В гостях у актрисы Мэг Райан

«Мама, ты по-прежнему занимаешься мэганизацией?» – регулярно спрашивает актрису Мэг Райан ее 24-летний сын Джек, подтрунивая над любовью матери к обустройству интерьеров. Нынешняя резиденция актрисы – ее девятый по счету дизайнерский проект.

Мэг Райан в главном холле своего манхэттенского лофта. На актрисе комбинезон, Misha Nonoo, и браслет, Arme de l’Amour.

Мэг Райан в главном холле своего манхэттенского лофта. На актрисе комбинезон, Misha Nonoo, и браслет, Arme de l’Amour.

«Знаю, что большинство людей сочтет безумием мою страсть к интерьерам», – говорит Мэг, стоя посреди залитой вечерним солнцем кухни в ее лофте в Сохо. Актриса облачена в безразмерный синий свитер, брюки оливкового цвета и распространяет вокруг запах жасмина. «Дело в том, что я обожаю процесс ремонта. Кажется, это как-то связано с моей профессией. Актеры мало что могут контролировать. Ты вечно произносишь чужие слова, находишься в декорациях, которые придумал кто-то еще, и создаешь мир таким, каким видит его режиссер. А когда я начинаю очередной ремонт, то полностью контролирую процесс, это мой шанс показать миру, кто я такая».

Гостиная. Диваны и банкетка обиты тканью, Rogers & Goffigon. Светильник, John Rosselli & Associates. Ковер выткан на заказ, Holland & Sherry.

Гостиная. Диваны и банкетка обиты тканью, Rogers & Goffigon. Светильник, John Rosselli & Associates. Ковер выткан на заказ, Holland & Sherry.

Последние двадцать пять лет все мы в каком-то смысле живем в «мэганизированном» мире – чуть более прекрасном, остроумном, благородном и осмысленном, чем наша обычная реальность. И все это благодаря ее экранным образам – начиная с романтической комедии «Когда Гарри встретил Салли» и в последовавших затем фильмах «Прелюдия к поцелую», «Неспящие в Сиэтле», «Город ангелов» и «Вам письмо». В 2015 году Райан снялась в драме «Итака» о событиях Второй мировой войны, эта картина стала также ее режиссерским дебютом.

Кухонный гарнитур, Fine Woodworking. Старые фабричные светильники куплены в комиссионном магазине в штате Мэн. Стол из широких досок, Get Back.

Кухонный гарнитур, Fine Woodworking. Старые фабричные светильники куплены в комиссионном магазине в штате Мэн. Стол из широких досок, Get Back.

«Я прожила множество жизней», – говорит актриса, имея в виду не только работу в кино, но и разные периоды своей реальной биографии: детство в Коннектикуте, жизнь в Голливуде, где она вышла замуж за Денниса Куэйда, развод и последовавшее за ним возвращение на Восточное побережье. Довольно долго Райан вместе с приемной дочерью Дейзи Тру жили в Нью-Йорке на съемных квартирах, периодически переезжая с места на место. В пятом по счету жилище актриса поняла, что было бы неплохо наконец обзавестись постоянным адресом.

Обеденный стол из бронзы был сделан на заказ, Maison Gerard. Стулья, Lee Calicchio. Старинный светильник и каминный портал из магазина United House Wrecking.

Обеденный стол из бронзы был сделан на заказ, Maison Gerard. Стулья, Lee Calicchio. Старинный светильник и каминный портал из магазина United House Wrecking.

В лофте, где она сейчас живет, Мэг впервые побывала еще пятнадцать лет назад – в роли гостьи на какой-то вечеринке. «Я вспомнила это место, как только сюда вошла, хотя тогда квартира выглядела совершенно иначе и успела с тех пор сильно измениться. В какой-то момент здесь располагалась фотостудия Синди Шерман. В комнате, где была ее проявочная, теперь моя гардеробная. Но даже тогда квартира поражала своими объемами. Она очень нью-йоркская, в ней чувствуется кинематографичность. И это меня привлекло, я захотела с этим поработать».

Спальня. Балдахин сшит из шерстяной ткани, Holland & Sherry. Светильник, Olde Good Things. Стулья по дизайну Генри Уолтона, журнальный столик, Jacques Adnet.

Спальня. Балдахин сшит из шерстяной ткани, Holland & Sherry. Светильник, Olde Good Things. Стулья по дизайну Генри Уолтона, журнальный столик, Jacques Adnet.

Чтобы воплотить свои идеи, Райан пригласила архитектора Джоэла Баркли и дизайнера Монику Гибсон. «Я сказала Монике, что мне нравятся разные этапы моей жизни и мне хотелось бы выразить это в интерьере, – рассказывает актриса. – Я никогда не была сентиментальной, но сейчас понимаю ценность прошлого». Гибсон, в свою очередь, отмечает, что работать с Райан – одно удовольствие: «Мэг отлично разбирается в дизайне и интерьерах. Она и сама могла бы быть дизайнером! У нее врожденный талант, и ее квартира отражает ее характер. Когда ты приходишь к ней на ужин и она босая открывает тебе дверь, ты сразу же чувствуешь дух этого места и позволяешь себе расслабиться. В этом вся она».

Главная ванная. Умывальники марки Urban Archaeology дополнены мраморными столешницами. Ванна, The Water Monopoly. Сантехника, Waterworks.

Главная ванная. Умывальники марки Urban Archaeology дополнены мраморными столешницами. Ванна, The Water Monopoly. Сантехника, Waterworks.

Актриса многие годы собирала мебель и аксессуары по антикварным лавкам всего света, и ей хотелось найти в интерьере место всем этим вещам. Райан также попросила Баркли поделить лофт на небольшие комнаты, чтобы они вместе с дочерью, которой уже одиннадцать лет, могли почувствовать домашний уют, почитать, посмотреть кино или что-то написать. «Этот дом отражает мое сегодняшнее состояние, – говорит Райан. – Я устала от кочевой актерской жизни. Мне нужен был настоящий дом, и здесь я его обрела». На ее лице расцветает обезоруживающая улыбка, она на секунду умолкает, а потом приглашает меня в столовую. «Пойдемте я вам кое-что покажу, – говорит она и через секунду протягивает мне стеклянный кувшин, наполненный ассорти из маленьких пуговиц. – Их собрал мой подрядчик во время ремонта. Это пуговицы, которые закатились в трещины старого пола много лет назад, когда в этом помещении была швейная фабрика. Пуговицы напоминают мне о том, что это пространство тоже прожило много разных жизней».

Текст: Майкл Хейни
Стилист: Anita Sarsidi. Wardrobe Stylist: Rachel Wirkus. Hair: Sally Hershberger. Makeup: Matin for Tracey Mattingly

Фото: WILLIAM ABRANOWICZ
опубликовано в журнале №03 (159) Март 2017

читайте также

Комментарии