Поместье Маркс-Холл в Англии

Старинное поместье, открытое для публики, желающей осмотреть особняк и сады вокруг – ситуация для Британии стандартная. Но в Маркс-Холле есть проблема: дома нет, его снесли еще в 1950-м, остались сады XVIII века – красивые, но не слишком примечательные. 

По берегу озера в Маркс-Холле высажены породы простые, но эффектно выглядящие осенью: дерен, ежевика, мискантус.

По берегу озера в Маркс-Холле высажены породы простые, но эффектно выглядящие осенью: дерен, ежевика, мискантус.

Чтобы завлечь публику, куратор Маркс-Холла Джонатан Джукс решил обратиться к ландшафтному дизайнеру Брите фон Шёнайх, немке, с 1980-х работающей в Британии. Ее специализация – современные сады. “От меня хотели “сад ХХI века”, но не эпатажный, а элегантный, изюминка которого в подборе растений”, – говорит Брита.

Заметную роль в посадках у озера играют березы — их белые стволы графично выделяются на фоне остальной растительности.

Заметную роль в посадках у озера играют березы — их белые стволы графично выделяются на фоне остальной растительности.

Работу в Маркс-Холле Брита начала в 2001 году. Ей предоставили склон, идущий от места, где раньше стоял дом, к озеру. В XVIII веке здесь был обнесенный тремя стенами огород. “Озерную” сторону уже тогда оставили открытой ради вида.

Яркие краски осенней листвы привлекают взгляд посетителей с другой стороны пруда и манят их в новый сад.

Яркие краски осенней листвы привлекают взгляд посетителей с другой стороны пруда и манят их в новый сад.

Брита спланировала свой сад как длинную “дорогу”. Она начинается с зеленого холма-скульптуры и заканчивается выложенной сланцем “ямкой” – тоже скульптурой, изображающей пруд. Между крайними точками – “сезонные” участки, перемежающиеся живыми изгородями и системой дорожек, лестниц и подпорных стен. 

Сад окружают кирпичные стены, сохранившиеся с XVIII века.

Сад окружают кирпичные стены, сохранившиеся с XVIII века.

Яркая осенняя листва, заросли декоративных трав, скульптурная “змейка” – не то дорожка, не то скамейка, – все детали цепляют взгляд, и ноги сами несут посетителя из одной части сада в другую. 

По центральной части сада извивается дорожка (местами — подпорная стенка) из сланца. Вдоль нее высажены травы.

По центральной части сада извивается дорожка (местами — подпорная стенка) из сланца. Вдоль нее высажены травы.

“План у сада регулярный, но сам он получился свободным, – считает Джонатан Джукс. – Так приятно видеть, как, пройдя все повороты дорожки, люди отдыхают у озера, а дети прыгают на скамейках и парапетах, делая их частью своего игрового мира”. Получается, как в Зазеркалье: к дому идти бесполезно – его нет. Но если двигаться в обратную сторону, то попадешь в очень приятное место.

Создатели сада особенно рады, что он предоставляет посетителям разные возможности: пока родители прогуливаются по ровной дорожке, дети могут играть на подпорных стенках.

Создатели сада особенно рады, что он предоставляет посетителям разные возможности: пока родители прогуливаются по ровной дорожке, дети могут играть на подпорных стенках.

Сланцевая дорожка выходит к газону на берегу пруда. Брита фон Шёнайх выложила ее с продуманной геометричностью, которой отличаются все ее ландшафты.

Сланцевая дорожка выходит к газону на берегу пруда. Брита фон Шёнайх выложила ее с продуманной геометричностью, которой отличаются все ее ландшафты.

Травы возле стены на осень и зиму оставляют нескошенными — так четче видна композиция посадок.

Травы возле стены на осень и зиму оставляют нескошенными — так четче видна композиция посадок.

Финальная точка маршрута по саду — “пруд”, выложенный из кусочков сланца.

Финальная точка маршрута по саду — “пруд”, выложенный из кусочков сланца.

Текст: Элсбет Томпсон 

Фото: МАРИАННА МАДЖЕРУС
опубликовано в журнале №10 (78) октябрь 2009

Комментарии