Белоснежная дача на озере Комо

Хозяева этого дома – пара приятелей Джованни и Марко, обладатели гламурных профессий косметолога и эксперта по текстилю. С Барбарой Фалангой, миланским архитектором с международной репутацией и огромным опытом проектирования по всему миру, они работают уже в третий раз.

Гостиная дома на озере Комо, спроектированного Барбарой Фалангой. Мебель обтянута чехлами из белого льна. На стенах декор в виде гипсовых слепков.

Гостиная дома на озере Комо, спроектированного Барбарой Фалангой. Мебель обтянута чехлами из белого льна. На стенах декор в виде гипсовых слепков.

Дом для загородного отдыха на берегах Комо двум творческим миланцам был, может быть, и не особенно нужен. Но ребята просто влюбились в увиденное по случаю здание – постройку 1930-х годов, расположенную на вершине холма над озером. Выражение “на вершине холма” в данном случае не фигура речи: единственный способ добраться до дома – подняться по узкой лестнице в сто ступенек. Очевидно, что при ремонте и реконструкции здания такое местоположение создавало массу проблем. “Для того чтобы доставлять на стройку материалы и оборудование, мы пользовались вертолетом”, – рассказывает Барбара.

Вид из гостиной на входной вестибюль и лестницу на второй этаж — ее перила сделаны из бамбука. Лестницу Барбара Фаланга создала в соавторстве<br />
с дизайнером и художником Андреа Сальветти.

Вид из гостиной на входной вестибюль и лестницу на второй этаж — ее перила сделаны из бамбука. Лестницу Барбара Фаланга создала в соавторстве
с дизайнером и художником Андреа Сальветти.

Строительные работы в доме были проведены серьезные: очаровательная с виду старинная постройка была не очень-то приспособлена к современной комфортной жизни. “В доме три этажа, и я его практически полностью перестроила, – говорит Барбара. – Было непросто, поскольку, как всегда, снаружи ничего нельзя было радикально менять. Но перестраивать и увеличивать дом все равно пришлось. Укрепляла конструкции, добавляла окна, балконы, заново перекрыла крышу, присоединила к гостиной зимний сад. Вместе с художником-дизайнером Андреа Сальветти мы спроектировали лестницу с ограждениями из бамбуковых стеблей – по-моему, это самая крутая деталь интерьера!”

Столовая. Картина на стене, образчик польского ар-деко, была куплена вместе с домом — нашлась в кладовой. Стулья французские, стояли когда-то в парижском ресторане. На столе торт из папье-маше.

Столовая. Картина на стене, образчик польского ар-деко, была куплена вместе с домом — нашлась в кладовой. Стулья французские, стояли когда-то в парижском ресторане. На столе торт из папье-маше.

Одной из основных технических проблем при ремонте была борьба с естественной для дома на берегу озера влажностью. Проблему эту решили, сделав во всех помещениях полы с подогревом – благодаря этому их удалось выстелить крашенным в белое деревом, не боясь, что краска потрескается, а доски поведет.

Кухня. Шкафчики с трельяжными дверцами по дизайну Фаланги. Люстра Skygarden, дизайнер Марсель Вандерс, Flos. На столе коллекция банок 1950-х годов по дизайну Пьеро Форназетти.

Кухня. Шкафчики с трельяжными дверцами по дизайну Фаланги. Люстра Skygarden, дизайнер Марсель Вандерс, Flos. На столе коллекция банок 1950-х годов по дизайну Пьеро Форназетти.

Пожелания заказчиков, которые планировали использовать дом в основном для отдыха во время уик-эндов и летних каникул, были сравнительно простыми. Им были нужны две раздельные спальни и еще одна гостевая (она расположилась на чердачном этаже, и Барбара называет ее “гнездом”: “Ну знаете, иногда на чердаках гнездятся птицы”).

Одна из спален хозяев на втором этаже. В антикварном зеркале отражается выход на балкон. Стены украшены вставленными в рамки кусками антикварных тканей.

Одна из спален хозяев на втором этаже. В антикварном зеркале отражается выход на балкон. Стены украшены вставленными в рамки кусками антикварных тканей.

Каких-то особенных требований к дизайну у хозяев не было – после многих лет знакомства они полностью доверяли архитектору. Зимний сад к гостиной, например, она пристроила по собственной инициативе. “Я много работала в Англии, мне близок тамошний тип гостиной – большая комната с эркером и зеленью. Я подумала, что в английской гостиной в итальянском доме нет ничего странного. Не делать же везде хрестоматийный “тосканский амбар” с открытой каменной кладкой, верно?” – объясняет архитектор.

В ходе реконструкции дома Барбара пристроила к гостиной зимний сад, почти вдвое увеличив площадь комнаты. Диван, De Padova.

В ходе реконструкции дома Барбара пристроила к гостиной зимний сад, почти вдвое увеличив площадь комнаты. Диван, De Padova.

Вероятно, британскими ассоциациями вызван и выбор белого цвета в качестве основного в интерьере. Загородный домик, хоть и расположен в Италии, выглядит похожим на британские колониальные постройки где-нибудь на Барбадосе. На образ работает многое: и белое крашеное дерево, словно бы чуточку “корабельное”, и витая садовая мебель, и обилие льна – из него сшиты чехлы на мебель и шторы.

Балкон с видом на озере Комо.

Балкон с видом на озере Комо.

Второй цвет в интерьере – синий. Барбара говорит, что он вторит цвету воды в озере Комо в яркий солнечный день, когда в ней отражается небо. И всю эту красоту, полную вневременных ассоциаций, Барбара создала всего-то за год – к полному восторгу хозяев, которые вот уже пять лет приезжают на свою белую дачу наслаждаться синим небом и мягким светом солнца.

Вид на прилегающий к дому сад из окна чердака. Кованая садовая мебель 1900-х (скамья)и 1930-х (кресла) годов.

Вид на прилегающий к дому сад из окна чердака. Кованая садовая мебель 1900-х (скамья)и 1930-х (кресла) годов.

Фрагмент сервировки стола на террасе. Декор фарфора, Richard Ginori, и ткани по дизайну Дагоберта Пехе, из которой сшита скатерть, сделаны по специальному заказу хозяев.

Фрагмент сервировки стола на террасе. Декор фарфора, Richard Ginori, и ткани по дизайну Дагоберта Пехе, из которой сшита скатерть, сделаны по специальному заказу хозяев.

Текст: Памела Макстоу

Фото: Филиппо Бамберги
опубликовано в журнале №06 (162) Июнь 2017

читайте также

Комментарии