Дом архитектора в Брюсселе

Архитектор Паскаль Франсуа с сыновьями.

Паскаль Франсуа заболел Швейцарией еще в студенческие годы, когда учился в университете Гента. Базель казался ему колыбелью современной архитектуры, а его кумиром стал архитектор-функциона­лист Ханс Майер. Получив диплом, Паскаль отправился на стажировку в страну своих мечтаний, где окончательно убедился в том, что швейцарские архитекторы – лучшие в мире. “Знали бы вы, с какой тщательностью они прорабатывают свои проекты. Это настоящие перфекционисты!” – восхищается Паскаль.

Через два года молодой архитектор вернулся домой и взялся прививать идеи функционализма соотечественникам. Как водится, образцово-показательным проектом Паскаля стал его собственный дом. Он резко выделяется на фоне окружающих его деревенских построек с двускатными крышами. Сложен­ный из кирпича ручной работы, дом архитектора и сам напоминает аккуратный кирпичик с асимметричными прорезями-окошками.

Стены, сложенные из кирпича ручной работы, роднят жилище Паскаля Франсуа с традиционными бельгийскими домами. Но на этом их сходство заканчивается.

Стены, сложенные из кирпича ручной работы, роднят жилище Паскаля Франсуа с традиционными бельгийскими домами. Но на этом их сходство заканчивается.

“Да что вы, фасад – это дело деся­тое, – отмахивается Паскаль от комп­лиментов. – Я всегда начинаю проектировать дом с интерьера. Сначала решаю, каким будет внутреннее ­пространство, а потом приду­мы­ваю, в какую оболочку его упаковать”.

В интерьере так много белого, что даже бежевый диван Moroso кажется на этом фоне ярким пятном. У двери — табурет Barсelona, дизайнер Мис ван дер Роэ, Knoll.

В интерьере так много белого, что даже бежевый диван Moroso кажется на этом фоне ярким пятном. У двери — табурет Barсelona, дизайнер Мис ван дер Роэ, Knoll.

Увидеть, как именно живет семья Паскаля, несложно. Для этого даже в дом заходить не надо – вся общественная зона просматривается через огромные окна первого этажа. Так что поначалу интерьер поражает своей открытостью. Но когда оказываешься внутри, ощущение меняется на прямо противоположное.

Через всю общественную зону дома проходит коридор. Комнаты “нанизаны” на него, словно бусины на нитку. В конце коридора видна дверь, ведущая в офис Паскаля.

Через всю общественную зону дома проходит коридор. Комнаты “нанизаны” на него, словно бусины на нитку. В конце коридора видна дверь, ведущая в офис Паскаля.

Дом кажется вещью в себе – настолько разителен контраст между интерьером и экстерьером. Снаружи – сад, яркая зелень и игра теней, а внутри все бесцветно и стерильно. Сравнение с больницей напрашивается само собой. Стены и пол излучают легкое свечение. Это странное явление объясняется просто: “Я постарался впустить сюда как можно больше света. А потом покрасил стены белой глянцевой краской и сделал гладкий наливной пол – эти поверхности прекрасно отражают солнечные лучи”, – говорит архитектор.

Кухонная мебель, включая бетонный остров, сделана по эскизам Паскаля. Он отказался от навесных шкафов — вся утварь прячется в нише за раздвижными дверцами.

Кухонная мебель, включая бетонный остров, сделана по эскизам Паскаля. Он отказался от навесных шкафов — вся утварь прячется в нише за раздвижными дверцами.

Мебели в доме мало, а личных вещей хозяев и вовсе не видать. Как будто здесь живет не семья с двумя детьми, а бесплотные духи. Но и этому есть свое объяснение: в доме практически нет обычных межкомнатных перегородок – их заменили системы хранения высотой до потолка. При таком количестве шкафов поддерживать порядок не сложно.

Спальня хозяев.Встроенные шкафы не имеют ручек, поэтому почти не отличаются от стен.

Спальня хозяев.Встроенные шкафы не имеют ручек, поэтому почти не отличаются от стен.

Для соседей Паскаля подобный образ жизни пока в диковинку, но похоже, что занесенная из Швейцарии болезнь оказалась заразной. Мало того что наш герой успешно реализует проект за проектом, он еще и преподает. Каждый год он устраивает для своих студентов выездные лекции. Пункт назначения все тот же – ­Швейцария.

Зеркало над умывальниками, в котором отражается сад, кажется продолжением окна. А зеленые коврики — имита­цией газона.

Зеркало над умывальниками, в котором отражается сад, кажется продолжением окна. А зеленые коврики — имита­цией газона.

Текст: Оливер Ике

Комментарии