Дачный дом в Подмосковье

Архитекторы Наталья Лобанова и Иван Чувелев основали свою студию Arch4 в далеком 2000 году, причем открыли представительство сразу и в Москве, и в Базеле. Позже возникла еще студия в Париже. Так они и работают до сих пор на стыке культур и языков, продвигая современную русскую архитектуру.

Раздвижная стеклянная стена — прозрачная граница между интерьером гостиной и окружающей природой. Стулья по дизайну Рона Арада снаружи, как и внутри, черные, в цвет досок на террасе.

Раздвижная стеклянная стена — прозрачная граница между интерьером гостиной и окружающей природой. Стулья по дизайну Рона Арада снаружи, как и внутри, черные, в цвет досок на террасе.

Когда-то вместе с коллегой Алексеем Козырем они создали знаковый проект московской квартиры, в интерьер ­которой вписали детали самого настоящего бомбардировщика («самолетная квартира»). С тех пор за ними закрепилась слава людей отважных и крайне творческих, но при этом не забывающих о здравом смысле – ведь та самая ­квартира вышла не арт-объектом, в ней можно было комфортно жить.

Вид из спальни второго этажа на террасу внизу. Труба камина проходит сквозь перекрытие над гостиной, на котором организована еще одна терраса.

Вид из спальни второго этажа на террасу внизу. Труба камина проходит сквозь перекрытие над гостиной, на котором организована еще одна терраса.

Архитекторы Наталья Лобанова и Иван Чувелев не прос­то работают вместе. Их дуэт – это настоящий семейный подряд и союз единомышленников. Когда они задумались о покупке дачи, в голове у них была идиллическая картинка участка, заросшего яблонями и черемухой. Именно такой они и нашли в одном из подмосковных поселков, где еще сохранились старые советские дачи. На земле, которую они для себя приобрели, стоял небольшой деревянный дом. Его архитекторы разобрали и возвели на этом месте новое здание.

Терраса — любимое место ежедневных посиделок, солнце не уходит отсюда полдня.

Терраса — любимое место ежедневных посиделок, солнце не уходит отсюда полдня.

«Нашей сверхзадачей было построить дом так, чтобы минимально навредить вековым елям и дубам, растущим здесь», – говорят архитекторы. Лес за такие намерения отблагодарил: сразу же после окончания всех строительных работ на знакомство с архитекторами пришло семейство белок, а яблоня, стоявшая бок о бок с домом и до этого не плодоносившая, снова набралась сил. Соседи были менее гибкими. «Форма все-таки слишком непривычная для дачных участков, – замечают архитекторы. – Одна плоская кровля чего стоит!» Особенно жителей поселка пугал тот этап строительства, на котором был возведен остов будущего здания и на участке появилось нечто похожее на громоздкий табурет: бетонные перекрытия и колонны, покрытые плитой крыши.

Гостиная. Диван, Moroso. Журнальный стол по дизайну Исаму Ногучи, Vitra. Низкий комод слева выполнен по дизайну Натальи Лобановой фабрикой “Интар”.

Гостиная. Диван, Moroso. Журнальный стол по дизайну Исаму Ногучи, Vitra. Низкий комод слева выполнен по дизайну Натальи Лобановой фабрикой “Интар”.

Полностью работы завершились к 2015 году. И тогда у соседей немного отлегло от сердца. Дом хоть и современный, но гармонично смотрится в окружающем его лесу. Фасад обшили одной из пород африканского дерева и покрыли маслом. Массив этого дерева пилят и поставляют из Либерии. Оно очень устойчиво к осадкам. «Мы использовали примерно такое же дерево на наших других объектах. Выглядит оно хорошо, а ухода практически не требует, – ­говорят архитекторы. – Надеемся, со временем дом будет покрываться благородной патиной». На крыше – мембранный кровельный материал, под которым спрятан двойной слой утеплителя. А остекление сделано энергоэффективными стеклопакетами в алюминиевых рамах – даже в суровые морозы в гостиной отлично держится тепло.

Этому дубовому столу около ста лет: он приехал со старой дачи, куда попал из старого же московского дома. Стулья Tom Vac по дизайну Рона Арада, Vitra. Люстра, Flos. Картина Ильи Даньшина. Полы сделаны из греческого мрамора с подогревом — это компенсирует возможные теплопотери от масштабного остекления.

Этому дубовому столу около ста лет: он приехал со старой дачи, куда попал из старого же московского дома. Стулья Tom Vac по дизайну Рона Арада, Vitra. Люстра, Flos. Картина Ильи Даньшина. Полы сделаны из греческого мрамора с подогревом — это компенсирует возможные теплопотери от масштабного остекления.

Дом состоит из трех частей: в первой располагаются гостиная, кухня, столовая и гараж. Над ними находится студия с выходом на террасу второго уровня. В левом флигеле разместили две спальни и санузел, а на втором этаже хозяйская спальня с ванной. В правом флигеле располагается двусветная комната, предназначенная для семьи сына. Там же (но с входом с улицы) разместили котельную и комнату для персонала.

Кухня освещается в том числе через световой фонарь второго этажа. Остров на переднем плане, Minotti Cucine. Мебель на заднем плане произведена фабрикой “Интар” по дизайну Натальи Лобановой.

Кухня освещается в том числе через световой фонарь второго этажа. Остров на переднем плане, Minotti Cucine. Мебель на заднем плане произведена фабрикой “Интар” по дизайну Натальи Лобановой.

Интерьер под стать внешнему виду здания: продуманный и довольно минималистичный. Все столярные изделия, изготовленные на заказ по эскизам архитекторов, реа­лизовывала компания «Интар» (с ней Arch4 сотрудничает уже более пятнадцати лет). В обстановке строгие предметы от Vitra, Minotti и Flou, разбавленные винтажными объектами из семейных запасов.

Спальня второго этажа с выходом на террасу

Спальня второго этажа с выходом на террасу

Хоть дом и задумывался как сезонная дача, архитекторы проводят здесь все больше времени – оно и понятно: надо же как-то поддерживать отношения с белками.

Все ванные комнаты освещены естественным светом. Солнечный свет и зеркала, в которых он отражается, — вот здесь основной отделочный материал (не считая порфира и ламинама).

Все ванные комнаты освещены естественным светом. Солнечный свет и зеркала, в которых он отражается, — вот здесь основной отделочный материал (не считая порфира и ламинама).

Фрагмент душевой

Фрагмент душевой

Все лестницы в доме заключены в стены, создающие ощущение временного одиночества сразу, как вступаешь на них, что бывает очень важно в большом и многолюдном доме.

Все лестницы в доме заключены в стены, создающие ощущение временного одиночества сразу, как вступаешь на них, что бывает очень важно в большом и многолюдном доме.

Радиаторы были заказаны особенные, экстравысокие, у компании “Арбония”.

Радиаторы были заказаны особенные, экстравысокие, у компании “Арбония”.

Текст: Мария Крыжановская
Стилист и продюсер Наталья Онуфрейчук

Фото: Ирина Кайдалина
опубликовано в журнале №05 (161) Май 2017

читайте также

Комментарии