Парк по проекту Жака Вирца в Бельгии

“Мы дали заказ Жаку Вирцу, потому что ждали от него шедевр”, – говорит владелец парка, бельгийский коллекционер, живущий неподалеку от Гента. Другой ландшафтный дизайнер был бы смущен столь высокими требованиями. Вирц воспринял заказ как должное. 

Если поздно осенью или зимой опускается туман, пейзаж кажется почти готическим, а дом — окутанным тайной. Этот эффект тоже запланирован. Вокруг дома зеленые стены изгибаются в виде скрипичного ключа, который очерчивает контуры фруктового сада, огорода и автопарковки.

Если поздно осенью или зимой опускается туман, пейзаж кажется почти готическим, а дом — окутанным тайной. Этот эффект тоже запланирован. Вокруг дома зеленые стены изгибаются в виде скрипичного ключа, который очерчивает контуры фруктового сада, огорода и автопарковки.

Он занимается оформлением парков c 1948 года и за полвека завоевал репутацию одного из самых выдающихся европейских парковых дизайнеров. Он не боится никаких масштабов. Если надо, сделает сад для Катрин Денев, а если попросит Франция, перестроит знаменитый парк парижского дворца Тюильри. Вирц – наследник великой традиции французских парков, в его работах деревья, кустарники и травяные покровы преображаются в кубы, пирамиды, зубчатые стены и башенки, а также в плавно изогнутые живые изгороди, ставшие его фирменным знаком.

"Не представляю сада без живой изгороди", — признается Вирц. На этом фото он стоит возле буковых "тумб" в январе.

Парк вокруг модернистской виллы (архитектор Жан-Поль Декордье) во фламандских Арденнах демонстрирует подход Жака Вирца к садовому дизайну как к музыкальному сочинению: хотя это рассудочное, размеренное упражнение, его результат оказывает сильное эмоциональное воздействие. “Работая с ландшафтом, мы сначала создаем напряжение, а затем разряжаем его, – говорит дизайнер. – Как в музыке. Как в фуге Баха, например”. Часто он и работает под звуки Баха. Кстати, со своим заказчиком-коллекционером Вирц встретился на концерте.

Высокие цилиндрические

Высокие цилиндрические "тумбы" отмечают края каждого ряда буковой изгороди. Такой зеленой она бывает все лето, до конца сентября.

В том, как великолепно и дразняще разворачивается парк на холмистом ландшафте (почти 15 гектаров, бывшее охотничье угодье эпохи Ренессанса), есть почерк дирижера, управляющего огромным оркестром. “Не стесняйтесь делать широкие мазки”, – убеждает Вирц, когда речь заходит о простирающихся почти на семь километров буковых изгородях. Они связывают дом и пейзаж в единое целое. Растекаясь от дома плотными рядами, они затем рассыпаются по склонам среди плодовых деревьев и наконец разлетаются веером, встретив на пути вторую линию – кусты боярышника.

Пасторальная картина: изгородь плотными рядами растекается среди холмов фламандских Ардени.

Пасторальная картина: изгородь плотными рядами растекается среди холмов фламандских Ардени.

По желанию владельца Вирц использовал в работе исключительно зеленые насаждения. Он выбрал для создания живой изгороди бук, сохраняющий свою медную осеннюю листву и зимой. Дизайнер всегда должен учитывать то, как изменяется внешний вид ландшафта в зависимости от времени года, считает Вирц. Его парк никогда не бывает одинаковым: летом его освежают контрастирующие оттенки зеленого, в холодное время года сквозь дымку резче прочерчиваются контуры сада, создаваемые осенней листвой. “Если зимой сад теряет свою выразительность, он никуда не годится”.

Жак Вирц сплел посреди холмов живую изгородь из бука, боярышника и самшита. Она превращает пейзаж в законченную картину и задает направление движения по поместью. Гостям хозяев и автомобилям не нужны указатели — они просто следуют изгибам изгороди. Многорядная изгородь образует узенькие коридоры. Их стены достаточно низкие, чтобы гуляющие по этому лабиринту могли заглядывать в соседний проход. Здесь обожают играть дети, а родители могут видеть их макушки поверх кустов.

Жак Вирц сплел посреди холмов живую изгородь из бука, боярышника и самшита. Она превращает пейзаж в законченную картину и задает направление движения по поместью. Гостям хозяев и автомобилям не нужны указатели — они просто следуют изгибам изгороди. Многорядная изгородь образует узенькие коридоры. Их стены достаточно низкие, чтобы гуляющие по этому лабиринту могли заглядывать в соседний проход. Здесь обожают играть дети, а родители могут видеть их макушки поверх кустов.

При всем великолепии уже созданного работа над парком не прекращается. “Вирц регулярно возвращается, – говорит владелец, – и вносит усовершенствования, не останавливаясь на достигнутом”. Но возможность оценить шутку художника, положенную в основу всего замысла, имеют немногие – только те, кто поднимется в башню, венчающую дом. Оттуда, с высоты, обнаруживается, что буковые изгороди окружают дом гигантским скрипичным ключом. И с этой же точки обзора видно, как изгородь боярышника растекается между складками холмов, и сад растворяется в сельском пейзаже, словно сошедшем с полотен Брейгеля.

У входа в парк ряды боярышника и бука окаймляют аллею из фруктовых деревьев. Медная листва на буковой изгороди держится всю зиму.

У входа в парк ряды боярышника и бука окаймляют аллею из фруктовых деревьев. Медная листва на буковой изгороди держится всю зиму.

Текст: Шарлотта М. Фризе

Фото: Арноут Овербик
опубликовано в журнале №10 октябрь 2002

Комментарии