Вилла в Греции

Архитекторы Татьяна и Дмитрий Хорошевы

Заниматься обустройством заграничной виллы – дело непростое. Законы там, как правило, строгие и запрещающие больше, чем разрешающие. Местным властям важно, чтобы внешний вид строения после ремонта остался почти неизменным. Но архитекторам Татьяне и Дмитрию Хорошевым из бюро Lighthouse “повезло” вдвойне. Их объект располагался в заповедной зоне на полуострове Халкидики. 

Вообще архитекторы поначалу приехали на виллу в местечке Sani Resort отдохнуть, откликнувшись на предложение их давних заказчиков. А потом решено было поработать над двумя домами, расположенными там. Он состоит из двух домом под общей крышей, один предполагался для гостей, а во втором задумывались комнаты хозяев. Плюс к этому они соединялись стилобатным этажом между собой.

Фрагмент гостиной. Диван, Flexform; остальная мебель, все Riva 1920.

Татьяна и Дмитрий всегда очень тщательно прорабатывают свои проекты, не забывая о важных мелочах и выгодных отличительных особенностях объекта. А что главное в Греции? Конечно, солнце и море. Вот за ними архитекторы пристально и наблюдали в течение почти месяца: выясняли, где ложатся тени, а какая сторона дома вынуждена находиться на солнцепеке, и высматривали лучшие виды на море.

Фрагмент гостиной. Диван, Pianca; табуреты, Riva 1920; люстра, Flos; часы, Nomon.

Поскольку внешний облик дома менять было запрещено, он так и остался почти нетронутым. Увеличили только террасу с балконами и добавили навесы по периметру – теперь стены находились в тени и не перегревались на жаре. Второй дом, задуманный как гостевой, стоит чуть в отдалении от первого. Проход между зданиями служит естественным вентилятором – там гуляет сквозняк, освежающий жаркий южный воздух. Во внутренней обстановке домов архитекторы уже ни в чем себе не отказывали: всё перепланировали, переделали окна и сделали интерьер очень современным.

Вид на общую зону кухни-столовой-гостиной. Стол, Riva 1920; свет, Foscarini; диван, Flexform; стулья, Royal Botania.

Дома стоят на возвышенности, из окон открывается потрясающий вид на море, а в хорошую погоду виден даже Олимп. Потому архитекторы все общественные зоны по максимуму расположили именно с этой видовой стороны. Спальни же, напротив, разместили с выходом на сад – с той стороны прохладнее.

Фрагмент кухни. Кухонный гарнитур, Cesar; светильник, Flos; табуреты, Riva 1920.

Основное действие ввиду климата разворачивается на улице, поэтому около дома продуманы и террасы, и зоны барбекю, и домашний уличный кинотеатр, и бассейн. Последний, кстати, возник довольно комично: поскольку всякий самострой крайне порицается, пришлось согласовывать этот бассейн как пожарный пруд – оказалось, что в оном ощущается недостаток в той местности.

Зона бассейна. Гамак и уличная мебель, Royal Botania.

Работа над объектом шла в течение двух лет. Причем, как говорят архитекторы, можно было закончить и гораздо раньше, да вот только местные рабочие живут по своим правилам – обычно у них сразу несколько занятий по заработку себе на жизнь, а потому они постоянно убредают с объекта по другим делам.

От дома вниз по лестнице можно выйти на прогулочную тропу по заповедным местам.

Но это было далеко не единственным препятствием к завершению проекта. Вообще в погоне за совершенством архитекторам пришлось изрядно попотеть: то авторскую мозаику провозить самим в чемодане с уплатой таможенных пошлин в аэропорту, то электрику фирмы Gira оказалось невозможно купить в Греции и пришлось самим заказывать напрямую в Германии. А еще архитекторы удивляли местных непривычными для них строительными приемами. Например, теплыми полами, которые все же необходимы в холодное время года даже в Греции или зашитой в стены теплоизоляцией – про принципы теплопроводности тоже, очевидно, там никому в школе не рассказывают. Не прошло и тысячи лет, но настало все-таки время, когда не греческие архитекторы удивляют нас своим зодчеством, а и нам тоже есть что им показать.

Терраса. Стол, Riva 1920; вентиляторы, Boffi; стулья, Royal Botania; пуфы на переднем плане, Bleu Nature. Светильник над столом по эскизам архитекторов.

Поскольку архитекторам был предоставлен карт-бланш (заказчики буквально отдали ключи от своего дома, полностью доверившись профессионалам), они реализовали здесь свои любимые идеи. На вопрос, считают ли этот проект типичным для своей практики, они признались, что с удовольствием бы хотели назвать эту работу типичной и показательной для них, так как она идеально отражает их любовь к современному стилю. Но вот только далеко не всегда попадаются на их пути готовые к таким интерьерам заказчики.

Ванная. Раковины, Duravit; смесители, Axor; аксессуары, Emco.

Фрагмент спальни. Стол, Cattelan Italia; стул, Vitra; шкаф, Pianca; свет, Foscarini; шторы, Pierre Frey. Скульптура была приобретена архитекторами на аукционе в Париже.

Спальня. Кровать, Flexform; бра, Flos; пуф, Bleu Nature; шторы, Pierre Frey.

Текст: Мария Крыжановская

Интерьер был опубликован в коллекционном номере "100 лучших архитекторов и дизайнеров России".
iPad-версию номера можно скачать по ссылке здесь.

читайте также

Комментарии