Интерьер с обложки: квартира в Москве

«Мы третий раз работаем с заказчиком, – рассказывает об этой прозрачной лаконичной квартире в “Легенде Цветного” архитектор Лидия Бркич. – Так что с самого начала знали, что ему нравится и что нужно: полированные поверхности, строгие линии, камень, стекло и максимальный комфорт». «Мы» – это архитектурное бюро Ab-architects: Лидия, Златан и Ведран Бркич.

В гостиной диваны Leonard и журнальные столики Munch по дизайну Родольфо Дордони для Minotti. Картина Golden City Студии 30, 2014 год. Эта зона легко превращается в домашний кинотеатр: выезжают шторы, опускается экран, гаснет свет и включается аппаратура.

В гостиной диваны Leonard и журнальные столики Munch по дизайну Родольфо Дордони для Minotti. Картина Golden City Студии 30, 2014 год. Эта зона легко превращается в домашний кинотеатр: выезжают шторы, опускается экран, гаснет свет и включается аппаратура.

Если стиль интерьера был подсказан предпочтениями заказчика, то планировка навеяна огромными панорамными окнами, наполняющими дом светом и воздухом: здесь нет ни лишних стен, ни перегородок, архитекторам хотелось сохранить это особое ощущение прозрачности.

Стеллаж в каминной зоне изготовлен из дуба и оникса по индивидуальному заказу. Диван Confluences, Ligne Roset.

Стеллаж в каминной зоне изготовлен из дуба и оникса по индивидуальному заказу. Диван Confluences, Ligne Roset.

Справа расположена приватная часть квартиры – спальня родителей и две детские комнаты со своими санузлами. Слева – просторная гостиная с кухней, столовой, баром и каминной зоной, плавно перетекающими друг в друга.

Каминная зона. Стеллаж сделан на заказ. Диван, Ligne Roset.

Каминная зона. Стеллаж сделан на заказ. Диван, Ligne Roset.

Желание сохранить простор и естественный свет считывается прямо с порога: прихожая отделена от небольшой каминной зоны лишь прозрачной стеклянной перегородкой с золотистым скульптурным украшением на ней. За каминной зоной с баром – предельно лаконичная кухня с глянцевыми фасадами и островом из темного полированного камня.

Кухонная мебель с лаковыми фасадами и островом из гранита виа-латтеа, Toncelli; светильники Void Mini, Tom Dixon.

Кухонная мебель с лаковыми фасадами и островом из гранита виа-латтеа, Toncelli; светильники Void Mini, Tom Dixon.

Рядом большой стол, над которым висят четыре знаменитых светильника Инго Маурера «Где же ты, Эдисон?», в них нет лампочки, но есть ее голографическое изображение. «Я, кстати, нашел “Эдисона”, – говорит Ведран, – уже когда мы вешали лампы, я понял, что цоколь сделан в виде человеческого профиля. Обожаю Маурера, всегда с ним сюрпризы». Люстры не только необычные и ироничные, они еще и прозрачные, что важно для этого воздушного интерьера.

Колонны в столовой облицованы черным фацетированным стеклом. Обеденный стол Milo, Willisau; кожаные стулья Cap Chair 2, Cappellini; люстры “Wo bist du, Edison,…?” по дизайну Инго Маурера; подвесные кресла Bubble Chair, дизайнер Эро Аарнио, Adelta.

Колонны в столовой облицованы черным фацетированным стеклом. Обеденный стол Milo, Willisau; кожаные стулья Cap Chair 2, Cappellini; люстры “Wo bist du, Edison,…?” по дизайну Инго Маурера; подвесные кресла Bubble Chair, дизайнер Эро Аарнио, Adelta.

В углу большой гостиной, на стыке панорамных окон висят два кресла Bubble Chair от Аарнио, развернутые к окну. Так их расположил Златан, и трудно представить более точное решение: «Здесь не просто двенадцатый этаж и панорамные окна, это Цветной бульвар – поэтому весь центр открывается как на ладони. Москва внизу просто удивительная, при таких видах даже телевизор не нужен».

Барная стойка со встроен­ной раковиной сделана из гранита Earth Glitter; смеситель Rettangolo Colour, Gessi. Стена слева облицована мрамором Crema Marfil. Барные стулья Hardy, кожа, никель, Meridiani.

Барная стойка со встроен­ной раковиной сделана из гранита Earth Glitter; смеситель Rettangolo Colour, Gessi. Стена слева облицована мрамором Crema Marfil. Барные стулья Hardy, кожа, никель, Meridiani.

Телевизора здесь, кстати, и нет. Зато есть остроумно сделанный домашний кинотеатр, создание которого было обязательным пунктом. Чтобы не занимать под кинотеатр единственную свободную комнату, которая стала кабинетом, его встроили «коконом» прямо в гостиной. Для этого к несущим столбам, облицованным черным стеклом (как же невероятно отражаются и дробятся в этих стеклах огни Цветного!), пристроены два точно таких же стеклянных короба, из которых выезжают плотные черные шторы, а сверху опускается экран.

Стеллаж и рабочий стол для кабинета сделаны на заказ. Кожаное кресло Captain, Sinetica; светильник Match по дизайну Хорди Виларделля и Меричеля Видаля, Vibia.

Стеллаж и рабочий стол для кабинета сделаны на заказ. Кожаное кресло Captain, Sinetica; светильник Match по дизайну Хорди Виларделля и Меричеля Видаля, Vibia.

В квартире много технологичных решений: автоматизированные ролл-шторы, которые закрывают окна от лишнего света и перегрева, созданные на заказ шкафы с подсвеченными ониксовыми фасадами. Незаметная кухня, где есть абсолютно все, но ничто не отвлекает взор. Возможно, такая хай-тек-квартира смотрелась бы излишне строгой и холодной, но все меняют детали: всполохи золота в темных частях квартиры – на раме, на светильнике, на скульптуре – и обилие хорошо подобранной живописи. Самая броская из картин – шутливый портрет Владимира Владимировича в кабинете. «Вы не представляете, как отговаривали меня коллеги даже показывать эту работу заказчику, – улыбается Лидия. – Но он сразу понял и принял. Такое удовольствие работать, когда есть доверие».

Кабинет. Картина Владимира Колесникова Creamaster, 2014 год; кресло Jensen по дизайну Родольфо Дордони, Minotti; столики Gong по дизайну Андреа Паризио, Meridiani; торшер I.Cono, Vibia.

Кабинет. Картина Владимира Колесникова Creamaster, 2014 год; кресло Jensen по дизайну Родольфо Дордони, Minotti; столики Gong по дизайну Андреа Паризио, Meridiani; торшер I.Cono, Vibia.

Вид на главную спальню из ванной комнаты. Кровать, обтянутая кожей, Onda, Poliform. Пуфы Livingstones, Smarin. Тошер Skan 0250, Vibia. Ковер Galaxy, Casalis. Стул Louis Ghost по дизайну Филиппа Старка, Kartell. Шторы, как и многие другие детали интерьера, управляются с пульта или смартфона. Система “умный дом”,  Smart4Smart.

Вид на главную спальню из ванной комнаты. Кровать, обтянутая кожей, Onda, Poliform. Пуфы Livingstones, Smarin. Тошер Skan 0250, Vibia. Ковер Galaxy, Casalis. Стул Louis Ghost по дизайну Филиппа Старка, Kartell. Шторы, как и многие другие детали интерьера, управляются с пульта или смартфона. Система “умный дом”,  Smart4Smart.

Главная ванная отделана мрамором. Люстра Shell Series по дизайну Роберта Коленика, Maretti; ванна Aviva, Hoesch. Двери Le Cadre II по дизайну Марселя Вольтеринка, Bod’or.

Главная ванная отделана мрамором. Люстра Shell Series по дизайну Роберта Коленика, Maretti; ванна Aviva, Hoesch. Двери Le Cadre II по дизайну Марселя Вольтеринка, Bod’or.

Так называемый предбанник в родительской спальне. Здесь было темновато, поэтому помещение высветили с помощью золота. Комод Scrigno по дизайну Фернандо и Умберто Кампана, Edra; настольная лампа Atollo, дизайнер Вико Маджистретти, Oluce; картина “Играющие дети” Ивана Горохова, 1917 год.

Так называемый предбанник в родительской спальне. Здесь было темновато, поэтому помещение высветили с помощью золота. Комод Scrigno по дизайну Фернандо и Умберто Кампана, Edra; настольная лампа Atollo, дизайнер Вико Маджистретти, Oluce; картина “Играющие дети” Ивана Горохова, 1917 год.

Вид на гостевой санузел. “Мы любим делать их красивыми. Театр начинается с вешалки”, — говорят авторы проекта. Светильник Luna Piena, Catellani & Smith. Дверь Oostzaan Plain, дизайнер Пит Бон, Bod’or.

Вид на гостевой санузел. “Мы любим делать их красивыми. Театр начинается с вешалки”, — говорят авторы проекта. Светильник Luna Piena, Catellani & Smith. Дверь Oostzaan Plain, дизайнер Пит Бон, Bod’or.

Текст: Марина Юшкевич
Стилист и продюсер Наталья Онуфрейчук

Фото: Сергей Красюк
опубликовано в журнале №04 (160) Апрель 2017

читайте также

Комментарии