Квартира на Патриках, 156 м²

Минувшим летом вокруг Патриарших прудов разгорелся нешуточный скандал. Жители квартала, забыв про вечные соседские дрязги, сплоченным фронтом выступили против завсегдатаев местного общепита. Наша героиня Ольга Короткова в “битве народов” не участвовала: для нее Патрики – оазис мира и спокойствия. Окна ее квартиры выходят в тихий двор.

Гостиная. На этой фотографии видно, насколько толстые в квартире стены. Благодаря им семья легко обходится без кондиционера — прохладу они сохраняют даже в сильную жару. В простенке между окнами работа Вильяма Бруя. На полу армянский винтажный ковер.

Гостиная. На этой фотографии видно, насколько толстые в квартире стены. Благодаря им семья легко обходится без кондиционера — прохладу они сохраняют даже в сильную жару. В простенке между окнами работа Вильяма Бруя. На полу армянский винтажный ковер.

Надо сказать, жилище у Ольги необычное не только для Патриарших, но и вообще для Москвы. Предыдущие владельцы объединили две квартиры на первом и втором этажах здания, построенного в 1912 году, – доходного дома Вешнякова. Получилось двухуровневое пространство с отдельным входом. “Когда-то это был черный ход для прислуги, – рассказывает Ольга. – К счастью, прежние хозяева его сохранили. Получился как бы таунхаус, только в центре города. Даже с палисадником, где растут старые липы! Мечтаем посадить там сирень и пионы, но садоводы из нас те еще – каждый раз пропускаем правильный момент для посадки”.

Столовая. Стол и стулья XIX века. Сервиз 1960-х годов, Германия. Скульптура<br />
“Батон”, Klimenkoff. Скатерть, Marki Home. Слева картина “Бассейн” Зои Орловой. Справа — любимая работа хозяйки, “Мальчик в расписной рубашке” Вика Мюниса. Работа выполнена по мотивам известной картины Машкова в придуманной Мюнисом технике: он воссоздает живопись классиков, аккуратно высыпая на ровную поверхность порошкообразные пигменты, а затем фотографирует “полотно”.

Столовая. Стол и стулья XIX века. Сервиз 1960-х годов, Германия. Скульптура
“Батон”, Klimenkoff. Скатерть, Marki Home. Слева картина “Бассейн” Зои Орловой. Справа — любимая работа хозяйки, “Мальчик в расписной рубашке” Вика Мюниса. Работа выполнена по мотивам известной картины Машкова в придуманной Мюнисом технике: он воссоздает живопись классиков, аккуратно высыпая на ровную поверхность порошкообразные пигменты, а затем фотографирует “полотно”.

Площадь квартиры, где живет семья – Ольга, ее муж Олег и сыновья, 15-летний Савва и 17-летний Григорий, – 156 квадратных метров. “Я слышала, иногда люди мучаются годами, отсматривают по сотне квартир, прежде чем найти подходящую. Нам повезло – свою мы нашли очень быстро, – вспоминает Ольга. – Район тогда не считался престижным, на скамейках выпивали, а иной раз и ночевали местные алкоголики. Но нам понравилась атмосфера этой квартиры – то, что у комнат нет жестко заданных функций. Это нам подходит – мы не отделяем “приватные” зоны от “общественных”. Сами живем по всей квартире и гостей принимаем везде”.

На стене в столовой — картины “Ангелы” живущего в Париже русского художника Вильяма Бруя. Диван и кресло, IKEA. Слева виднеется немецкий буфет XIX века. На полу антикварный турецкий ковер. Подушки, Marki Home.

На стене в столовой — картины “Ангелы” живущего в Париже русского художника Вильяма Бруя. Диван и кресло, IKEA. Слева виднеется немецкий буфет XIX века. На полу антикварный турецкий ковер. Подушки, Marki Home.

Планировка у жилища действительно нестандартная. На первом этаже – спальня сыновей, столовая, кухня и гостевой санузел. На втором – хозяйская спальня, гостиная и еще два санузла. Новые хозяева не изменили почти ничего: лишь перекрасили стены, привезли свою мебель и коллекцию современного искусства. Основу ее составляют работы украинских художников – Ольга и Олег восемь лет прожили в Киеве и именно там увлеклись собирательством. Ольга в ту пору работала в индустрии моды и исправно посещала Kiev Fashion Week. “На Неделях моды у меня завязались знакомства с людьми из арт-сообщества, – вспоминает она. – Я стала ходить в галереи, на выставки местных художников. Их картины стоили так дешево, что не покупать их было просто глупо!” Ольга не гналась за громкими именами, часто выбирала работы молодых, еще неизвестных авторов. “Мне это было в радость, а для них – хорошая финансовая поддержка. Теперь многие из них считаются звездами, например, Олег Тистол или Никита Кадан”. Киевская галеристка и куратор Виктория Бурлака стала для Ольги бессменным консультантом: “Мы подружились, благодаря ей я открыла для себя много новых имен”. Со временем к украинцам добавились иностранные авторы. Их работы Ольга покупает в московской галерее Гари Татинцяна. “Моя любимая вещь – “Мальчик в расписной рубашке” Вика Мюниса. Мне кажется, этот юноша очень похож на моего старшего сына”, – признается Ольга.

Гостиная на втором этаже квартиры. На стене картина “Парк Шевченко” из серии “Глобальное потепление” Саши Макарской. Торшер, Laura Ashley. Подушка, Marki Home.

Гостиная на втором этаже квартиры. На стене картина “Парк Шевченко” из серии “Глобальное потепление” Саши Макарской. Торшер, Laura Ashley. Подушка, Marki Home.

Объекты актуального искусства соседствуют в квартире с русской мебелью XIX века. Смешение эпох – модный прием, однако Ольга уверяет, что тренды тут ни при чем. “Старинные вещи окружали меня с самого детства – моя мама коллекционировала антикварный фарфор. Часто я сама не помню, откуда взялся тот или иной предмет – что-то досталось по наследству, что-то куплено на блошиных рынках – мы с Олегом их обожаем”. Отдавая вещи на реставрацию, супруги всегда просят мастеров использовать старинные материалы – например, гвозди от мебели, не подлежащей восстановлению.

Хозяйская спальня. В изголовье кровати картина “Белый по белому” Тиберия<br />
Сильваши. Льняное постельное белье, Marki Home. Коровья шкура на полу куплена на сельском рынке на Западной Украине. На кровати плед из меха красной лисицы, “Меха Екатерина”.

Хозяйская спальня. В изголовье кровати картина “Белый по белому” Тиберия
Сильваши. Льняное постельное белье, Marki Home. Коровья шкура на полу куплена на сельском рынке на Западной Украине. На кровати плед из меха красной лисицы, “Меха Екатерина”.

К современным вещам у Ольги подход прагматичный – она охотно покупает необычные дизайнерские светильники, но за брендами не гонится. Рядом с двухсотлетним турецким килимом лежит ковер из IKEA – он подошел к “старшему товарищу” по цвету и размеру. А льняное постельное белье, скатерти и салфетки – ее собственного бренда Marki Home. Их дизайн Ольга придумывает сама, перерабатывая традиционные русские мотивы в современном ключе. Возможно, в будущем за ними тоже будут охотиться антиквары.

В прихожей русский диван XIX века и зеркало начала ХХ века. На стене<br />
“Китаянка” Олега Тистола. На полу винтажный ковер.

В прихожей русский диван XIX века и зеркало начала ХХ века. На стене
“Китаянка” Олега Тистола. На полу винтажный ковер.

Коридор второго этажа. Лампы из магазина Leform. Картина “Арлекин” Зои Лерман, фотоработы Елены Цихон.

Коридор второго этажа. Лампы из магазина Leform. Картина “Арлекин” Зои Лерман, фотоработы Елены Цихон.

Текст: Екатерина Вагнер
Стилист и продюсер: Наталья Онуфрейчук

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №10 (155) Октябрь 2016

читайте также

Комментарии