Квартира в Москве, 150 м²

Дизайнер Катерина Леваллуа

Когда попадаешь в эту квартиру, тебя поражает высота потолков (они здесь четыре метра) и, как говорят, воздух. Такое впечатление пространство произвело не только на меня, но и на дизайнера Катерину Леваллуа, которая занималась оформлением интерьера. “Это была старая коммуналка. Заказчика немного ужаснуло ее состояние, а меня вдохновили просторы для творчества. Я почувствовала здесь дух “Покровских ворот”, моего любимого фильма”, – вспоминает она.

Площадь квартиры, которая расположена в старом доходном доме начала XX века, сто пятьдесят квадратных метров. Потолки по современным меркам очень высокие, но дизайнер не собиралась жертвовать даже сантиметром ради бытовых благ. Более того, в спальне визуально сделала их еще выше, оставив очень широкий фриз. Опустили потолок только в коридоре, чтобы встроить в него систему кондиционирования и вентиляции. 

Гостиная. Кресла Montpensier, Maisons du Monde. Оттоманка, Gramercy Home. Каминный портал сделан на заказ. Над ним картина художницы Джумы Амандурды “Полдень”, 1999 год. Журнальный столик, Garda Decor. Металлический журнальный столик, Pfister. Зеркало в центре, Artevaluce. Зеркало справа, Industriel, Decoclico. Светильник в центре Cupolone, Cattelan Italia. Бра Polia, Axo Light. Настольная лампа, Chehoma. Шторы, Christian Fischbacher. Килим из Дагестана.

Гостиная. Кресла Montpensier, Maisons du Monde. Оттоманка, Gramercy Home. Каминный портал сделан на заказ. Над ним картина художницы Джумы Амандурды “Полдень”, 1999 год. Журнальный столик, Garda Decor. Металлический журнальный столик, Pfister. Зеркало в центре, Artevaluce. Зеркало справа, Industriel, Decoclico. Светильник в центре Cupolone, Cattelan Italia. Бра Polia, Axo Light. Настольная лампа, Chehoma. Шторы, Christian Fischbacher. Килим из Дагестана.

С планировкой определились быстро. Из пятикомнатной квартира стала четырехкомнатной. Столовая, совмещенная с гостиной, и кабинет выходят окнами на оживленный бульвар. А спальня, детская и кухня – в тенистый дворик. “По утрам здесь слышно, как щебечут птицы и шелестит листва. Хозяевам кажется, что они просыпаются где-нибудь в деревне, а не в центре Москвы”, – рассказывает Катерина. А их ванная комната с двумя раковинами и ванной на металлических ножках будто переехала сюда из Прованса. Окон в ней, к сожалению, нет, зато она проходная с двумя парами распашных дверей. Когда они открыты, дневного света в помещении достаточно.

Кухня. Стулья Tradition, Artevaluce. Белый светильник, Maytoni. Бетонный светильник Feeling, Serax. Штора Moya Pesto, Romo. Метлахская плитка, Greta Wolf. Картина “Притяжение” художницы Джумы Амандурды, 2000 год.

Кухня. Стулья Tradition, Artevaluce. Белый светильник, Maytoni. Бетонный светильник Feeling, Serax. Штора Moya Pesto, Romo. Метлахская плитка, Greta Wolf. Картина “Притяжение” художницы Джумы Амандурды, 2000 год.

Кстати о дверях, которых здесь довольно много. Дизайнеру удалось спасти и отреставрировать лишь две пары, остальные были воссозданы по ее эскизам. В квартире организовано круговое движение, причем кругов два: малый (прихожая, гостиная, коридор) и большой (прихожая, гостиная, кабинет, проходная ванная комната, коридор). Таким образом в гостиной получилось сразу три дверных проема. “Мне нравятся двери, я люблю, когда они распахнуты, поэтому даже на месте обычных сделала двустворчатые”, – объясняет Леваллуа. Ручки на всех створках в гостиной “родные”, очищенные от многочисленных слоев краски: “Мне кажется, я скупила на рынке в Измайлово все ручки этого образца”, – смеется дизайнер. Она также сохранила декоративные металлические накладки со старой входной двери, которые теперь красуются на новой.

Гостиная и столовая. Буфет Ludlow, Hooker Furniture. Настольные лампы, Chehoma. Стол Lourmarin, Maisons du Monde. Cветильники Coral Galaxea, Arturo Alvarez.

Гостиная и столовая. Буфет Ludlow, Hooker Furniture. Настольные лампы, Chehoma. Стол Lourmarin, Maisons du Monde. Cветильники Coral Galaxea, Arturo Alvarez.

“Родные” в квартире не только ручки. Есть здесь предметы интерьера, оставшиеся от предыдущих жильцов. К примеру, старинный сундук начала XX века, который почти врос в пол кухни. Сейчас он стоит в гостиной и используется в качестве бара. Там же можно увидеть советскую тумбочку с “сокровищами”: в один из ящиков сложены стеклянные пузырьки и старые вентиляционные решетки, извлеченные из полов во время ремонта.

Фрагмент кухни. Плита и вытяжка, Fratelli Onofri. Медный тазик для варки варенья, Франция, 1950-е.

Фрагмент кухни. Плита и вытяжка, Fratelli Onofri. Медный тазик для варки варенья, Франция, 1950-е.

А в прихожей нас встречает потрепанный деревянный столик. “Мне нравятся новодельные квартиры, которые выглядят как картинка в каталоге, где все лежит на своих местах. Но я люблю создавать пространства, которые будто обживались годами. Если кто-то переложит подушку или подвинет кресло, это не нарушит общей гармонии”, – объясняет декоратор. Именно поэтому новая мебель здесь разбавлена старой, антиквариатом из Европы и находками с блошиных рынков.

Столовая. Стол Lourmarin, Maisons du Monde. Тумба, Россия, середина 1960-х годов. Французский телефон 1905 года. Тульский самовар 1899 года. На стене — марки старинного фарфора, рисовал Г. А. Муханов, издание Г. А. Каншина, середина XIX века.

Столовая. Стол Lourmarin, Maisons du Monde. Тумба, Россия, середина 1960-х годов. Французский телефон 1905 года. Тульский самовар 1899 года. На стене — марки старинного фарфора, рисовал Г. А. Муханов, издание Г. А. Каншина, середина XIX века.

Дополнительную обжитость и уют в гостиной создает фальшкамин с дымоходом. Кирпичная кладка в нем так эффектно состарена, что даже не верится, что он никогда не зажигался. Прямо напротив камина есть еще одни примечательные кирпичи, точнее целая стена. Она настоящая и бережно законсервирована. Старинные клейма на ней соседствуют с историческим документом – образцами клейм русского и иностранного фарфора. 

Фрагмент спальни. Кровать, Taylor King. Французское покрывало ручной работы. Подушки, Madura, Bernhardt. Прикроватный столик, Gramercy Home. Настольная лампа, LeHome. Зеркало Hub, Umbra. Обои Festival Stripes, Cole & Son.

Фрагмент спальни. Кровать, Taylor King. Французское покрывало ручной работы. Подушки, Madura, Bernhardt. Прикроватный столик, Gramercy Home. Настольная лампа, LeHome. Зеркало Hub, Umbra. Обои Festival Stripes, Cole & Son.

На самом деле эта квартира действительно наполнялась постепенно. Например, портьеры и светильники были куплены уже после новоселья. “Раньше я не сильно увлекалась текстилем и сама жила без штор. Но несколько лет назад начала получать удовольствие от подбора тканей и подушек. Когда дизайнер искренне любит что-нибудь, заказчики тоже начинают этим интересоваться”, – говорит Леваллуа. Выбор света отложили на попозже просто потому, что надо было сначала расставить всю мебель, а потом понять, какие именно светильники впишутся сюда по масштабу. Поэтому-то каждый предмет интерьера нашел здесь свое органичное и правильное место.

Детская. Кровать Cargo, покрывало и ковер, все Maisons du Monde. Стеллаж сделан на заказ. Стул, Stokke. Шторы Quadra Rowan, Romo. Обои Grayden, Thibaut. На стене эскиз No 5 “Молодежный”, автор неизвестен.

Детская. Кровать Cargo, покрывало и ковер, все Maisons du Monde. Стеллаж сделан на заказ. Стул, Stokke. Шторы Quadra Rowan, Romo. Обои Grayden, Thibaut. На стене эскиз No 5 “Молодежный”, автор неизвестен.

Ванная комната. Раковины Cambridge и консоли Tiffany, Devon & Devon. Зеркала сделаны на заказ в мастерской “Багет-24”. Бра, Comptoir de Famille. На полу цементная плитка, Greta Wolf, и туркменский ковер 1950-х годов “Бухара”.

Ванная комната. Раковины Cambridge и консоли Tiffany, Devon & Devon. Зеркала сделаны на заказ в мастерской “Багет-24”. Бра, Comptoir de Famille. На полу цементная плитка, Greta Wolf, и туркменский ковер 1950-х годов “Бухара”.

Фрагмент кабинета. Немецкий сундук начала XX века. Патефон, СССР, 1930-е годы. Бюро Voyage, Maisons du Monde. Плед, Madura.

Фрагмент кабинета. Немецкий сундук начала XX века. Патефон, СССР, 1930-е годы. Бюро Voyage, Maisons du Monde. Плед, Madura.

Фрагмент кабинета. Диван и подушки, Bernhardt. Настольная лампа, Blanc d’Ivoire. Правая часть диптиха художницы Джумы Амандурды “Право на начало”, 1998 год. Афганский ковер сумах. Обои Banbury Button Trellis, Cole & Son.

Фрагмент кабинета. Диван и подушки, Bernhardt. Настольная лампа, Blanc d’Ivoire. Правая часть диптиха художницы Джумы Амандурды “Право на начало”, 1998 год. Афганский ковер сумах. Обои Banbury Button Trellis, Cole & Son.

Текст: Ольга Сорокина
Стилист и продюсер Наталья Онуфрейчук


Интерьер был опубликован в коллекционном номере "100 лучших архитекторов и дизайнеров России".
iPad-версию номера можно скачать по ссылке здесь.

Квартира в Москве, 150 м²

читайте также

Комментарии