Интервью с Питером Марино

Американский архитектор Питер Марино — персонаж эпатажный: одевается в черную кожу, работал с Уорхолом, строит для модных марок и по частным заказам. Интересно, что же у такого яркого человека творится в душе? Выясняет Анастасия Углик.

Архитектор Питер Марино. Родился в 1949 году в Нью-Йорке в итальянском квартале. Получил городскую стипендию в университете Корнелла на отделении классической живописи, но выбрал архитектуру. В 1978 году основал собственное бюро. Является создателем фирменного архитектурного стиля бутиков и офисов модных марок Fendi, Armani, Valentino, Chanel, Louis Vuitton, Dior и Donna Karan.

Архитектор Питер Марино. Родился в 1949 году в Нью-Йорке в итальянском квартале. Получил городскую стипендию в университете Корнелла на отделении классической живописи, но выбрал архитектуру. В 1978 году основал собственное бюро. Является создателем фирменного архитектурного стиля бутиков и офисов модных марок Fendi, Armani, Valentino, Chanel, Louis Vuitton, Dior и Donna Karan.

Меньше всего Питер Марино похож на архитектора, чье имя накрепко связано с такими монстрами роскоши, как Dior или Chanel.

– Когда мне исполнилось пятьдесят, я занялся бодибилдингом и купил себе мотоцикл. С тех пор я прекрасно себя чувствую.

Бутик Ermenegildo Zegna (2006) на виа Монтенаполеоне в Милане. Директор по развитию Анна Зенья уверяет, что Питеру Марино удалось выразить в нем всю вековую историю марки.

Бутик Ermenegildo Zegna (2006) на виа Монтенаполеоне в Милане. Директор по развитию Анна Зенья уверяет, что Питеру Марино удалось выразить в нем всю вековую историю марки.

Точную дату этого духовного преображения выяснить непросто, потому что год своего рождения Марино предпочитает не афишировать. Зато с удовольствием говорит о своем первом клиенте Энди Уорхоле, для которого оформлял таунхаус на Восточной 66-й улице в начале 1970-х.

– Сила Уорхола в том, что он оперировал культурными архетипами и именно поэтому оказался самым влиятельным художником XX века. Что-то подобное я пытаюсь делать в своих работах для больших брендов: собираю ассоциации и перевожу на язык дизайна.

Сам Уорхол записал в дневнике: “Я как-то напомнил Питеру, кому он обязан своей карьерой и о том, что он пришел ко мне в кроссовках и коротковатых штанишках, а вышел серьезным архитектором. На что в ответ получил: “Может быть, зато теперь я хожу в костюмах от Armani, и это уже явно не твоя заслуга”.

Коко Шанель говорила: “Мода — это та же архитектура. Все дело в пропорциях”. На счету Марино  уже семь магазинов Chanel по всему миру, в которых он следует заветам великой мадемуазель.  На  фотографии  — флагманский парижский бутик (2003), интерьер которого представляет собой вариации на тему знаменитой квартиры Коко Шанель на улице Камбон.

Коко Шанель говорила: “Мода — это та же архитектура. Все дело в пропорциях”. На счету Марино  уже семь магазинов Chanel по всему миру, в которых он следует заветам великой мадемуазель.  На  фотографии  — флагманский парижский бутик (2003), интерьер которого представляет собой вариации на тему знаменитой квартиры Коко Шанель на улице Камбон.

Несмотря на нескрываемый эпатаж, утверждение это полностью соответствует действительности. Свою репутацию Марино заработал, когда в 1984 году во время оформления магазина Barneys New York сформулировал новый принцип: архитектура бутиков и головных офисов должна быть идеальным воплощением стиля модного Дома.

– Потом уже Рем Колхас начал работать для Prada, а Казуйё Седзима для Dior, но я был первопроходцем.

“Восточная  галерея” по проекту Питера Марино в Музее фарфора Государственных художественных собраний Дрездена с королевской  коллекцией фарфора  (2006).

“Восточная  галерея” по проекту Питера Марино в Музее фарфора Государственных художественных собраний Дрездена с королевской  коллекцией фарфора  (2006).

Марино вкладывает в понятие “роскошь” очень конкретный смысл.

– Я создаю пространства обитания – бутики, дома и клубы – для крайне ограниченного, избранного круга людей. Для тех, чьи имена находятся в самом верху списка Forbes. Мои клиенты прекрасно образованны, много путешествуют и все уже видели. Поэтому на меня работает огромный штат сотрудников, которые охотятся за новыми идеями и технологиями. Можно сказать, мы знаем, из чего делается роскошь.

Офис компании — производителя медицинского оборудования  Datascope в Нью-Джерси (2004).

Офис компании — производителя медицинского оборудования  Datascope в Нью-Джерси (2004).

А исходное сырье бывает самое разное. Иногда это 24-каратное листовое золото которым покрыт потолок бутика Barneys на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке, а иногда семьсот тысяч светодиодов, превращающих токийский офис Chanel в огромный телевизионный экран.

– Вообще-то сначала я просто нарисовал на фасаде фирменную черно-белую клетку Chanel. Идея демонстрировать на ней модные дефиле родилась позже.

Бутик Chanel в Гинзе, Токио. Марино превратил весь  фасад  десятиэтажного здания в гигантский экран, на котором в темное время суток демонстрируются  показы одежды  Chanel.

Бутик Chanel в Гинзе, Токио. Марино превратил весь  фасад  десятиэтажного здания в гигантский экран, на котором в темное время суток демонстрируются  показы одежды  Chanel.

Несмотря на то что стиль Марино смело можно назвать новой эклектикой (“Я всегда выбираю то, что работает, а не то, чего от меня ждут!”), его собственные архитектурные вкусы вполне академичны.

– Я обожаю строгую простоту Seagram Building Мис ван дер Роэ, функциональность музея Херцога и де Мерона и Музея искусств в Милуоки Сантьяго Калатравы. В здании главное – скелет, без него любая декорация, как бы хороша она ни была, теряет всякий смысл. В университете я писал диплом по архитектуре итальянского барокко – тогда мастера точно знали, как за деревьями не потерять леса.

Магазин Fendi в Беверли-Хиллз, 2007. Деревянная волна  на фасаде перекочевала сюда из флагманского бутика марки в Риме.

Магазин Fendi в Беверли-Хиллз, 2007. Деревянная волна  на фасаде перекочевала сюда из флагманского бутика марки в Риме.

Именно эту конструктивную составляющую отмечают критики в интерьерных проектах Марино.

– Мне часто говорили, что я могу оформить даже самый большой дом так, чтобы сохранилось ощущение целого. Но на самом деле я не люблю вторгаться в чужие пространства. Гораздо больше привлекают меня ситуации, в которых все необходимо сделать от начала и до конца. Я не из тех, кто мыслит только крупными формами, оставляя декораторам разбираться с деталями.

Бутик Chanel в Беверли-Хиллз (2007), построенный в форме коробки от духов Chanel № 5.

Бутик Chanel в Беверли-Хиллз (2007), построенный в форме коробки от духов Chanel № 5.

Хотя сейчас Марино и строит по всему миру – от Марокко до Гонконга, – он остается настоящим нью-йоркским жителем.

– Этот город выдуман специально для меня – одни сплошные контрасты. Здесь, будь ты хоть мультимиллионером, все равно можешь чуть ли не половину своей бесценной жизни провести в ожидании человека, который освободит тебя из застрявшего на шестьдесят третьем этаже лифта.

Яхт-клуб Costa Smeralda на Сардинии — самый масштабный построенный проект Питера Марино (2004). Он не только строил главное здание,  но  и  разрабатывал генеральный  план всей  территории.

Яхт-клуб Costa Smeralda на Сардинии — самый масштабный построенный проект Питера Марино (2004). Он не только строил главное здание,  но  и  разрабатывал генеральный  план всей  территории.

Ни один из проектов Марино не похож на предыдущий. Кто-то может назвать это отсутствием собственного видения, кто-то постоянным поиском.

– Все мы видели проекты, которые несут на себе явный след личной “манеры” архитектора. Но на самом деле это просто означает, что они однажды изобрели удачный ход и используют его бесконечно. Мне же это попросту скучно. Я хочу, чтобы люди удивлялись всякий раз, узнавая, что и это тоже сделал Питер Марино.

Частная  загородная резиденция (1981) — результат увлечения архитектурой Мис ван дер Роэ.

Частная  загородная резиденция (1981) — результат увлечения архитектурой Мис ван дер Роэ.

Интерьер таунхауса в Верхнем Ист-Сайде, оформленный Питером Марино в 2006 году.

Интерьер таунхауса в Верхнем Ист-Сайде, оформленный Питером Марино в 2006 году.

Бутик Dior в Париже, 2007.

Бутик Dior в Париже, 2007.

Беседовала Анастасия Углик

Фото: MANOLO YLLERA; PAUL WARCHOL; MARTIN MULLER, COURTESY OF PETER MARINO ARCHITECT; VINCENT KNAPP, COURTESY OF PETER MARINO ARCHITECT; MATTEO PIAZZA; ANDREA BRIZZI; MARIKO REED FOR FENDI; JIMMY COHRSSEN, АРХИВ ПРЕСС-службы

Комментарии