Цветная вилла в Шелтер-Айленде

Легкомысленный домик с разноцветными алюминиевыми стенами появился на Лонг-Айленде благодаря трем серьезным мужчинам. Как-то раз художник Дэвид Хокни, утомленный очередным скандалом с критиками, обвинявшими его в копировании Пикассо, заявил своим друзьям-архитекторам Питеру Стамбергу и Полу Афериату: “О величии художника можно судить по тому, кому из предшественников он подражает”. Эта фраза глубоко ­запала им в душу.

Дом Питера Стамберга и Пола Афериата в местечке Шелтер-Айленд на Лонг-Айленде отражает их предпочтения в искусстве и архитектуре. Стены особняка площадью 100 м² сделаны из крашеного алюминия, а вместо стекла использован поликарбонат.

Дом Питера Стамберга и Пола Афериата в местечке Шелтер-Айленд на Лонг-Айленде отражает их предпочтения в искусстве и архитектуре. Стены особняка площадью 100 м² сделаны из крашеного алюминия, а вместо стекла использован поликарбонат.

Оба архитектора выросли на Лонг-Айленде и еще в юношестве засматривались на постройки Марселя Брёйера и Чарлза Гватми. Вместе они начали работать в 1970‑е, но идея загородного особняка, суммировавшего их предпочтения, созрела у них несколько лет назад после экскурсии в павильон “Барселона” Людвига Мис ван дер Роэ. “Мы придумали этот проект прямо в самолете”, – рассказывает Афериат.

Стамберг говорит, что желтый, зеленый и оранжевый цвета были позаимствованы у окрестных деревьев.

Стамберг говорит, что желтый, зеленый и оранжевый цвета были позаимствованы у окрестных деревьев.

Легендарное сооружение Мис ван дер Роэ навеяло план будущей постройки – как и “Барселона”, особняк состоит из двух объемов. Среди других источников вдохновения: “Стеклянный дом” Пьера Шаро, Бернара Бейвута и Луи Дальбе, “Дом у водопада” Фрэнка Ллойда Райта, “Дом Хоффмана” Ричарда Мейера и капелла в Роншане Ле Корбюзье. “Мы переработали их идеи сообразно своим взглядам”, – продолжают рассказ архитекторы.

Широкие свесы крыши, под которыми устроена летняя столовая, — реверанс в сторону Фрэнка Ллойда Райта.

Широкие свесы крыши, под которыми устроена летняя столовая, — реверанс в сторону Фрэнка Ллойда Райта.

С точки зрения Стамберга и Афериата, далеко не все концепции, популярные у модернистов, прошли проверку временем. Им, например, не слишком импонирует идея дома с прозрачными стенами. “В наши дни нет смысла строить очередную стеклянную коробку”, – уверены они.

В гостиной — стул из коллекции Salsa по дизайну Стамберга и Афериата и кресла Womb Эро Сааринена; торшер Arco по дизайну Акилле Кастильони, Flos; потолочный светильник, B&B Italia.

В гостиной — стул из коллекции Salsa по дизайну Стамберга и Афериата и кресла Womb Эро Сааринена; торшер Arco по дизайну Акилле Кастильони, Flos; потолочный светильник, B&B Italia.

Было решено заменить стекло полупрозрачными панелями из поликарбоната, а вместо любимого модернистами натурального камня использовать гофрированный алюминий, покрытый яркой краской. В первой половине ХХ века такая пестрота была бы немыслима. “Нам нравится, как блестит необработанный алюминий, поэтому мы выбирали краску, которая отражает свет не хуже, чем металл”, – рассказывают архитекторы.

Гостиную и столовую разделяет перегородка из гофрированного алюминия.

Гостиную и столовую разделяет перегородка из гофрированного алюминия.

Дом, собранный “с миру по нит­ке”, получился на редкость самодоста­точным. И здесь великие предшественники уже ни при чем, это прямая заслуга авторов. “Филипп Джонсон предостерегал молодых архитекторов от искушения вложить все знания в первый же проект, – говорит Афериат. – Но нам уже далеко не двадцать лет, мы много строили. Этот дом – не просто сумма наших предпочтений. Это и есть мы сами”.

На комоде в спальне — три работы Эллсуорта Келли. Архитекторы называют эти картины среди главных источников вдохновения. Над кро­ватью — литография Quartet Кеннета Ноланда.

На комоде в спальне — три работы Эллсуорта Келли. Архитекторы называют эти картины среди главных источников вдохновения. Над кро­ватью — литография Quartet Кеннета Ноланда.

Дом состоит из двух независимых объемов. Визуально их объединяет целая система разноцветных наклонных ограждений. Авторы проекта говорят, что вдохновлялись работами Ричарда Серра и Эллсуорта Келли.

Дом состоит из двух независимых объемов. Визуально их объединяет целая система разноцветных наклонных ограждений. Авторы проекта говорят, что вдохновлялись работами Ричарда Серра и Эллсуорта Келли.

Текст: Тереза Бисселл

Фото: пол уорхол
опубликовано в журнале №2 (92) февраль 2011

Комментарии