Вилла в Калифорнии, 1700 м²

Когда дизайнера Тима Корригана спрашиваешь, что его больше всего привлекает в профессии, благодаря которой он путешествует по всему миру, он не сомневается ни секунды. “Я просто обожаю сам процесс, когда берешь что-то старое и придумываешь, как бы сделать так, чтобы в этом можно было жить сегодня, чтобы дом отвечал потребностям современного человека”, – говорит дизайнер, который недавно закончил работу над гигантским особняком в окрестностях La Jolla, что недалеко от Сан-Диего.

Лестница ведет к эллингу. Эта вилла теперь стала самой заметной на Южно-Калифорнийском побережье.

Лестница ведет к эллингу. Эта вилла теперь стала самой заметной на Южно-Калифорнийском побережье.

Место оказалось почти что раем на земле: прямо на побережье, с пляжем протяженностью одиннадцать километров, с невероятными видами на Тихий океан и с умеренным климатом (здесь тепло, но не жарко весь год, поэтому закаты можно с комфортом наблюдать хоть каждый день). Сплошная романтика.

Клиенты вполне соответствовали месту. У них уже было основное жилье – четырехэтажный дом в техасском Далласе, где они проводили большую часть года. Но по духу они настоящие калифорнийцы – спортивные, с неиссякаемой любовью к жизни и готовые к наблюдениям за теми самыми закатами над Тихим океаном. К тому же они являются обладателями одной из самых больших моторных яхт в мире, круизы по Средиземноморью совершают регулярно, а встают на якорь зачастую на Ривьере. Оттуда и растут ноги, а вернее, фундамент нынешнего проекта. Он вдохновлен не чем иным, как отелем Cap-Eden-Roc в Антибе.

Обрамление входа сделано компанией Vandeuren Archival.

Обрамление входа сделано компанией Vandeuren Archival.

Когда хозяева только занялись новоприобретенным домом, даже несмотря на наличие местного архитектора, остро почувствовали необходимость в дополнительной помощи. Тот самый местный архитектор порекомендовал Корригана – дизайнера, который в восторге от всего французского и который отреставрировал не одно шато за свою профессиональную деятельность (важное замечание, учитывая объем предстоявшей работы и прогнозируемо долгий срок ее реализации). Тим отмечает, что домов, которые ему не нравятся, никогда не видел. Он, видимо, имеет в виду, что даже в самом запущенном проекте может разглядеть потенциал. Вот и за эту работу он тоже охотно взялся.

Проект расширялся на глазах. Изначально Тим занялся работой над самим особняком площадью 1300 м². Владельцы приобрели его за 18 млн долларов вместо полагающихся 33 млн долларов. Все потому, что кризис был у порога. Воспользовавшись той же финансовой волной, клиенты купили затем и соседнее владение и поручили Тиму построить гостевой дом площадью примерно 400 м², причем так, чтобы он каким-то образом был объединен с главным зданием.

Столы и стулья, стоящие на прилежащей к бассейну террасе, сделаны специально под этот проект компанией Accents of France.

Столы и стулья, стоящие на прилежащей к бассейну террасе, сделаны специально под этот проект компанией Accents of France.

Около двух лет продолжалась борьба с Комиссией по делам побережья за согласование различных преобразований. Драматизм в историю добавлялся еще и из-за того, что все сооружения возводились на месте, которое когда-то было кладбищем для индейского племени луисеньо. Но наконец-то все формальности были улажены, а здания достроены.

В итоге получилась вилла, которую местные прозвали “Песчаным замком” – все из-за внушительного размера и цвета известняка, из которого сделаны фасады. “На самом деле это, прямо скажем, не похоже на среднестатистическое бунгало, которое ожидаешь увидеть на побережье, да и в окружающие ландшафты этот дом не очень вписывается, – отмечает Тим. – Но это ровно то, чего хотели клиенты. У них в голове была очень четкая картинка дома-мечты. А Южная Калифорния вся про это – создай то, о чем грезишь, несмотря ни на что”.

Зона бара. Колонны у стены за барной стойкой сделаны из белого оникса. Барельеф русалок над баром антикварный, XVIII века.

Зона бара. Колонны у стены за барной стойкой сделаны из белого оникса. Барельеф русалок над баром антикварный, XVIII века.

На оформительские работы ушло еще шесть лет, но это вместило в себя весь проект, что называется, под ключ. Шутка ли, обустроить шесть спален, одиннадцать ванных, зону бассейна, дополнительный гостевой дом, да еще и два частных пляжа и эллинг для яхты?

Клиенты хотели получить нечто похожее на французский замок, поэтому размах должен был быть внушительным. Один раз дизайнер засомневался на мгновение, тогда владельцы дома тут же подарили ему подушку с надписью: “Смотри шире или отправляйся домой”. Тим опомнился, намек понял и сделал настоящий дворец с колоннами, арками, мрамором, золотом и драгоценным деревом.

Столовая. Стулья, Caché Collection. Стол, Hendrix Allardyce. Подсвечники на столе антикварные, середины XIX века.

Столовая. Стулья, Caché Collection. Стол, Hendrix Allardyce. Подсвечники на столе антикварные, середины XIX века.

Большую часть обстановки и декоративных элементов искали на аукционах Старого Света. Многие детали оформления стен или колонн взяты из самых настоящих европейских дворцов. “Я стараюсь дать моим клиентам самый лучший вариант реализации их мечты”, – говорит Тим Корриган. Все остальное либо производилось на заказ, либо покупалось у американских производителей.

Освоив такой серьезный масштаб на американском побережье, дизайнер уже задумывается о новых проектах и мечтает поработать над какой-нибудь виллой времен Belle Époque на Лазурном побережье или обустроить отель во французском дворце. А пока его довольные заказчики наблюдают закаты над Тихим океаном и придумывают все новые мечты.

Текст: Дорис Шеврон

Фото: Роджер Дэвис
опубликовано в журнале №12-01 (157) Декабрь-Январь 2016/2017

читайте также

Комментарии