Бывшая коммуналка в Москве, 126 м²

Виктория Скляренко по первому образованию юрист. Трудилась она в этой профессии достаточно долго, а потом осознала, что желание сделать мир лучше хотя бы в масштабах жилья не должно погибнуть в бесконечных кодексах и нормах права. Как человек основательный, Виктория решила придать системный вид своим интуитивным знаниям о мире дизайна интерьера и отправилась в школу «Детали». Там вдохновилась и сразу принялась за дело. Весьма кстати подвернулась одна квартира, которой как раз нужно было заняться.

Гостиная. Диван Ginevra, Flexform; журнальный столик, Rugiano; столики-геридоны, Arteriors. Торшер, Aerin; люстра, Visual Comfort & Co. На стене работы питерского художника Владимира Зайцева.

Гостиная. Диван Ginevra, Flexform; журнальный столик, Rugiano; столики-геридоны, Arteriors. Торшер, Aerin; люстра, Visual Comfort & Co. На стене работы питерского художника Владимира Зайцева.

Владелица 126-метровой квартиры в доме напротив здания страхового общества «Россия» была погружена в ремонтно-отделочные работы уже около двух лет. Порядком намаявшись с бесконечной чередой не самых толковых архитекторов и строителей, она решила передать свое жилье в заботливые руки Виктории Скляренко. Изначальный вид объекта был довольно удручающим: деревянные полугнилые балки, непонятная арматура и швеллеры смутили бы всякого. (Здесь важно отметить, что квартира когда-то была коммуналкой и располагается в доме 1926 года, а потому требовала не просто косметического ремонта, а полномасштабных реконструктивных работ.) Хозяйка искала человека, которому можно было полностью довериться, который бы занялся проектом ее квартиры как своей собственной. Таким человеком и стала Виктория. Дизайнер решила создать пространство, которое будет притягивать к себе хозяйку, место, куда ей захочется возвращаться из частых командировок.

Обеденная зона на кухне. Декор на стене вдохновлен витражами Фрэнка Ллойда Райта. Стол сделан по эскизам дизайнера. Стулья, Poltrona Frau.

Обеденная зона на кухне. Декор на стене вдохновлен витражами Фрэнка Ллойда Райта. Стол сделан по эскизам дизайнера. Стулья, Poltrona Frau.

Из-за того, что квартира расположена в таком старом доме, заниматься переносом каких-то функциональных помещений вроде кухни или ванной было довольно проблематично. Поэтому в этом смысле всё осталось на своих изначальных местах, и «коммунальный» дух квартиры сохранился – длинный коридор и комнаты, расположенные вдоль него с двух сторон. Надо сказать, что Виктория Скляренко не большой фанат длинных коридоров из-за их вопиющей непрактичности, поэтому она хотела по максимуму использовать и это пространство. Например, в части, расположенной напротив гостиной, разместила необычный стеллаж – при распахнутых дверях создается ощущение, что он стоит в самой комнате.

Обеденный стол, Ceccotti; стулья, Rugiano. На подоконнике справа: парные вазы “Играющие рыбки”, фарфор, надглазурная роспись, золочение, Япония, 1889 год, из галереи “Евразия”.

Обеденный стол, Ceccotti; стулья, Rugiano. На подоконнике справа: парные вазы “Играющие рыбки”, фарфор, надглазурная роспись, золочение, Япония, 1889 год, из галереи “Евразия”.

А в конце коридора дизайнер расположила зону столовой и интересно оформила стену, которой этот коридор и заканчивается. Здесь планировалась визуально вытягивающая пространство плитка с продольными полосами. Но при ее укладке выяснилось, что посередине стены когда-то был задуман некий «фартук», для которого было специально создано углубление. Виктория придумала сделать на этом месте панно из плиток. А на них выбить орнамент по мотивам тех, что Фрэнк Ллойд Райт (один из фаворитов дизайнера) использовал при оформлении часовни Святого Креста в Аризоне. Планировка в квартире классическая: хозяйская и детская спальни, гостиная и кабинет. С последним вышла, кстати, интересная история. Помещение, изначально запланированное для работы, превратилось в своеобразную лаундж-зону, где можно почитать с видом на Сретенский монастырь или просто помедитировать в тишине.

Столик по проекту Ильи Потемина. Кресло, Casamilano; подушки в текстиле от Rubelli; бра, Visual Comfort & Co. Картина работы Леонида Ротаря.

Столик по проекту Ильи Потемина. Кресло, Casamilano; подушки в текстиле от Rubelli; бра, Visual Comfort & Co. Картина работы Леонида Ротаря.

С большим трудом удалось найти компромисс с хозяйкой квартиры в деле выбора цветов для оформления комнат. Она очень хотела, чтобы буквально все было светлым, а Виктория Скляренко, в свою очередь, настаивала, что такая монотонность будет выглядеть скучно. В итоге фоновые оттенки (стены, ковры) сделали все же светлыми, но разбавили их темным деревом в мебели, цветной обивкой дивана и кресел и текстилем с геометрическими орнаментами.

Спальня. Кожаная панель на стене и прикроватные тумбы сделаны по эскизам дизайнера. Аксессуары, Ralph Lauren Home; кресло, Rubelli Casa; ковер, Art de Vivre. На подоконнике ваза, фарфор, селадон, лепка, мастер Сува Содзан, Япония, 1920-е годы, из галереи “Евразия”.

Спальня. Кожаная панель на стене и прикроватные тумбы сделаны по эскизам дизайнера. Аксессуары, Ralph Lauren Home; кресло, Rubelli Casa; ковер, Art de Vivre. На подоконнике ваза, фарфор, селадон, лепка, мастер Сува Содзан, Япония, 1920-е годы, из галереи “Евразия”.

Зато в отличие от многих хозяйка легко согласилась сделать мебель на заказ. Как правило, людям сложно визуализировать дизайнерские задумки и они скорее хотят приобрести готовую мебель, которую можно потрогать и увидеть своими глазами. Здесь же Виктория в полную силу проявила себя как дизайнер мебели, внеся практически в каждую комнату по предмету, созданному по ее эскизам.

Вид из гостиной. Стол, Ceccotti; стулья, Rugiano; стеклянная ваза Nanking, автор Рене Лалик, Франция 1920-е годы, галерея Transatlantique. На подоконнике скульптура работы Кирилла Протопопова.

Вид из гостиной. Стол, Ceccotti; стулья, Rugiano; стеклянная ваза Nanking, автор Рене Лалик, Франция 1920-е годы, галерея Transatlantique. На подоконнике скульптура работы Кирилла Протопопова.

Текст: Мария Крыжановская
Стилист и продюсер Наталья Онуфрейчук

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №02 (158) Февраль 2017

читайте также

Комментарии