Бетонный дом в Мехико

Бруталистская архитектура – вещь не для слабонервных: вспоминается недавний фильм “Высотка” с Томом Хиддлстоном, где трагикомичные персонажи, вселившись в бетонную башню, стремительно теряют человеческий облик. И тем не менее Педро Рейес и Карла Фернандес без колебаний решили поселиться вместе со своими детьми в этом бруталистском по духу доме, построенном в восьмидесятые. Рейес – известный художник, но учился он на архитектора. На вопрос о том, что отличает архитектуру от искусства, он лаконично отвечает: “Водопровод”. И как-то сразу становится понятно, что коммуникации – не его страсть.

Главный фасад дома оставили неизменным во всей его тяжеловесной бруталистской красе.

Главный фасад дома оставили неизменным во всей его тяжеловесной бруталистской красе.

Тысячеметровый дом с четырьмя спальнями и двумя внутренними двориками расположен в районе Койоакан на юге Мехико. Фасады его остались неизменными, во всяком случае пока. Первые четыре месяца после ­покупки дома Педро и Карла провели, ломая перегородки, меняя двери и отдирая ветхий ковролин.

Фрагмент гостиной, самого внушительного помещения в доме: при прежних хозяевах здесь находился 35-метровый бассейн.

Фрагмент гостиной, самого внушительного помещения в доме: при прежних хозяевах здесь находился 35-метровый бассейн.

По стенам слегка прошлись кувалдой (дети помогали), чтобы подчеркнуть текстуру бетона, а кое-где пробили в них дополнительные круглые окна, чтобы создать дополнительные виды и пустить в комнаты больше света. Часть стен выкрасили в солнечно-желтый и суриково-красный цвета.

Чтобы обеспечить дополнительный приток света, в некоторых местах в стенах проделали круглые проемы. А сами стены для декоративности фрагментарно выкрасили в красный цвет.

Чтобы обеспечить дополнительный приток света, в некоторых местах в стенах проделали круглые проемы. А сами стены для декоративности фрагментарно выкрасили в красный цвет.

Приключение начинается сразу же с порога. Прямо перед входящим – пространство размером с небольшой спортзал, где брутальные бетонные балки поддерживают стеклянную кровлю. Прежде под прозрачной крышей располагался бассейн, но теперь его, убрав под пол, превратили в гигантский бак для воды: для города с постоянными перебоями в водоснабжении это очень предусмотрительно.

Верхняя площадка “Пирамиды будущего”, бетонного сооружения, которое украшает главную гостиную (и заодно служит приютом для приглашенных хозяйкой ткачих и вышивальщиц).

Верхняя площадка “Пирамиды будущего”, бетонного сооружения, которое украшает главную гостиную (и заодно служит приютом для приглашенных хозяйкой ткачих и вышивальщиц).

Посреди этой огромной комнаты высится необычное сооружение из бетонных блоков – “Пирамида будущего”, как называют его хозяева. Зона перед ней – библиотека (Рейес признается, что любит объезжать на велосипеде окрестных букинистов в поисках редких изданий), выглядящая скорее как художественная галерея благодаря работам владельца – арт-объектам и мебели.

Книжные стеллажи на антресолях расположены прямо под стеклянной кровлей, опирающейся на бетонные балки.

Книжные стеллажи на антресолях расположены прямо под стеклянной кровлей, опирающейся на бетонные балки.

За “Пирамидой” находится мастерская художника, через которую также можно пройти во вторую гостиную и в один из внутренних двориков. Бетонные книжные стеллажи высятся до самого потолка: их второй ярус доступен с бетонного же балкона-антресоли. Все это легче всего принять за изначальные интерьерные решения. На это и был расчет: супруги очень старались стереть разницу между старым и новым.

Фрагмент гостиной. Бетонные книжные стеллажи продолжаются на антресоли, куда ведет лестница из того же материала, отлитая на месте. Два стула на переднем плане ­— работа хозяина дома Педро Рейеса.

Фрагмент гостиной. Бетонные книжные стеллажи продолжаются на антресоли, куда ведет лестница из того же материала, отлитая на месте. Два стула на переднем плане ­— работа хозяина дома Педро Рейеса.

Каменщики, отливавшие новосозданные бетонные конструкции, работали также над мощением пола, где каждый кусок гранита обработан и пригнан вручную. Они же помогли создать кухню, где из бетона отлито все, от острова до полок, и ванную комнату, где ванна вытесана из огромной вулканической скалы, а раковина, в свою очередь, напоминает миниатюрную гряду вулканов.

Ванная комната хозяев. Ванна вытесана из единого куска вулканической скалы. Краны также сделаны на заказ. Арочный проем слева ведет в душевую кабину.

Ванная комната хозяев. Ванна вытесана из единого куска вулканической скалы. Краны также сделаны на заказ. Арочный проем слева ведет в душевую кабину.

При всей стерильности и обобщенности бетона как художественного материала, в интерьере повсюду заметны влияния традиционной мексиканской культуры. Этот интерес объединяет чету владельцев дома. Для Педро один из источников вдохновения – произведения искусства доколумбовой Америки. Карле принадлежит марка одежды, для создания которой модельер принципиальным образом привлекает сотни народных мастериц со всей страны.

Кухня. Из бетона сделано все — кроме разве что техники, посуды и стульев. Пол выложен обработанными вручную плитами гранита.

Кухня. Из бетона сделано все — кроме разве что техники, посуды и стульев. Пол выложен обработанными вручную плитами гранита.

Из унылой бетонной коробки индустриального вида Рейес и Фернандес все-таки смогли создать открытый и обаятельный дом, в котором не прекращаются художественные эксперименты. Один из таких экспериментов – потолочный светильник в гостиной, который Педро сконструировал сам, пропуская электрический провод по медным трубкам. Хоть и не водопровод, но все-таки трубы: похоже, в глубине души хозяин дома остается самым что ни на есть архитектором.

Фрагмент спальни хозяев. Здесь текстуру бетона все-таки скрыли везде, кроме потолка.

Фрагмент спальни хозяев. Здесь текстуру бетона все-таки скрыли везде, кроме потолка.

Во второй гостиной, которая находится в задней части дома, выставлены собранные хозяевами антикварные и винтажные безделушки.

Во второй гостиной, которая находится в задней части дома, выставлены собранные хозяевами антикварные и винтажные безделушки.

У произведений Рейеса два источника вдохновения: природные формы и искусство доколумбовой Америки.

У произведений Рейеса два источника вдохновения: природные формы и искусство доколумбовой Америки.

Текст: Юки Самнер

Фото: Эдмунд Самнер
опубликовано в журнале №10 (155) Октябрь 2016

Комментарии