Сад кактусов в Эль-Пасо

Англичанка Анна Дэвис живет в Техасе уже тридцать лет. Ее дом всегда был окружен ностальгическим традиционным английским садом – с газоном, прудиками, ручейком, клумбами и цветочными бордюрами. Но в какой-то момент Анне захотелось “местного колорита”, ведь Эль-Пасо – это почти Мексика. И тогда Анна обратилась к ландшафтному дизайнеру Марте Шварц. 

“Лабиринт кактусов” примыкает к вполне традиционному английскому саду с газонами, прудом и цветочными клумбами.

“Лабиринт кактусов” примыкает к вполне традиционному английскому саду с газонами, прудом и цветочными клумбами.

В результате в ее саду появился “особый отдел” – кусочек земли размером одиннадцать на восемь метров, где нет никаких растений, кроме кактусов. “Цветки пустыни” красуются на фоне лабиринта из разноцветных бетонных стен. Открытый лабиринт, где затейливые коридоры ведут в потайные уголки, был спроектирован по мотивам работ техасской знаменитости, дизайнера-минималиста Дональда Джадда – Шварц в восторге от его арт-инсталляций.

Сад-лабиринт из разноцветных бетонных стен предстает в виде современной скульптуры.

Сад-лабиринт из разноцветных бетонных стен предстает в виде современной скульптуры.

Марта старается относиться с юмором к объектам своих ландшафтных композиций: “Растения как дети и собаки, с ними нужно играть”. Она уверена: для того чтобы создать эффектный сад, не обязательно тратить много денег. Ей претит гигантомания, которой часто грешат ландшафтные дизайнеры и экологи. “Всякую большую работу нужно начинать с мелочей. Люди на нашей планете живут далеко не в идеальных условиях, среди асфальта и торговых центров. Прежде чем заниматься национальными парками, нужно преобразить именно эту среду. Берите пример с японцев: им катастрофически не хватает земли, и они играют с пространством и временем с помощью карликовых деревьев, камней и мха”, – говорит Марта.

Небольшие проемы в стенах и резкие тени напоминают об Испании, а обилие кактусов — о Мексике, до которой отсюда рукой подать.

Небольшие проемы в стенах и резкие тени напоминают об Испании, а обилие кактусов — о Мексике, до которой отсюда рукой подать.

В ее творении действительно заметно японское влияние – например, гора гравия в “золотой комнате” лабиринта. Но в глазах Марты эта горка – “южноамериканский вулкан и одновременно насыпь из промышленных отходов”. 

Горка гравия в центре “золотой комнаты” лабиринта изображает вулкан.

Горка гравия в центре “золотой комнаты” лабиринта изображает вулкан.

В кактусовом саду есть и следы испано-исламской культуры – геометрический рисунок плана, глухие стены с небольшими проемами и резкие, контрастные тени. Бетонные стены и замкнутые пространства, как ни странно, удачно сыграли роль мексиканской пустыни. Мексика, по Марте Шварц, это камни, песок, яркие цвета и палящее солнце, от которого нужно укрыться в тенистом уголке. Ну и кактусы, конечно.

В бетонные стены одного из “отсеков” лабиринта сверху вклеены осколки стекла — дополнительная символическая преграда.

В бетонные стены одного из “отсеков” лабиринта сверху вклеены осколки стекла — дополнительная символическая преграда.

Текст: Лесли Форбс

Фото: ПИТЕР АНДЕРСОН
опубликовано в журнале №3 март 2003

Комментарии