Дом под Санкт-Петербургом, 350 м²

Местность, в которой стоит этот дом, отчасти напоминает первые строки “Медного всадника” – про пустынные волны, мшистые берега и “лес, невидимый лучам в тумане спрятанного солнца”. Совсем рядом Ладога, пейзаж изрезан реками, озерами и озерцами. Природа, как положено в этих широтах, сурова. И все же пронзительно красива. Кажется, тем сложнее для проектировщика: либо пробуй строить в такой красоте нечто идеально-модернистское из стекла и бетона эдак в скандинавском духе, но только уж совсем безукоризненно вырисованное, чтобы линии своей чистотой спорили с этим небом и с этой водой на равных. Либо следуй за природой: патриархальное обилие дерева, деликатная встроенность в пейзажную ситуацию и прочая задушевная органичность.

Уличная терраса с камином. Для отделки использовалась тиковая древесина, которую специально закупали в Китае. Прямо под террасой расположена зона спа.

Уличная терраса с камином. Для отделки использовалась тиковая древесина, которую специально закупали в Китае. Прямо под террасой расположена зона спа.

Впрочем, красота красотой, но помимо художественно-композиционных задач участок ставил еще и более конкретную проблему. Он спускается к воде, и не очень-то полого – перепад высот составляет девять метров, что при площади участка в 42 сотки хоть и не обрыв, но все равно уклон ощутимый. Евгений Скориков говорит, что именно из-за необходимости учитывать ситуацию с рельефом работать было особенно интересно, тем более что работа была комплексной – и архитектура, и интерьеры, и ландшафт. Участок решен как система террас, постепенно спускающихся
к песчаному берегу. Благодаря этому, в частности, появилась возможность встроить в рельеф большую (270 м²) зону спа с бассейном: она спрятана в нижний уровень, и ее плоская кровля становится террасой главного дома.

Архитектор Евгений Скориков на фоне фасада вспомогательного здания, в котором находятся гостевые апартаменты и гаражи.

Архитектор Евгений Скориков на фоне фасада вспомогательного здания, в котором находятся гостевые апартаменты и гаражи.

Заказчик знаком Евгению не первый год, они основательно сотрудничают – сейчас на разных стадиях реализации находится целая серия проектов, включая несколько ресторанов в Петербурге. Поскольку клиент уже достаточно представлял себе и почерк, и вообще образ мыслей архитектора, проект дома состоялся довольно легко. Требования, из которых исходил архитектор, по большому счету сводились к цифрам: “Мне выдали пожелания по количеству помещений и площадям, и все это четко уложилось в проект”.

От основного дома спускаются террасы, подпорные стенки которых сделаны из стали.

От основного дома спускаются террасы, подпорные стенки которых сделаны из стали.

Помимо главного дома площадью 350 м² есть еще вытянувшееся вдоль задних границ участка большое Г-образное здание, где сгруппированы гостевые помещения, гаражи и комнаты для персонала. Что до художественных материй, то в этом отношении Евгений был волен все определять по своему вкусу – и в итоге создал решение, которое объединяет оба помянутых выше пути.

Гостиная главного дома, переходящая в обеденную зону и кухню. Диваны, B&B Italia.

Гостиная главного дома, переходящая в обеденную зону и кухню. Диваны, B&B Italia.

Чистая, рациональная и эффектно скомпонованная архитектура не только вписана в рельеф, она старательно обыгрывает и другие вводные данные: ежедневное движение солнца, идиллический деревенский контекст, пейзажные красоты, входящие в дом благодаря панорамному остеклению основного фасада.

Фрагмент гостиной в гостевом доме. Окна, выходящие на внутренние террасы, предлагают еще один вид на озеро. Стулья, Carl Hansen.

Фрагмент гостиной в гостевом доме. Окна, выходящие на внутренние террасы, предлагают еще один вид на озеро. Стулья, Carl Hansen.

И проектирование, и строительство шли на редкость быстро: от первого звонка заказчика до новоселья прошел год. “Архитектура и интерьеры проектировались одновременно, – рассказывает Евгений, – не успевали мы выдавать чертежи по фундаментам, как их уже заливали бетоном, благо зима в том году была плюсовая”.

Гостиная и кухня в гостевом доме. Кухонная мебель, как и в главном доме, изготовлена компанией “Виларт” по чертежам архитектора. Голова слона из папье-маше сделана на заказ. Торшер, Gubi.

Гостиная и кухня в гостевом доме. Кухонная мебель, как и в главном доме, изготовлена компанией “Виларт” по чертежам архитектора. Голова слона из папье-маше сделана на заказ. Торшер, Gubi.

Пока шла стройка, подбирались предметы обстановки (все предложения владелец принял без возражений, что тоже сыграло свою роль в смысле скорости). Получившиеся интерьеры сам архитектор называет “чуть суровыми”. Но, поясняет он, это только для того, чтобы дать слово природе вокруг: дом с ней не сливается, но ведет вполне вдумчивый диалог.

Кухня. Мебель спроектирована архитектором и изготовлена компанией “Виларт”. Светильники Gregg, Foscarini.

Кухня. Мебель спроектирована архитектором и изготовлена компанией “Виларт”. Светильники Gregg, Foscarini.

Спальня. Фотография над кроватью приобретена в галерее YellowKorner.

Спальня. Фотография над кроватью приобретена в галерее YellowKorner.

Фрагмент гостиной главного дома. Из панорамных окон открывается вид на озеро. Камин, Focus.

Фрагмент гостиной главного дома. Из панорамных окон открывается вид на озеро. Камин, Focus.

Череда террас переходит в ступени, ведущие к собственному причалу на озере.

Череда террас переходит в ступени, ведущие к собственному причалу на озере.

Текст: Сергей Ходнев
Стилист и продюсер Наталья Онуфрейчук


Интерьер был опубликован в коллекционном номере "100 лучших архитекторов и дизайнеров России".
iPad-версию номера можно скачать по ссылке здесь.

Дом под Санкт-Петербургом, 350 м²

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №10 (155) Октябрь 2016

читайте также

Комментарии