Дом в Голливуде

Известный голливудский фотограф Джеймс Уайт умеет видеть и находить прекрасное. За свою творческую жизнь он успел много где побывать и собрал большую коллекцию работ современных художников и дизайнеров. Уайт привез их из Рима, где жил в течение семи лет после окончания колледжа, и других заграничных поездок. Какие-то купил на аукционах в Лондоне. Теперь все это осело в его новом доме на Голливудских холмах, который спроектировало архитектурное бюро Chu + Gooding. Постройка появилась на месте старого дома в испанском стиле и внешне частично напоминает его. Лаконичное и брутальное снаружи, внутри жилье не такое простое: антикварные гравюры и бюсты XIX века уживаются здесь с мебелью середины XX века и современным искусством.

Гостиная. Светлый диван по дизайну Харви Проббера обтянут тканью, Kneedler | Fauchère. Синий диван 1963 года по дизайну Эдварда Уормли для Dunbar обтянут тканью, Nobilis. Журнальный столик 1970-х годов по дизайну Пола Эванса. Ковры из шкур овец по дизайну Клауди Йонгстры. Бронзовый экран для камина, Vestal, по дизайну Джона Лайла. Лестница по эскизам архитекторов.

Гостиная. Светлый диван по дизайну Харви Проббера обтянут тканью, Kneedler | Fauchère. Синий диван 1963 года по дизайну Эдварда Уормли для Dunbar обтянут тканью, Nobilis. Журнальный столик 1970-х годов по дизайну Пола Эванса. Ковры из шкур овец по дизайну Клауди Йонгстры. Бронзовый экран для камина, Vestal, по дизайну Джона Лайла. Лестница по эскизам архитекторов.

Из-за ландшафта планировка у дома нетипичная – вход находится на верхнем уровне. Через широкие бронзовые ворота по эскизам скульптора Мэри Броггер можно попасть в фойе, а оттуда в хозяйскую и гостевую спальни. Вниз по лестнице, больше похожей на футуристичную скульптуру, расположилась двусветная гостиная. В Америке архитекторы редко оформляют интерьеры, предпочитая разделять обязанности с дизайнерами и декораторами.

Столовая. Обеденный стол, стулья и консоль 1950-х годов по дизайну мексиканца Артуро Пани. Люстра Agnes, Lindsey Adelman, сделана на заказ. Круглый бронзовый шкаф 1970-х годов по дизайну Пола Эванса. Стены выкрашены краской Diplomat Gray, Pratt & Lambert. На полу дубовый паркет.

Столовая. Обеденный стол, стулья и консоль 1950-х годов по дизайну мексиканца Артуро Пани. Люстра Agnes, Lindsey Adelman, сделана на заказ. Круглый бронзовый шкаф 1970-х годов по дизайну Пола Эванса. Стены выкрашены краской Diplomat Gray, Pratt & Lambert. На полу дубовый паркет.

Но Энни Чу, взявшаяся за проект, решила, что дизайн интерьера ей по силам. Заказчику, прожившему много лет в Риме, хотелось, чтобы в его доме присутствовал дух итальянской культуры. Сделать это было не сложно, используя его обширную коллекцию предметов. К примеру, в гостиной мы видим декоративные элементы в стиле классицизма, рационализма и супрематизма. Такая эклектичность очень типична для Италии середины XX века. Барельеф на стене соседствует с современными диванами, авторской решеткой для камина и коврами из овечьих шкур.

Библиотека. Кушетка по дизайну Рика Оуэнса. Здесь потолок глянцевый, как и во всем доме, чтобы помещения казались визуально больше.

Библиотека. Кушетка по дизайну Рика Оуэнса. Здесь потолок глянцевый, как и во всем доме, чтобы помещения казались визуально больше.

С коврами отдельная история. Они были куплены у Клауди Йонгстры, голландского дизайнера, которая начинала как модельер, а потом переключилась на предметы интерьера, обзавелась своим стадом овец и полями, где выращивает не только корм, но и натуральные красители для шкур. К Уайту попал маленький образец ее ковра, и он понял, что это именно тот штрих, что нужен его гостиной.

Фрагмент гостевой спальни. Здесь, как и во всем доме, обстановку составляют дизайнерские предметы интерьера и искусство, собранные хозяином.

Фрагмент гостевой спальни. Здесь, как и во всем доме, обстановку составляют дизайнерские предметы интерьера и искусство, собранные хозяином.

С подбором искусства Энни Чу помогал ее коллега Микаэль Маттеуччи. Цветовая гамма интерьера – отсылка к известной картине «Меланхолия и тайна улицы» Джорджо де Кирико. Несмотря на то что там нарисована итальянская площадь на закате, хозяин и архитектор уверены, что и для Калифорнии характерны такие краски и тени. Поэтому фоном для мебели мексиканского дизайнера Артуро Пани, творившего с 1930 по 1970 год, стали темно-серые стены столовой. По замыслу Энни Чу, чуть переделанные и обтянутые новой тканью стулья должны напоминать о работах Джо Понти и Карло Моллино. А бронзовые фасады подвесного буфета по дизайну Пола Эванса – ассоциироваться с тисненым средневековым щитом.

Хозяйская ванная комната с мраморной ванной на постаменте. Рядом с ней ковер из шкуры овцы по дизайну Клауди Йонгстры.

Хозяйская ванная комната с мраморной ванной на постаменте. Рядом с ней ковер из шкуры овцы по дизайну Клауди Йонгстры.

В целом интерьер получился театральным и драматичным. Ярких предметов тут почти нет (не считая красных стеллажей в библиотеке), зато есть блеск металла и красок. Потолки во всех комнатах достаточно высокие, но их все равно сделали глянцевыми, чтобы помещения казались еще выше, как в замке. Джеймс Уайт живет в XXI веке среди голливудских звезд, но в его доме поселились отголоски прошлого, атрибуты итальянской культуры, которая его когда-то поразила. Как он сам признается, «Италия прочно обосновалась в моем сердце, а теперь для нее нашлось место и в моем доме».

Вход в дом преграждают бронзовые ворота, сделанные по эскизам скульптора Мэри Броггер. Итальянский стул XIX века куплен на аукционе Sotheby’s. Пол выложен травертином.

Вход в дом преграждают бронзовые ворота, сделанные по эскизам скульптора Мэри Броггер. Итальянский стул XIX века куплен на аукционе Sotheby’s. Пол выложен травертином.

Бассейн. В доме, у бассейна и в саду много скульптур. Они напоминают хозяину об Италии, где он когда-то жил.

Бассейн. В доме, у бассейна и в саду много скульптур. Они напоминают хозяину об Италии, где он когда-то жил.

Текст: Майкл Уэбб

Фото: Ричард Пауэрс
опубликовано в журнале №03 (159) Март 2017

читайте также

Комментарии