Таунхаус в Подмосковье

Дизайнер Кира Чувелева

Кира Чувелева признается, что не любит работать в одном-единственном стиле потому, что каждый интерьер (как и каждый заказчик) слишком индивидуален. “Есть люди, которые, например, предпочитают исключительно минимализм, и именно поэтому к нам приходят. У меня все работы не похожи друг на друга, потому что я предпочитаю мыслить образами. А они подбираются в зависимости от людей и от того, что им близко”.

В данном случае предпочтения клиента дизайнер представляла очень хорошо: она уже оформляла его офис, принципиально выдержанный в брутально-лофтовой стилистике. В своем загородном жилище заказчик и его супруга тоже решили обойтись без лоска, глянца и парадности и создать интерьер как будто бы с прошлым, уютный и непринужденный. Правда, тут уже основной вектор был не индустриальный, а скорее рустикальный. Причем с отчетливым локальным колоритом: хозяева хотели, чтобы по общей атмосфере их жилище напоминало Тоскану – средневековая брусчатка площадей, порыжевшая от времени штукатурка на старинных домах, увитые плющом дворики и так далее.

Лаундж-зона в мансарде. Живописные балки сделаны из старой сосны, а перегородка с камином отделана искусственно состаренными досками и медью. Диван, LeHome. Журнальный столик, Living. Люстра и кресла, все Restoration Hardware. Аксессуары на столе, Emile Marqu.

Лаундж-зона в мансарде. Живописные балки сделаны из старой сосны, а перегородка с камином отделана искусственно состаренными досками и медью. Диван, LeHome. Журнальный столик, Living. Люстра и кресла, все Restoration Hardware. Аксессуары на столе, Emile Marqu.

Этот ясный и складный образ Кира все-таки не стала воплощать прямолинейно и буквально: “Мне не хотелось создавать интерьер, совсем далекий от нашей реальности. Я ставила перед собой задачу скорее примирить эту реальность с тосканским колоритом”. Тем более что и дом на самом деле очень мало похож на сельскую виллу посреди виноградников – это таунхаус в подмосковном поселке, фасады которого если и напоминают какую-то благородную старину, то скорее уж английскую. Правда, этот дом – последний в линии, так что вокруг него по крайней мере есть дополнительное пространство.

Фрагмент гостиной. Дымоход камина выложен старинным кирпичом от “Мастерской братьев немцев”. Каминный портал сделан по эскизу дизайнера. Столик и лампа приобретены в шоу-руме “Детали”. На полу из дубового массива — афганский шерстяной ковер ручной работы, Persicia.

Фрагмент гостиной. Дымоход камина выложен старинным кирпичом от “Мастерской братьев немцев”. Каминный портал сделан по эскизу дизайнера. Столик и лампа приобретены в шоу-руме “Детали”. На полу из дубового массива — афганский шерстяной ковер ручной работы, Persicia.

Сельская Италия присутствует в интерьере не готовыми цитатами, а в виде аллюзий, нюансов, отдельных предметов и материалов. Например, цветовая гамма с преобладанием теплых, земляных оттенков, текстурированная штукатурка, люстра со стеклянными фруктами, балки из состаренной древесины. Или деревянные ставни, которые возникли прежде всего по функциональным соображениям – от штор решили отказаться. “Казалось бы, текстиль смягчает, а тут жесткая конструкция, – говорит дизайнер. – Но получилось так, что именно ставни и создают ощущение тепла”.

Столовая. Люстра, Tredici. Обеденный стол Olivia и стулья Spa, все Living.<br />
Ковер, Persicia.

Столовая. Люстра, Tredici. Обеденный стол Olivia и стулья Spa, все Living.
Ковер, Persicia.

На первом этаже помимо большого холла и уединенной курительной комнаты расположены гостиная, столовая и кухня. Дизайнер предлагала обособить от остального пространства хотя бы столовую, но клиент настоял на том, чтобы все три помещения составляли единую зону. Причем руководствовался не соображениями моды, а своим видением загородного дома как прежде всего такого места, где семья собирается и вместе проводит время. Дети могут играть в гостиной, родители – хлопотать на кухне или принимать гостей за столом, но при этом все рядом. Все перечисленные приметы условной “Тосканы” сосредоточены именно здесь, в этой зоне. Курительная – другое дело: цепочка ассоциаций подсказала более экзотический колорит, не то ориентальный, не то колониальный, а стены выкрашены не мирной охрой, а более радикальным оранжевым колером. Насыщенные оттенки, напоминает Кира, очень хорошо работают именно в небольших пространствах.

Курительная комната. Люстра, Elstead. Диван, Trafalgar. Кресло, Dalton. Керамические тумбы, Andrew Martin. Бра, Emile Marqu.

Курительная комната. Люстра, Elstead. Диван, Trafalgar. Кресло, Dalton. Керамические тумбы, Andrew Martin. Бра, Emile Marqu.

На втором этаже гостевые и детские спальни, а третий, мансардный уровень – приватная зона хозяев, где объединены спальня, гостиная, гардеробная и еще небольшой лаундж. Здесь дизайн ушел от итальянских мотивов в сторону более обобщенной рустикальности. Любимую заказчиком лофтовую стилистику удалось растворить в атмосфере патриархального загородного дома, а брутальные фактуры (чугунные плиты, заклепки, состаренное дерево) – соединить с более деликатными (хрустальная люстра, штукатурка с имитацией льняной ткани). “Загородное поместье и все, что с ним ассоциируется: амбар, конюшни, охота, сбор винограда”, – перечисляет Чувелева подразумевавшийся образный ряд.

Спальня хозяев в мансарде. Кровать, LeHome. Старинный сундук — семейная собственность владельцев.

Спальня хозяев в мансарде. Кровать, LeHome. Старинный сундук — семейная собственность владельцев.

Поскольку на время проектирования пришлись биржевые неурядицы, решения о покупке мебели принимали стремительно. Часть предметов хозяева купили самостоятельно на свой страх и риск, но Кира, несмотря на некоторые опасения, смогла вполне органично и убедительно встроить их в придуманную ею интерьерную историю. Наверно, здесь тоже помог ее излюбленный метод работы и склонность к эмпатии. “Приходится, как актеру, вживаться в роль другого человека, чтобы понять, как он будет существовать в этом пространстве, – говорит Кира Чувелева. – Но эту роль ты все равно играешь по-своему. Если ты это делаешь с чувством и с пониманием, возникает удачный проект”.

Фрагмент кухни. Мебельный гарнитур Dialma Brown, Marchi Group. Раковина, Villeroy & Boch. Медная вытяжка изготовлена на заказ, как и дубовые ставни.

Фрагмент кухни. Мебельный гарнитур Dialma Brown, Marchi Group. Раковина, Villeroy & Boch. Медная вытяжка изготовлена на заказ, как и дубовые ставни.

Фрагмент ванной комнаты в мансарде. Зеркала Drop, Calligaris. Раковины из травертина и подстолье в виде верстака изготовлены на заказ.

Фрагмент ванной комнаты в мансарде. Зеркала Drop, Calligaris. Раковины из травертина и подстолье в виде верстака изготовлены на заказ.

Фрагмент ванной в мансарде. Ванна, Recor. Смеситель в виде колонки, iB Rubinetterie. Табурет приобретен в шоу-руме “Детали”.

Фрагмент ванной в мансарде. Ванна, Recor. Смеситель в виде колонки, iB Rubinetterie. Табурет приобретен в шоу-руме “Детали”.

Холл мансарды служит библиотекой. Сельско-усадебную тему поддерживают обои со сценами охоты, Lewis & Wood. Металлические наличники с заклепками изготовлены на заказ.

Холл мансарды служит библиотекой. Сельско-усадебную тему поддерживают обои со сценами охоты, Lewis & Wood. Металлические наличники с заклепками изготовлены на заказ.

Фрагмент прихожей. Шкаф из старой сосны изготовлен на заказ.

Фрагмент прихожей. Шкаф из старой сосны изготовлен на заказ.

Текст: Сергей Ходнев

Интерьер был опубликован в коллекционном номере "100 лучших архитекторов и дизайнеров России".
iPad-версию номера можно скачать по ссылке здесь.

Таунхаус в Подмосковье

Фото: Сергей Ананьев

Комментарии