пункт. 

Photo AD12462_31.jpg

Да­ча Вя­че­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ва рас­по­ло­же­на на бе­ре­гу Ис­тры, с ви­дом на Но­во­и­е­ру­са­лим­ский мо­на­с­тырь, но сам дом до­воль­но слож­но раз­гля­деть за сте­ной раз­рос­ших­ся де­ре­вь­ев.

Да­ча с са­мо­го на­ча­ла за­ду­мы­ва­лась как очень скром­ная — в про­ти­во­вес бурной город­ской жиз­ни, ко­то­рую вел ар­хи­тек­тор. Ездили сю­да из Моск­вы на поезде, который ходил только че­ты­ре раза в день. От стан­ции добира­лись пеш­ком. С тех пор ма­ло что из­ме­ни­лось: по­се­лок НИЛ — ме­с­то по-преж­не­му скром­ное и ти­хое, поч­ти не за­тро­ну­тое “но­во­рус­ским” стро­и­тель­ст­вом.

Photo AD12462_32.jpg

По­сле вой­ны Та­ма­ра Вла­ди­ми­ро­ва до­ст­ро­и­ла да­чу, пол­но­стью ре­а­ли­зо­вав про­ект, ко­то­рый муж не ус­пел за­вер­шить.

Photo AD12462_33.jpg

Текст: Ксения Аксельрод

Фото: Фриц фон дер Шуленбург
опубликовано в журнале №5 май 2003

Комментарии