Квартира с панорамным видом на Москву

Все мы понимаем, что создавать жилой интерьер в новопостроенном доме – занятие, где возможности для собственно архитекторского творчества не беспредельны. При любом бюджете, при любой степени художественной дерзости, при любой готовности хозяев к смелым решениям. Все равно все упирается в заданные строителями планировочные константы. Да, их может быть совсем немного, но вот фасадные стены бетонной многоэтажки – их же не сломаешь, правда ведь?

Фрагмент гостиной. Отсутствие визуальных барьеров между “внутри” и “снаружи” — важная черта интерьера, ради этого было решено отказаться от штор на панорамных окнах. На полу доска из дубового массива, Finex.

Фрагмент гостиной. Отсутствие визуальных барьеров между “внутри” и “снаружи” — важная черта интерьера, ради этого было решено отказаться от штор на панорамных окнах. На полу доска из дубового массива, Finex.

Впрочем, бывают исключения. Алексею Дунаеву удалось прийти в этой работе к несколько более радикальному результату, чем предполагал первоначальный проект этого жилого комплекса. Не было бы счастья, да несчастье помогло: заказчики, Кирилл и Татьяна, приобрели жилплощадь чуть ли не десять лет тому назад, но дом оказался долгостроем. Зато у архитектора было достаточно времени на то, чтобы согласовать прямо на стадии строительства решительное планировочное вмешательство, которое как раз таки фасада здания касается напрямую. Вместо стены со стандартными оконными проемами возникло панорамное остекление. Да еще и терраса с навесом, вытянувшаяся вдоль этого фронта, который составляют совмещенная с гостиной столовая, кухня и спальня хозяев.

Вид на обеденную зону гостиной. Трехметровый обеденный стол сделан<br />
по эскизу архитектора. Потолочный светильник Aim, Flos. В кухню ведет стеклянная дверь-“книжка”, TRE-Più.

Вид на обеденную зону гостиной. Трехметровый обеденный стол сделан
по эскизу архитектора. Потолочный светильник Aim, Flos. В кухню ведет стеклянная дверь-“книжка”, TRE-Più.

То, что удалось таким образом визуально раскрыть квартиру в пространство города (вернее, в пространство высоко над городом: квартира расположена на тридцать третьем этаже), впустить в нее воздух, небо и облака, Алексей считает своим главным успехом. “Но исходная планировка, конечно, все равно диктовала многое”, – говорит он, поясняя, что дверные проемы, к примеру, далеко не везде получилось сделать именно в тех местах, которые идеально устраивали бы и его, и клиентов.

Кухня. Отказ от навесных шкафов делает белое, почти стерильное пространство менее “бытовым” на вид. Мебель изготовлена по эскизам архитектора.

Кухня. Отказ от навесных шкафов делает белое, почти стерильное пространство менее “бытовым” на вид. Мебель изготовлена по эскизам архитектора.

Итоговая планировка квартиры тем не менее вынужденной не выглядит, все вполне логично. Кухня, допустим, не объединена со столовой, но это соответствовало пожеланиям Кирилла и Татьяны. Они люди хлебосольные, наличие в столовой большого обеденного стола, за которым можно собирать друзей и родных, было их непременным требованием, а готовить такие пиршества на глазах у гостей не всегда удобно.

Фрагмент спальни хозяев. Светильник Tolomeo, Artemide.

Фрагмент спальни хозяев. Светильник Tolomeo, Artemide.

В отдельный блок вынесена и спальня хозяев с примыкающей к ней гардеробной (причем душевая кабина, отделенная прозрачной перегородкой, находится прямо в спальне – владельцы предпочли именно такой вариант). Наконец, еще один блок с отдельным входом из коридора – детский, с двумя комнатами, для которых нашлись практичные небанальные интерьерные решения – как спроектированная архитектором мебель (двухуровневая кровать в комнате мальчиков, комплексный объект в комнате дочери, тоже почти по-скульптурному решенный). Или как стены, превращенные благодаря специальной краске в гигантские грифельные доски для записей и рисования.

Спальня сыновей. Сделанные по эскизам архитектора кровати расположены в два яруса. Нижняя кровать трансформируется при необходимости в две и имеет потайной ящик для белья.

Спальня сыновей. Сделанные по эскизам архитектора кровати расположены в два яруса. Нижняя кровать трансформируется при необходимости в две и имеет потайной ящик для белья.

Тщательно продуманных рациональных идей в интерьере предостаточно (в квартире, к примеру, очень много места для хранения, хотя это не бросается в глаза), но рискну сказать, что подкупает он не столько этим, сколько общим ощущением неожиданного простора, чистоты и воздушности. Минимум барьеров – на панорамных окнах даже нет штор. Минимум колористического “шума” – почти безраздельное преобладание белого цвета (хотя чисто белый он только на потолке, а для стен подобраны чуть более теплые градации в зависимости от того, куда выходит конкретная комната и как она освещена). Светлое дерево, натуральный камень, металл и стекло прекрасно это ощущение дополняют.

Хозяйская спальня и гардеробная выходят на открытую террасу. Кресло-качалка Eames RAR, Vitra. Потолочный светильник Taraxacum 1, Flos.

Хозяйская спальня и гардеробная выходят на открытую террасу. Кресло-качалка Eames RAR, Vitra. Потолочный светильник Taraxacum 1, Flos.

Лаконичность и функциональность – вполне органичные качества для почерка самого Алексея Дунаева, то есть ни на какие компромиссы в смысле стилистики идти не пришлось. Но и владельцы квартиры тоже принципиально хотели, чтобы интерьер был выстроен именно на этих началах. “Насколько я знаю, их родные и друзья сначала думали, что это они зря и что стоящая квартира должна выглядеть иначе, – говорит Алексей. – Но когда они впервые увидели готовую квартиру, их мнение поменялось”.

Фрагмент террасы. Наряду с металлом внешних конструкций, выкрашенным в черный цвет, архитектор использовал натуральный травертин светло-бежевого оттенка и лиственницу, это добавило пространству теплоты. Светильники Boom, Bega. Кресла Bertoia Diamond Chair, Knoll.

Фрагмент террасы. Наряду с металлом внешних конструкций, выкрашенным в черный цвет, архитектор использовал натуральный травертин светло-бежевого оттенка и лиственницу, это добавило пространству теплоты. Светильники Boom, Bega. Кресла Bertoia Diamond Chair, Knoll.

Текст: Сергей Ходнев

Фото: Сергей Красюк
опубликовано в журнале №11 (156) Ноябрь 2016

Комментарии