“Старый зоопарк” в Англии

Хозяин этого сада Джералд Хитман – из тех, кто привык рубить сплеча. Загорается идеей и тут же берется воплощать ее в жизнь. В 1992 году ему предложили приобрести две тысячи акров земли, которые раньше принадлежали огромной (на три тысячи коек) клинике для душевнобольных. Джералд тут же оформил купчую, хотя ни сил, ни желания заниматься этой территорией у него не было. Впрочем, он легко вышел из положения: распродал часть земель, а деньги вложил в обустройство поместья.

У входа в дом находится бассейн с фонтаном в виде стеклянного шара. Искусственный ручей бежит к границам поместья. Владения Джералда Хитмана невелики, но соседских домов отсюда не видно — они скрыты за живыми изгородями и поросшими лесом холмами.

У входа в дом находится бассейн с фонтаном в виде стеклянного шара. Искусственный ручей бежит к границам поместья. Владения Джералда Хитмана невелики, но соседских домов отсюда не видно — они скрыты за живыми изгородями и поросшими лесом холмами.

Владения Хитмана занимают семь гектаров. Прежде здесь был больничный зоопарк, но теперь от него осталось одно название – The Old Zoo. Живности здесь нет. Разве что дикие птицы и олени, которые иногда забредают в сад и поедают розы в цветнике. В центре участка стоит дом, построенный сестрами-архитекторами Хомой и Симой Фарьяди. Хотя Хитман справил новоселье больше десяти лет назад, он не устает восхищаться своим жилищем: “Да за такой дом можно душу дьяволу продать!” Но посетители приезжают в поместье со всей Англии вовсе не для того, чтобы полюбоваться на архитектуру сестер Фарьяди. Их привлекает не дом, а сад.

На этом месте предполагалось разбить японский сад, но Хитман в последний момент передумал и устроил здесь площадку для крокета. Беседку окружают заросли вейника заостренно­цветкового Karl Förster. Над живой изгородью — статуя “Иаков, борющийся с ангелом” работы Софи Диккенс.

На этом месте предполагалось разбить японский сад, но Хитман в последний момент передумал и устроил здесь площадку для крокета. Беседку окружают заросли вейника заостренно­цветкового Karl Förster. Над живой изгородью — статуя “Иаков, борющийся с ангелом” работы Софи Диккенс.

Ландшафтными работами руководил дизайнер Кейт Паллен, но идейным вдохновителем процесса был сам Хитман, который решил во всем полагаться только на свой вкус. “Чтобы избежать чужого влияния, я перестал бывать в публичных садах, отложил в сторону книги по ландшафтному дизай­ну и пролистывал страницы, посвященные садоводству, в воскресных газетах”, – признается он.

Над поместьем возвышается кокпит — площадка, откуда, как с капитанского мостика, можно обозревать окрестности. Лицо всадника (скульптура Джоанны Маллин-Дэвис) обращено в сторону фруктового сада. Уменьшенная копия этой статуи хранится у Хитмана в спальне.

Над поместьем возвышается кокпит — площадка, откуда, как с капитанского мостика, можно обозревать окрестности. Лицо всадника (скульптура Джоанны Маллин-Дэвис) обращено в сторону фруктового сада. Уменьшенная копия этой статуи хранится у Хитмана в спальне.

“Старый зоопарк” – необычный сад. Он славится не цветниками, не газонами и даже не плодовыми деревьями (здесь собрано шестнадцать сортов ланкаширских яблонь), а скульптурами. Ворота поместья стерегут Иаков и Исав с копьями в руках, а по всей территории разбросаны десятки других статуй. Началось все с того, что Хитман купил шестнадцать работ у чешского скульптора Олбрама Зубека. А когда они заняли место в саду, пригласил Зубека в Англию.

Место для скульптурной группы “Богемские принцессы” выбрал сам автор — скульптор Олбрам Зубек. Он решил, что лучшим фоном для его работы станут старый ветвистый бук и шарлаховый дуб с ярко-красной листвой.

Место для скульптурной группы “Богемские принцессы” выбрал сам автор — скульптор Олбрам Зубек. Он решил, что лучшим фоном для его работы станут старый ветвистый бук и шарлаховый дуб с ярко-красной листвой.

Правда, Хитман опасался, что скульптор забракует расстановку изваяний, и на всякий случай “укоренил” их в грунте с помощью бетона. Волновался Хитман не зря: приехав в поместье, Зубек заявил, что группа “Богемские принцессы” стоит неудачно. И никакие разговоры о том, что статуи закреплены намертво, не помогли – пришлось вырвать принцесс из земли и перенести на новое место.

Из клумбы торчат спинки дубовых стульев, сделанных Дереком Гоффином.

Из клумбы торчат спинки дубовых стульев, сделанных Дереком Гоффином.

Вслед за скульптурами Зубека в саду появилось двадцать работ Софи Диккенс, деревянные постройки Дерека Гоффина (он работает на стыке ландшафтного дизайна и прикладного искусства) и всадник Джоанны Маллин-Дэвис. На этого вояку Хитман готов любоваться часами и даже заказал его уменьшенную копию для своей спальни: “Вы только посмотрите на его физиономию! Он прямо-таки излучает самодовольство”. Но, наверное, дело не только во внешности воина. Его фигура, возвышающаяся над садом, олицетворяет принцип “Пришел, увидел, победил”. Хитману близок такой подход к делу: обычный садовод-любитель собрал вокруг себя армию профессионалов, привел их на эту землю, покорил ее и оказался на коне.

Спящая голова работы Дэнни Клейхана. Хитман считает этого скульптора “новым Бранкузи”.

Спящая голова работы Дэнни Клейхана. Хитман считает этого скульптора “новым Бранкузи”.

Эти бронзовые фигуры были отлиты Олбрамом Зубеком в 1958 году, когда он участвовал в конкурсе на создание памятника жертвам Освенцима.

Эти бронзовые фигуры были отлиты Олбрамом Зубеком в 1958 году, когда он участвовал в конкурсе на создание памятника жертвам Освенцима.

Хитман устроил в своем саду церковь под открытым небом. Ее стенами служат кипарисы, а роль алтаря выполняет дерево, к которому прикреплено распятие. Его автор — Коллин Маллет. Стул на переднем плане — работа Дерека и Эли Гоффинов.

Хитман устроил в своем саду церковь под открытым небом. Ее стенами служат кипарисы, а роль алтаря выполняет дерево, к которому прикреплено распятие. Его автор — Коллин Маллет. Стул на переднем плане — работа Дерека и Эли Гоффинов.

Текст: Клэр Руссо

Фото: ДЖЕРРИ ХАРПУР
опубликовано в журнале №3 (60) март 2008

Комментарии