Архбюро Snøhetta в Москве

10 августа Институт "Стрелка" посетил Роберт Гринвуд, директор норвежской Snøhetta ("Снёхетта"), одного из самых влиятельных архитектурных бюро мира. Мы поговорили с Робертом, а также послушали его лекцию, посвященную работе бюро и их основным проектам.

Роберт Гринвуд, директор бюро Snøhetta

Роберт Гринвуд, директор бюро Snøhetta

Улыбчивый англичанин, присоединившийся к норвежским архитекторам Хьетилю Торсену и Крейгу Дайкерсу в 1993 году, не любит много рассказывать о себе. После переезда из Великобритании его первой серьезной работой стал проект Новой Александрийской библиотеки в Египте. С этого началось и само бюро.

– Конкурс был организован вслепую – заказчики не знали тех, кто стоит за проектом. Когда будущие клиенты увидели нас, они подумали, что наняли каких-то хиппи строить великий памятник древности.

Александрийская библиотека в Египте

Александрийская библиотека в Египте

Сейчас норвежское бюро Snøhetta создает абсолютно все: от денежных банкнот Норвегии до штаб-квартиры газеты Le Monde в Париже или главного офиса французско-ливанского банка в Бейруте. В команде бюро работают архитекторы, ландшафтные, графические и интерьерные дизайнеры. Два крупных офиса расположены в Осло и Нью-Йорке, но постепенно Snøhetta расширяется и открывает небольшие офисы-сателлиты. На данный момент такие работают в Сан-Франциско и Инсбруке.

Рабочий процесс в бюро строится на коллаборации и смене ролей внутри коллектива. Каждый специалист должен попробовать создать что-то не "свое", и тогда работа над проектом становится эффективнее. Также каждый год команда бюро совершает совместный подъем к горе Снёхетта, в честь которой оно названо.

– Самое важное для нас то, что работа не выстраивается вокруг одного человека. Архитектура всегда задействует много людей, она мыслит шире, чем живопись или поэзия. Теперь мы говорим не только о том, чтобы построить здание, но и о создании жизни вокруг него.

Помимо монументальной Александрийской библиотеки на счету бюро есть еще один важнейший памятник современности – павильон Национального мемориального музея 11 сентября в Нью-Йорке.

Павильон Национального мемориального музея 11 сентября в Нью-Йорке

Павильон Национального мемориального музея 11 сентября в Нью-Йорке

Эта постройка создавалась под пристальным вниманием общественности. Каждый знал лучше остальных, что именно должно символизировать память о страшнейшем теракте. Основной принцип работы Snøhetta – сотрудничество с клиентом, конструктивный диалог по поводу каждого аспекта работы. Именно поэтому проект музея, как и другие их постройки, нравится людям.

– Люди могут часами стоять вокруг музея, рассматривать отражение Нью-Йорка в нем или то, что находится внутри. По центру помещения расположились две оригинальные опорные конструкции Башен-близнецов.

Павильон Национального мемориального музея 11 сентября в Нью-Йорке

Павильон Национального мемориального музея 11 сентября в Нью-Йорке

Философия Snøhetta основана на взаимодействии архитектуры и окружающего ландшафта. Каждое место, в которое они приходят, должно быть исследовано физически и эмоционально. Сами за себя говорят их проекты. Например, небольшой посетительский павильон в норвежском национальном парке Доврефьель неподалеку от вершины той самой горы Снёхетты.

Он предназначен для размещения туристических групп, совершающих путешествие по горам. Внутри него они могут спокойно наблюдать за дикой природой, не боясь холода и ветра. Сам павильон нисколько не выбивается из окружающего ландшафта, хоть и выполнен в форме прямоугольной коробки из стали и стекла. Его интерьер представляет собой деревянный объем, повторяющий форму волны.

Посетительский павильон в норвежском национальном парке Доврефьель

Посетительский павильон в норвежском национальном парке Доврефьель

– Невозможно постоянно создавать большие, масштабные проекты. Тебе просто может стать скучно. Способность делать маленькие проекты одновременно с большими очень важна.

Иногда архитекторы и дизайнеры Snøhetta не работают с ландшафтом, а просто создают его. По словам Роберта, так было в случае со зданием Норвежского национального театра оперы и балета в Осло. У архитекторов не было возможности построить большую площадь вокруг здания, и они преобразовали крышу в публичное пространство.

Национальный театр оперы и балета в Осло

Национальный театр оперы и балета в Осло

– Признаюсь честно, норвежцы не очень любят оперу. Но, полюбив здание Оперы, они приобщились к искусству – теперь билетов туда не достать! Чтобы получить разрешение властей построить такую крышу, по которой ходили бы люди, нам пришлось сказать, что это не крыша, а инсталляция. Теперь в любое время года на крыше театра люди устраивают пикники, гуляют с собаками, встречаются с семьей.

На крыше Национального театра оперы и балета в Осло

На крыше Национального театра оперы и балета в Осло

В условиях жизни развивающихся мегаполисов общественные пространства невероятно важны. Норвежцы знали это еще в 90-е годы, строя Александрийскую библиотеку. Роберт рассказывает о том, что они создали площадь вокруг библиотеки, чему противились местные власти, а через много лет, во время революции, именно на этом месте собирались люди, чтобы объединяться и высказывать свое мнение.

– Сейчас в мире действительно усиливается осознание ценности и важности публичного пространства. Улицы, тротуары, площади, обустроенные открытые пространства. Я надеюсь, что вскоре мы будем видеть все больше таких проектов по всему миру. Они могут быть совсем небольшого масштаба, а могут быть огромного, как, например, тот, что мы делаем сейчас в Нью-Йорке на Таймс-сквер.

Проект развития Таймс-сквера

Проект развития Таймс-сквера

Проект преобразования Таймс-сквер действительно поражает своими масштабами и доброжелательностью к горожанам. В течение 6 лет постепенно Snøhetta улучшает это публичное пространство, выстраивая комфортные тротуары и бетонные лавочки для отдыха в эпицентре городской жизни.

Такая ситуация знакома москвичам. Современная градостроительная политика Москвы направлена на расширение общественных пространств и создание комфортных оазисов в центре города.

– Это мой первый визит в Москву, и, честно сказать, я не ожидал, что мне здесь так понравится. Это совсем "другое" место в хорошем смысле. Я вижу много интересных людей, занимающихся разными полезными вещами.

До этого Snøhetta участвовала в конкурсе на проект общественно-жилой застройки Васильевского острова в Санкт-Петербурге, но не победила в нем.

– Наш первый проект в России будет сделан совместно с КБ "Стрелка". Мы будем участвовать в реконструкции небольшого участка Садового кольца.

Последняя победа Роберта и его бюро – проект штаб-квартиры банка BLF в Бейруте. По его словам, клиенты в этом проекте озадачены не только самим зданием, но и инфраструктурой вокруг него – тем, что они могут подарить городу.

Проект банка BFL в Бейруте

Проект банка BFL в Бейруте

– Планов у нас очень много. Могу с точностью сказать, что всегда мой любимый проект – следующий.

Текст: Софья Карпенко

Фото: Софья Карпенко, архивы пресс-службы, Snøhetta

Комментарии