Дом-коробка в Чили

Архитекторы Иэн и Альберт Тиди

Местечко Розарио на чилийском побережье находится всего в часе езды от Сантьяго – мегаполиса, в котором живет треть населения этой страны. Но несмотря на близость к столице, с современны­ми удобствами здесь туго. Сколько ни ищи глазами, обнаружить линии электропередачи все равно не удастся. Жители Розарио – а это по большей части актеры, художники и прочие представители творческой интеллигенции – сознательно отрезали себя от цивилизации и в ка­честве единст­венного источника энергии исполь­зуют солнечные бата­реи. Отсутствие централизованной электросети, по их мнению, делает жизнь в Розарио по-настоящему деревенской. Правда, архитектурное лицо поселка имеет мало общего с обликом патриархальных деревушек. Здешние здания – строгие коробки с панорамными окнами – больше похожи на творения калифорнийских модернистов середины ХХ века.

Авторы проекта считают, что панорамное остекление позволяет сделать границу между ландшафтом и интерьером почти незаметной. На прозрачном фасаде в нижней части дома выделяется только дверь, заключенная в белую раму.

Авторы проекта считают, что панорамное остекление позволяет сделать границу между ландшафтом и интерьером почти незаметной. На прозрачном фасаде в нижней части дома выделяется только дверь, заключенная в белую раму.

Дом, который построили братья-архитекторы Альберт и Иэн Тиди, тоже сделан в калифорнийской тра­диции. В основе здания – стальной каркас, фасад выполнен из стекла и мореных сосновых досок. Из-за простоты конструкции на возведение дома ушло всего пять месяцев.

Расположенная в центре дома кухня выходит на террасу. Раздвижные стек­лянные двери открыты почти круглый год.

Расположенная в центре дома кухня выходит на террасу. Раздвижные стек­лянные двери открыты почти круглый год.

Заказчики братьев – молодая семья с детьми. Во времена Пиночета они жили во Франции и вот теперь решили вернуться из многолетней эмиграции на родину. “Эти люди хорошо знали, чего ждут от проек­та”, – говорит Альберт. Родители, ­например, хотели четко разграничить взрослую и детскую террито­рии. А младшие члены семьи мечтали о круглых окошках-иллюминаторах, которые они увидели у друзей, живущих по соседству. Кстати, дом этих друзей тоже построили братья Тиди.

Хозяйка дома дополнила плетеные диваны в гостиной подушками из серого кашемира и меховыми пледами.

Хозяйка дома дополнила плетеные диваны в гостиной подушками из серого кашемира и меховыми пледами.

В плане дом представляет собой прямоугольник, в середине которого кухня. Это как раз и есть буферная зона, разделяющая (а точнее, объединяющая за большим обеденным столом) два поколения семьи. По правую руку от кухни находятся спальня родителей и гостиная, а все левое крыло отдано в распоряжение детей и их товарищей.

Кухня с мраморным разделочным столом и минималистскими системами хранения служит буфером между детскими и родительскими комнатами.

Кухня с мраморным разделочным столом и минималистскими системами хранения служит буфером между детскими и родительскими комнатами.

Со стороны дом кажется двухэтажным – эта иллюзия создается благодаря деревянной обшивке, закрывающей всю верхнюю часть фасада. На самом же деле этаж здесь всего один и потолки значительно выше, чем может показаться со стороны. За счет этого комнаты выглядят просторней, а в детских появилась возможность поставить двухъярусные кровати – на случай, если приехавшие погостить друзья решат остаться в доме на ночь. Забравшись на верхотуру, ребята могут наблюдать за океаном через круглые окошки – в точности такие, как они и заказывали.

Пол, стены и раковина в ванной облицованы серой мозаикой.

Пол, стены и раковина в ванной облицованы серой мозаикой.

“Альберт и Иэн выполнили все наши пожелания”, – с удовольствием констатирует мать семейства. “Заказ­чики принимали в проекте самое ак­тивное участие. Не удивительно, что дом, как зеркало, отражает их характер и потребности”, – возвращают комп­лимент Альберт и Иэн. Архитекторы вообще часто хвалят своих клиентов – это одно из правил игры. Но тут полит­корректность ни при чем. Хозяева дома и правда заслуживают самых ­добрых слов.

Поверх обоев с черно-белым узором хозяйка повесила зеркало в керамической раме.

Поверх обоев с черно-белым узором хозяйка повесила зеркало в керамической раме.

После того как братья закончили стройку, хозяйка подхватила эста­фе­ту и занялась декорированием  пространства, благо во время французской эмиграции она сама рабо­тала дизайнером. Получивший­ся у нее интерьер выглядит как ло­гичное продолжение архитектуры. А это означает, что все участники этого проекта действительно отлично сработались. 

Главный фасад дома смотрит на океан, а сзади устроен  внутренний дворик.

Главный фасад дома смотрит на океан, а сзади устроен  внутренний дворик.

Бассейн оборудован системой, которая  позволяет вторично  использовать “отра­ботанную” воду — она идет на поливку сада.

Бассейн оборудован системой, которая  позволяет вторично  использовать “отра­ботанную” воду — она идет на поливку сада.

Деревянный настил на террасе сделан из тех же сосновых досок, которые использованы для обшивки фасада.

Деревянный настил на террасе сделан из тех же сосновых досок, которые использованы для обшивки фасада.

Текст: Оливер Ике

Комментарии