Парк в Коннектикуте

В любой области искусства есть персонажи, без которых нельзя представить себе ее историю. Ландшафтный дизайн – не исключение: его прогресс размечен великими именами, как тропа на болоте – вешками. Не будь Андре Ленотра, откуда бы взялись парки французского барокко? Где были бы английские пейзажные сады без Уильяма Кента? 

В центре сада ландшафтный дизайнер Дэн Кайли устроил озеро. Его берега обсажены плакучими ивами. Мостки сделаны из южноафриканского дерева ипе.

В центре сада ландшафтный дизайнер Дэн Кайли устроил озеро. Его берега обсажены плакучими ивами. Мостки сделаны из южноафриканского дерева ипе.

В истории американского садово-паркового искусства тоже есть знаковое имя: Дэн Кайли. Он родился в 1912 году и скончался весной 2004-го. Успел поработать с Эро Саариненом, Луисом Каном и создать десятки садов в Штатах и в Европе. Международную известность ему, как водится, принесли сады “общественные” (а среди них, между прочим, планировки Линкольн-центра в Нью-Йорке и Дефанса в Париже). Тем большую ценность имеют частные работы Кайли – например, большой парк в Новой Англии, разбитый им в 1995 году для семьи Киммел.

Произведение Джоэля Шапиро называется просто: The Sculpture (“Скульптура”). Она стоит на зеленом газоне над увитой плющом стеной.

Произведение Джоэля Шапиро называется просто: The Sculpture (“Скульптура”). Она стоит на зеленом газоне над увитой плющом стеной.

Владельцы сада – семейная пара, увлеченно собирающая произведения современного искусства. Собственно, и к Кайли-то они обратились потому, что его рекомендовал директор их любимой художественной галереи на Манхэттене. При личной встрече Кайли поразил будущих клиентов своей неуемной энергией – он обходил обширные земли, пританцовывая, и бесконечно сыпал идеями. Предложил, например, перекрасить дом в белый цвет – чтобы лучше смотрелся на фоне зелени (это было немедленно сделано). 

Граница большой усаженной липами поляны обозначена подпорной стенкой. Справа, на специальной площадке, стоит скульптура Барбары Хепворт Two Figures (“Две фигуры”).

Граница большой усаженной липами поляны обозначена подпорной стенкой. Справа, на специальной площадке, стоит скульптура Барбары Хепворт Two Figures (“Две фигуры”).

При этом Кайли прислушивался к пожеланиям Киммелов – а они были довольно специфичны. Во-первых, хозяевам хотелось, не жертвуя эстетикой, разместить на участке множество разных вещей: парадный двор, службы, теннисный корт, огород, газоны и лес – не говоря уже о водоемах, фонтанах и тщательно подобранной скульптуре. К тому же Киммелы, будучи людьми пожилыми, не хотели ждать, пока из саженцев вырастут нормальные деревья – ясно было, что придется высаживать в саду уже взрослые образцы.

Вдоль теннисного корта посажена аллея робиний (ложноакаций).

Вдоль теннисного корта посажена аллея робиний (ложноакаций).

При первом же осмотре территории Кайли решил, что выполнить пожелания хозяев ему поможет обращение к французской регулярной традиции. Великие барочные сады, вроде Версаля и Во-ле-Виконта, всегда совмещали множество разных функций. Достигалось это благодаря четкой планировочной структуре, когда различные по функциональному назначению части сада отделялись друг от друга крупными ландшафтными элементами – аллеями, террасами, каналами. 

Скульптура Брюса Наумана Trench, Shafts, Pit, Tunnel and Chamber (“Канава, шахты, яма, туннель и камера”) установлена на берегу озера.

Скульптура Брюса Наумана Trench, Shafts, Pit, Tunnel and Chamber (“Канава, шахты, яма, туннель и камера”) установлена на берегу озера.

Все эти вещи в созданном Кайли саду тоже присутствуют: на террасе выставлены, точно как в Версале, скульптуры. Теннисный корт отделен от огорода аллеей колючей акации. Пересечение каналов обозначено фонтаном. Но сделано все это очень тонко – слепого подражания XVII веку нет и в помине. Деревья сохраняют естественный вид, скульптура современная, фонтан – с электрической подсветкой. Ландшафт вокруг вполне сельский. 

Из увитой глицинией перголы открывается вид на подсвеченный фонтан (он устроен на пересечении двух каналов) и окрестные холмы.

Из увитой глицинией перголы открывается вид на подсвеченный фонтан (он устроен на пересечении двух каналов) и окрестные холмы.

На первый взгляд – обычная, чуть облагороженная ферма в Коннектикуте. На самом деле – виртуозная работа великого дизайнера. Который, под стать знаменитым предшественникам, вполне достоин риторического вопроса: не будь Дэна Кайли, какими были бы американские ландшафты ХХ века?

На террасе перед домом высажены два медных бука. Их привезли на участок не саженцами, а уже взрослыми деревьями.

На террасе перед домом высажены два медных бука. Их привезли на участок не саженцами, а уже взрослыми деревьями.

Текст: Дебора Нидлман, Евгения Микулина

Фото: Макдуфф Эвертон
опубликовано в журнале №11 ноябрь 2004

Комментарии