Сад в Новой Англии

Американцы Джон Гвинн и Майкл Фолкарелли создали в Новой Англии сад, поделенный на тематические участки – каждый своего цвета. О проекте рассказывают сами авторы.

Работа над нашим садом началась в 1970-х. Сначала это было беспорядочное смешение маленьких неухоженных участков земли на юго-западе Новой Англии. Начал работу Джон – профессиональный ландшафтный архитектор, сейчас он работает в зоопарке Бронкса. Окончив колледж, он совершил грандиозное “ландшафтное” путешествие – посмотрел все, что мог, от классических парков Англии до лесов Центральной Америки. И загорелся идеей – привезти и посадить вместе самые интересные и яркие растения из каждого региона. Могут ли выходцы из разных климатических поясов прижиться на новом месте? Получится ли из них гармоничная ландшафтная композиция?

"Серебряная поляна" — один из самых эффектных участков сада. Здесь собраны растения с серебристой листвой: кедр, древесная юкка, белый дельфиниум, наперстянка, дикая герань. Дорожка сделана из древесины кедра: под воздействием влаги она тоже стала серебристого цвета.

Вопросы эти недолго оставались абстрактными. Скоро по почте начали прибывать бесчисленные экзотические саженцы, которые Джон заказывал в самых отдаленных питомниках. И вот тут в игру вступил Майкл – крупная фигура в креативном отделе компании Ральфа Лорена. Майкл любит рассказывать, что при первой встрече Джон полностью запудрил ему мозги своим рассказом о тропическом рае. В натуре же он увидел раскопанные грядки. Но Майкл, чьи предки были итальянскими садовниками, сумел разглядеть за строительным беспорядком очертания нашей общей мечты и вложил в проект свое художественное чутье, свой вкус – и здравый смысл.

"Оранжевая роща" получила свое название из-за множества лилий — они цветут в июле. Весной за веселую расцветку отвечают желто-оранжевые нарциссы.

По ходу дела нам пришлось обучить пару садовников – методом проб и ошибок они научились, например, выращивать камелии в недружелюбном северном климате. Иногда эксцентрика “зашкаливала”: когда Джон являлся с очередным экзотическим теплолюбивым саженцем, Майкл со стоном предлагал просто закопать в землю деньги. “Сажать будем или сразу похороним?” – регулярно спрашивал он. Но все же дело двигалось. Из лаборатории, в которой два ботаника проводили безумные эксперименты, сад превратился сначала в беспорядочную кашу из чего-то яркого и экзотического. Но потом, как и должно быть в настоящем саду, выделилась серия “внешних комнат”, разделенных живыми изгородями. Изгибы дорожек влекут посетителя все дальше – исследовать все новые уголки, где его ждут новые интересные растения.

Круглая поляна обсажена рододендронами разных цветов и размеров. Красные стулья на самом деле — детские, меньше стандартного размера. Из-за этого поляна кажется больше, чем она есть.

Круглая поляна обсажена рододендронами разных цветов и размеров. Красные стулья на самом деле — детские, меньше стандартного размера. Из-за этого поляна кажется больше, чем она есть.

День за днем и год за годом мы занимались садом, сводя воедино парадоксальные идеи. Джон – одержимый коллекционер рододендронов. Специально для них мы создали круглую поляну: она обсажена растениями всех цветов – от белых до ярко-розовых, и всех размеров – от больших до карликовых. В мае поляна окружена сплошной цветущей стеной. Еще одно любимое место – “Тропический остров”, засаженный папоротниками и бамбуком. Но самое удачное наше изобретение – участки сада, где растительность подобрана по цвету листвы: оранжевой, желтой, серебряной, красной. Этот прием позволяет саду не бояться смены времен года: он выглядит эффектно даже зимой.

"Желтый круг" окружен живой изгородью. Здесь собраны желтые растения, в том числе пятнистый окопник и дицентра "Золотое сердце". В центре в кадке растет юкка.

Есть только одна проблема: идея подбора листвы так увлекла Джона, что он теперь решил заняться селекцией. Кажется ему, что в уголке сада пустовато – и он планирует вывести специально для этого места что-нибудь особенное, с желтыми листьями и бордовыми цветами. Можно сказать, конечно, что мечтать не вредно, и на этом успокоиться. Но мы никогда не успокаиваемся. Пойдем в теплицу – посмотрим, как там приживаются саженцы.

В центре сада — простая прямоугольная поляна, ограниченная живыми изгородями. Железная скамья — антикварная, из Франции.

В центре сада — простая прямоугольная поляна, ограниченная живыми изгородями. Железная скамья — антикварная, из Франции.

Текст: Джон Гвинн и Майкл Фолкарелли

Фото: Лэнгдон Клей
опубликовано в журнале №5 май 2005

Комментарии