Интерьер с обложки: квартира на Лаго-Маджоре

Квартиру на Лаго-Маджоре Анна Васильева и ее муж нашли по наитию. Задумавшись над покупкой недвижимости в Европе, они засели над картой и ткнули карандашом в точку, которая соответствовала их главным пожеланиям – рядом с морем, горами и достопримечательностями. “Когда приехали посмотреть место, влюбились в него сразу и, кажется, навсегда”, – говорит декоратор.

Гостиная с видом на озеро. Пол сделан из пробки. Диван Febo, Maxalto. Зеленое бархатное кресло, Selva; черное плетеное, Acapulco Сhairs. Пьедестал и бра, Eichholtz.

Квартира в доме 1980-х годов, расположенная на территории виллы XVIII века, тоже понравилась им с первого взгляда: из окон гостиной открывался вид на озеро, площадь около ста квадратных метров плюс сорокаметровая терраса, тоже обращенная к воде, и патио, которое выходило на противоположную сторону дома. Сама квартира – двухуровневая, на втором этаже находилась маленькая спальня с санузлом. В общем, идеальное место для отдыха.

Уголок под лестницей в зоне гостиной. Кресло, Selva. Столики из IKEA. Торшер
и бра, Eichholtz. Французская картина начала ХХ века куплена в Москве в салоне Deco Gravure.

Анна по первому образованию финансист. Десять лет назад, занимаясь интерьером собственной квартиры вместе с дизайнером, она так увлеклась, что решила сменить сферу деятельности и поступила в декораторскую школу “Детали”. К моменту покупки квартиры в Италии в ее портфолио уже было несколько коммерческих проектов, и она предвкушала полную свободу рук, о которой время от времени мечтает каждый дизайнер. Но работать для себя оказалось непросто. “Сначала было ощущение, что сейчас я быстренько, ни с кем не советуясь, все выберу, но на деле я испытала самые настоящие мучения, – рассказывает Анна. – В голове постоянно звучал вопрос: “А правильно ли я все делаю?” В конце концов я просто запретила себе об этом думать”.

Зона столовой. Cтол и стулья, Morelato. Потолочные светильники, Tom Dixon. На комоде по дизайну Анны — настольные лампы со сделанными на заказ абажурами. Подсвечники, Kartell.

Все предыдущие тридцать лет квартира принадлежала одним и тем же людям, а ремонта, судя по всему, там не было ни разу. “Не жаль было все сломать”, – говорит Анна. Впрочем, ломать все было невозможно – в Италии на этот счет есть строгие ограничения. Так что планировка осталась прежней: три спальни, большая общественная зона и маленькая обособленная кухня. Единственное, что удалось изменить радикально, – это поставить в квартире новую лестницу, так как старая была крутой и неудобной, а заодно немного расширить площадку второго этажа. Остальные изменения достигались средствами декора. Например, чтобы зрительно увеличить высоту окон в гостиной, Анна зафиксировала над ними слегка приспущенную римскую штору, а карниз для штор закрепила почти под потолком.

Спальня хозяев. Пол из пробки; кровать, Morelato; встроенный шкаф сделан
по эскизам Анны.

В выборе стиля она пыталась соблюсти золотую середину. Уходить в классику ей не хотелось. Во-первых, незадолго до покупки квартиры Анна уже сделала несколько таких проектов и хотела разнообразия. А во-вторых, сама квартира не располагала к излишней помпезности. В то же время совсем современный интерьер тоже сюда не вписывался. “Получался диссонанс с виллой, которую видно из окна, и ландшафтным парком, который не менялся уже двести лет”, – объясняет Васильева. Так что интерьер вышел традиционным по сути, но легким по форме, и едва ли не ключевая роль в нем отводится цвету.

Фрагмент спальни. Стены оклеены обоями, Omexco. В винтажном зеркале, которое хозяйка купила на блошином рынке в Лукке, отражаются кровать, Morelato, и настольные лампы, Gramercy Home, с абажурами, сделанными на заказ в московской студии “Боттега” в Москве. Над кроватью — старинные гравюры, картина на стене справа — “Венера” работы Вячеслава Конотопова.

Анна рассказывает, что поначалу пыталась найти колеровочные системы, которые используются и в России, и в Италии, чтобы делать выкрасы в Москве, но ничего подобного не обнаружила. В итоге решила подбирать краски на месте, и, например, для гостиной нужный цвет был получен только с пятой попытки. Этот сложный зеленый оттенок Васильева впервые подметила на фасаде одного из домов в Локарно, швейцарском городке, который тоже стоит на Лаго-Маджоре. “Он прекрасно сочетается с синевой неба и озера за окном, и мне кажется, лучшего цвета было не найти, – говорит она. – В то же время он достаточно теплый, а жарко на озере практически никогда не бывает”. Спальня, которая выходит на противоположную сторону дома, – не слишком солнечная, и чтобы это исправить, Анна решила оформить эту комнату в огненно-оранжевых тонах.

Фрагмент спальни на втором этаже. Обои и текстиль, Sanderson. Стол и кресло, Morelato. Зеркало из магазина Maisons du Monde.

Стройка тоже оказалась серьезным испытанием. Итальянцы, как известно, не сильны в иностранных языках, а Анна поначалу совсем не говорила по-итальянски. И именно тогда в квартире меняли лестницу, так что ей пришлось общаться с подрядчиком на пальцах и с помощью чертежей. Зато рабочих ей удалось найти русскоговорящих. “Иначе мы бы вообще ничего не построили!” – смеется декоратор. А так весь проект уложился в полтора года, не считая стадии завершающих штрихов. Ими хозяйка дома занималась в процессе отдыха, так что это уже совсем другая история.

Плитка на полу ванной, тумба под раковину и бра, все Devon & Devon. Нижняя часть стен выложена тонкими панелями из керамогранита, Rex, имитирующего каррарский мрамор. Верхняя покрыта краской. Ванна, Flaminia. Люстра, Gramercy Home.

Картину “Осеннее солнце” для столовой написал художник Валерий Песин на заказ: Анна сообщила ему размеры и цветовую гамму, а сюжет он выбрал сам.

На террасе — уличная мебель из местного магазина Maisons du Monde.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: Ольга Мелекесцева
опубликовано в журнале №06 (162) Июнь 2017

читайте также

Комментарии