“Вилла, продлевающая жизнь” в Ист-Хэмптоне

Материал из архива. Пара архитекторов и мечтателей Мадлен Джинс и Сусаку Аракава нашли свой рецепт вечной жизни — дом, который не позволяет расслабиться ни на секунду.

Стены дома сделаны из разноцветных металлических щитов и полупрозрачного поликарбоната.

Стены дома сделаны из разноцветных металлических щитов и полупрозрачного поликарбоната.

В 1987 году дуэт основал Фонд исследования архитектурного тела, цель которого — борьба с традиционными представлениями о частном пространстве. “Если вы считаете, что выключатели должны быть под рукой, пол ровным, а дверные проемы в человеческий рост, вы обречены на вымирание”, — безапелляционно заявляли архитекторы. 

“Вилла, продлевающая жизнь” в Ист-Хэмптоне.

“Вилла, продлевающая жизнь” в Ист-Хэмптоне.

Небольшой дом в Ист-Хэмптоне с говорящим названием “Вилла, продлевающая жизнь” является воплощением их радикальных взглядов. Здесь все устроено так, чтобы хозяева не расслаблялись ни на секунду, а со всех гостей впору брать подписку о том, что они предупреждены об опасностях, подстерегающих за порогом. 

Центральную часть дома занимает лабиринт из кухни и гостиной. У обеденного стола семнадцать углов, на которые можно наткнуться.

Центральную часть дома занимает лабиринт из кухни и гостиной. У обеденного стола семнадцать углов, на которые можно наткнуться.

Главная из них — бугристый бетонный пол, напоминающий лунную поверхность: передвигаться по нему почти так же удобно. “Постоянные попытки удержать равновесие стимулируют нервную систему, — объясняли авторы проекта. — Такое покрытие следовало бы использовать в психиатрических лечебницах”. 

Окна в доме расположены на разной высоте.

Окна в доме расположены на разной высоте.

Следующий аттракцион — это дверные проемы. В некоторые из них нужно протискиваться боком, в другие проползать (“это развивает гибкость и внимание”). Для тех, кто уже смирился с постоянными гимнастическими упражнениями, предлагается тест на психоустойчивость. Центральная зона с кухней, столовой и гостиной выкрашена в сорок пять ярких цветов (“покой смертелен для нейронов человеческого мозга”). 

Ванная комната выходит прямо в гостиную: “В наготе нет ничего предосудительного”, — утверждают архитекторы.

Ванная комната выходит прямо в гостиную: “В наготе нет ничего предосудительного”, — утверждают архитекторы.

На вопрос, почему на вилле нет ни одного полностью закрытого помещения, у архитекторов был готов ответ: “Свое частное пространство надо научиться носить в себе”. Пока никто не соответствует этим жестким требованиям, и дом стоит пустым. Но Джинс и Аракава никогда не унывали: “Годом раньше, годом позже, какая разница? У будущих хозяев впереди вечность”.

Дом в Ист-Хэмптоне построен на земле, принадлежавшей итальянскому художнику Винченцо Аньетти, умершему в 1981 году. Он завещал участок архитекторам Мадлен Джинс и Сусаку Аракаве, потому что верил в успех их теории вечной жизни.

Дом в Ист-Хэмптоне построен на земле, принадлежавшей итальянскому художнику Винченцо Аньетти, умершему в 1981 году. Он завещал участок архитекторам Мадлен Джинс и Сусаку Аракаве, потому что верил в успех их теории вечной жизни.

Текст: Кристиан Симан

Фото: Эрик Стриффлер
опубликовано в журнале №3 (71) март 2009

Комментарии