Дом в Калифорнии, 1250 м²

Много лет Джон и Мэрилин Роско устраивали воскресные пикники на одном и том же месте – на вершине холма в окрестностях родного Сан-Франциско. Уж больно хорош был оттуда вид. Настоящая панорама: город с мостом “Золотые ворота”, залив, виноградная долина Напа, горы Сьерры-Невады. Благодаря игре света и тени пейзаж меняется едва ли не каждую секунду, и наблюдать за ним можно до бесконечности – не соскучишься. 

Благодаря стеклянным стенам и перегородкам дом Роско просматривается практически насквозь.

Благодаря стеклянным стенам и перегородкам дом Роско просматривается практически насквозь.

Уезжать с облюбованного места с каждым разом становилось все труднее. Тогда Роско решили там поселиться и начали маленькими кусочками скупать окрестные земли. Постепенно они набрали ни много ни мало 680 гектаров со “своим” холмом в середине.

Хелена Арауэт много лет работала с легендарным архитектором Джоном Лотнером. Детали дома Роско, например обшитые елью наклонные потолки геометричного рисунка, напоминают прославленные постройки Лотнера.

Хелена Арауэт много лет работала с легендарным архитектором Джоном Лотнером. Детали дома Роско, например обшитые елью наклонные потолки геометричного рисунка, напоминают прославленные постройки Лотнера.

Когда пришло время строить дом, первое требование к архитектору оформилось просто. “Мы владеем панорамным, на триста шестьдесят градусов, видом, – заявили Роско. – И хотим, чтобы из нашего дома было видно как можно больше наших градусов. Мы хотим наблюдать восходы и закаты. Наш холм, конечно, не Гималаи, но все равно приятно чувствовать себя так, будто живешь на крыше мира, на самом верху”.

Первый этаж дома — единое пространство, разграниченное бетонными каминами: один отделяет гостиную от столовой, другой — столовую от кухни.

Первый этаж дома — единое пространство, разграниченное бетонными каминами: один отделяет гостиную от столовой, другой — столовую от кухни.

Исполнить радикальные пожелания семейства Роско взялась Хелена Арауэт из компании Lautner Associates. Она родилась в Бельгии, выросла в Аргентине и с 1971 года работала с Джоном Лотнером – легендарным мастером американской архитектуры, автором самых оригинальных домов в Лос-Анджелесе и Малибу. Арауэт – специалист по бетону, и именно она “надзирала” за исполнением строительных работ в большинстве творений Лотнера. После смерти своего учителя в 1994 году она решила продолжить его дело – и, как видно на примере дома Роско, весьма успешно.

Террасу и интерьер дома разделяет раздвижная перегородка. Бассейн частично находится внутри дома — благодаря этому Джон Роско может плавать в нем даже зимой (он заходит в воду в теплом помещении и затем выплывает наружу).

Террасу и интерьер дома разделяет раздвижная перегородка. Бассейн частично находится внутри дома — благодаря этому Джон Роско может плавать в нем даже зимой (он заходит в воду в теплом помещении и затем выплывает наружу).

Перед началом работы Арауэт задала Роско несколько простых вопросов. Что им больше нравится: прямые или кривые? Что они предпочитают: открытый воздух или закрытые помещения? Роско проголосовали за прямоту и открытость и дизайн получили соответствующий. Дом построен из бетона, крышу его несут стальные балки. В нем два этажа: нижний частично “утоплен” в скалу, на нем расположены библиотека, спортивный зал, гостевые спальни и хозяйственные помещения. 

Первый этаж дома частично “утоплен” в скале. Здесь расположены гостевые комнаты и библиотека.

Первый этаж дома частично “утоплен” в скале. Здесь расположены гостевые комнаты и библиотека.

Верхний этаж – по сути, одно большое пространство, разделенное на функциональные зоны (столовую, гостиную и кухню) с помощью бетонных каминов. Благодаря стеклянным стенам и перегородкам дом просматривается практически насквозь – “спрятаны” только хозяйская спальня с гардеробной и ванной. Помещений для прислуги нет: Мэрилин готовит сама, и Джон помогает ей с уборкой. “Мы простые люди. Живем вдвоем. К нам только внуки иногда приезжают”, – говорит Джон.

Стены хозяйской спальни обшиты красным деревом. За перегородками прячется гардеробная и ванная.

Стены хозяйской спальни обшиты красным деревом. За перегородками прячется гардеробная и ванная.

Площадь дома, однако, не маленькая – c квадратных метров – в нем с легкостью можно устроить вечеринку на триста гостей. Но размеры не угнетают – масштабные и “интимные” пространства удачно чередуются. Немалую роль в этом играют обшитые елью наклонные потолки – их высота колеблется от 2 до 4,5 метров. 

Ванная.

Ванная.

Но главное в архитектуре дома, конечно, “выходы” на природу: открытые террасы, мощенные, как и полы внутри, каменными плитами. Основная терраса – это консоль с пятнадцатиметровым бассейном, инженерное чудо, созданное еще одним старым соратником Лотнера, Эндрю Нассером. Отсюда вид особенно хорош: зеркало воды, горы на горизонте, облака внизу. Крыша мира – иначе не скажешь.

Дом семьи Роско в Калифорнии построила архитектор Хелена Арауэт. Бассейн длиной 15 метров вынесен на консольную террасу, мощенную каменными плитами. С нее открывается вид на долину Напа, где расположены знаменитые калифорнийские виноградники.

Дом семьи Роско в Калифорнии построила архитектор Хелена Арауэт. Бассейн длиной 15 метров вынесен на консольную террасу, мощенную каменными плитами. С нее открывается вид на долину Напа, где расположены знаменитые калифорнийские виноградники.

Текст: Алан Хесс

Фото: АЛАН ВАЙНТРАУБ
опубликовано в журнале №3 март 2005

Комментарии