Дом в Теннесси

Вашингтонский архитектор Хью Ньюэлл Якобсен – перфекционист. “Прежде чем начать проектировать дом, я “экзаменую” хозяев. Обязательно выпытываю у хозяйки, сколько пар туфель в ее гардеробе, – рассказывает он. – И если в доме, который я построил, она по-прежнему прячет туфли под кроватью – значит, я построил плохой дом”.

Фасад дома в Нэшвилле, штат Теннеси. Архитектор Хью Ньюэлл Якобсен объединил семь строгих остроконечных павильонов в единое здание.

Фасад дома в Нэшвилле, штат Теннеси. Архитектор Хью Ньюэлл Якобсен объединил семь строгих остроконечных павильонов в единое здание.

В случае с владельцами земельного участка в полтора гектара в Нэшвилле перфекционизм Якобсена столкнулся со смесью упрямства и архитектурной продвинутости. Упрямства – так как на своем “экзамене” Якобсен выяснил, что для своих двух сыновей хозяева непременно хотят иметь рядом с домом футбольное поле. “Я убеждал их, что дети скоро вырастут и забудут о футболе, – смеется Якобсен, – а в ответ слышал лишь одно: “Дорогой Хью, запомни: поле должно быть 36 на 18 метров”. А продвинутости – потому что глава семейства, хоть и занимается продажей недвижимости, по образованию – архитектор. Что и позволило Якобсену вдоволь наиграться с традиционной архитектурной формой американского фермерского дома. 

Зад­ний фа­сад. Высокие решетчатые две­ри спален подчеркивают строгую геометричность проекта.

Зад­ний фа­сад. Высокие решетчатые две­ри спален подчеркивают строгую геометричность проекта.

Дело в том, что вместо одного Якобсен построил сразу семь таких “фермерских” домов, расположив их на четырех уровнях на склоне холма. В двух нижних находятся прихожая и входной холл, на следующем уровне – кухня и гараж и, наконец, в трех домиках, которые занимают верхний уровень, – спальни, гостиная и библиотека.

Дом расположен на четырех уровнях на склоне холма. “Он как бы “карабкается” к футбольному полю, о котором так мечтали хозяева”, — говорит архитектор.

Дом расположен на четырех уровнях на склоне холма. “Он как бы “карабкается” к футбольному полю, о котором так мечтали хозяева”, — говорит архитектор.

Ничего “фермерского” внутри здания, конечно же, нет. В спальнях – необычно высокие трехметровые потолки с окнами и дверями во всю стену. Якобсен никогда не использует карнизы, плинтусы и лепнину, поэтому, как говорит хозяин, “в таких комнатах есть где разгуляться глазу. У Хью просто потрясающее чувство вертикали!”

Гостиная — самая большая комната в доме. С выбором мебели хозяевам помогала декоратор Кэти Чудакофф.

Гостиная — самая большая комната в доме. С выбором мебели хозяевам помогала декоратор Кэти Чудакофф.

Архитектор сумел убедить хозяев избавиться почти от всей их мебели. Большинство шкафов он встроил в стены, а между ванной и спальней оборудовал кладовку. В результате из прежнего дома в новый попали сундук XIX века (семейная реликвия), фортепьяно (его поставили в гостиной) и несколько картин. Зато по совету декоратора Кэти Чудакофф, которая помогала им в оформлении интерьера, хозяева купили в столовую восемь стульев Мис ван дер Роэ, а в библиотеку – четыре тибетских ковра и пару кресел Womb Эро Сааринена. 

Хо­зяй­ская спаль­ня. Трех­ме­т­ро­вые за­стек­лен­ны­е две­ри ве­дут во вну­т­рен­ний двор.

Хо­зяй­ская спаль­ня. Трех­ме­т­ро­вые за­стек­лен­ны­е две­ри ве­дут во вну­т­рен­ний двор.

Все эти покупки Якобсен одобрил. Но особенно он был рад взаимопониманию с главой семейства: “С ним было очень приятно работать. Вы знаете, он даже ни разу не попытался выхватить карандаш у меня из рук! – смеется архитектор. И добавляет: – А ведь это такая редкость!” 

Центральная лестница, которую автор проекта архитектор Хью Ньюэлл Якобсен называет “хребтом дома”, соединяет все четыре уровня расположенного на холме здания.

Центральная лестница, которую автор проекта архитектор Хью Ньюэлл Якобсен называет “хребтом дома”, соединяет все четыре уровня расположенного на холме здания.

Текст: Сьюзан Шихан

Фото: РОБЕРТ С. ЛАУТМАН

Комментарии