Пейзажный сад в Англии

Участок в Ист-Хэмптоне Тони Инграо и Ренди Кемпер купили себе четыре года назад. Покупали они, собственно, старый гараж, который планировали переделать в жилье. Но, осознав, что стоит гараж на живописном, хотя и запущенном участке земли площадью в полтора гектара, озаботились и вопросами ландшафтного дизайна.

Композиция из современного английского павильона-храма, построенного по образцам XVIII века, и подлинной французской садовой лестницы того времени.

Композиция из современного английского павильона-храма, построенного по образцам XVIII века, и подлинной французской садовой лестницы того времени.

Владения Тони и Ренди граничили с заповедником. Уловить, где кончается их земля и начинается общественная, на глаз было невозможно. Это навело дизайнеров на мысль начать проектирование сада с типичного для XVIII века ландшафтного приема. Имея дело с небольшими участками, английские парковые архитекторы того времени располагали растения так, чтобы зрительно присоединить к ним пейзаж за границами парка. Они “одалживали” красивую перспективу, расширяя богатство визуальных впечатлений, обеспечить которое – главная задача любого сада.

В коттеджном саду растут ирландские тисы и колокольчики. Сфера XVII века из Голландии “отдана в руки” статуе, принадлежавшей ландшафтному дизайнеру Гертруде Джекилл. Фонтан — английский, XVIII века.

В коттеджном саду растут ирландские тисы и колокольчики. Сфера XVII века из Голландии “отдана в руки” статуе, принадлежавшей ландшафтному дизайнеру Гертруде Джекилл. Фонтан — английский, XVIII века.

В первый год жизни на новом месте Тони и Ренди ничего в саду не делали – просто наблюдали, как выглядит местность в разное время, и изучали окружающую растительность. В результате на своих местах осталось всего четыре дерева, остальные дизайнеры пересадили или уничтожили, заменив другими, более живописными породами. 

На дерновой дорожке, ведущей к бассейну, высажены карликовые сосны, кипарисы и плакучие кедры — по мнению хозяев, их листва чем-то напоминает водопад.

На дерновой дорожке, ведущей к бассейну, высажены карликовые сосны, кипарисы и плакучие кедры — по мнению хозяев, их листва чем-то напоминает водопад.

Они решили, что сад у них будет скорее “древесный”, чем “цветочный”. Дело в том, что вместе с ними на участке живут олени. Чем гонять животных, стараясь уберечь клумбы, их решили просто не вводить в искушение. “Мы хотели, чтобы сад был разновысотным, состоял из шпилей, волн и валунов, – говорит Тони Инграо. – А еще, конечно, он должен был быть неожиданным”. В общем, у них все получилось. 

Место, которое хозяева сада отвели для обедов на открытом воздухе, обрамляют живописные плакучие кедры. Отсюда открывается отличный вид на граничащий с садом заповедник.

Место, которое хозяева сада отвели для обедов на открытом воздухе, обрамляют живописные плакучие кедры. Отсюда открывается отличный вид на граничащий с садом заповедник.

В плане сад немного напоминает ракушку наутилуса. Вверху спирали – круговая подъездная дорожка, засыпанная красным гравием. Сад раскрывается по мере закручивания “ракушки”, включающей коттедж (бывший гараж) и садик при нем. В этот садик нужно спускаться по небольшой лесенке – он слегка утоплен в землю и обнесен стеной. Олени сюда не суются – не любят ступеньки, поэтому тут растут гардении и лилии. Красный кирпич стен точно попадает в оттенок гравия подъездной дорожки. С летней зеленью он приятно контрастирует, с буйством осенних красок – перекликается.

Переход масштаба между “интимным” коттеджным садом и более широким террасированным ландшафтом осуществляется с помощью аллеи со стрижеными кубиками самшита, чугунными “пешками” XVIII века и статуями XVII века — Геркулесом и Юпитером, привезенными из Голландии.

Переход масштаба между “интимным” коттеджным садом и более широким террасированным ландшафтом осуществляется с помощью аллеи со стрижеными кубиками самшита, чугунными “пешками” XVIII века и статуями XVII века — Геркулесом и Юпитером, привезенными из Голландии.

За пределами коттеджного сада масштаб пейзажа меняется – вырастает. Уклон участка позволил Тони и Ренди разбить несколько широких террас и создать из крупных масс растений те самые “волны, шпили и валуны”, о которых им мечталось. В этой части сада они работали широкими ландшафтными мазками – вместо одного красного японского клена сажали группу деревьев, что несказанно усиливает эффект. Борьба с оленями актуальна и здесь: чтобы животные не объедали, например, тую, вокруг нее высажен самшит, который олени не едят.

Японский клен, растущий на одной из садовых террас, — очень почтенное дерево: ему уже больше ста шестидесяти лет.

Японский клен, растущий на одной из садовых террас, — очень почтенное дерево: ему уже больше ста шестидесяти лет.

В этом американском саду много черт, которые делают его очень английским. Уважение к естественному ландшафту, работа с крупными массами растительности и одинокими деревьями-солитерами, разделение на “интимную” коттеджную и “общественную” парковую части. И бесконечная эпопея с оленями – тоже из числа таких же английских приемов. В Англии XVIII века пейзажные парки вырастали из охотничьих угодий. В Старом Свете на животных, губивших растения, охотились. В новой Англии, созданной Тони и Ренди, им просто подсовывают что-нибудь невкусное. Что, конечно, куда гуманнее.

Вдоль газона высажены белые сосны, папоротники и ярко-розовый рододендрон.

Вдоль газона высажены белые сосны, папоротники и ярко-розовый рододендрон.

Текст: Черил Мерсер

Фото: Кристофер Бейкер
опубликовано в журнале №10 (67) октябрь 2008

Комментарии