В гостях у Розиты Миссони

Розиту Миссони журналисты иначе как “легендой итальянского дизайна” не называют. Эта хрупкая старушка восьмидесяти с лишним лет в свое время перевернула модную индустрию, начав выпускать вызывающе яркие и невероятно удобные трикотажные вещи в характерную полоску и зигзаг.

Розита Миссони с саду своего дома в Ломбардии.

Розита Миссони с саду своего дома в Ломбардии.

В 1997 году революция, произведенная Missoni в области дизайна одежды, захватила и интерьеры – неутомимая Розита занялась “домашней коллекцией” для своего бренда. Сама же Розита относится к себе далеко не так серьезно. “Вот эта роза носит мое имя – Розита: сорт назвали в честь меня. Мне посвятили много цветов. Я могла бы быть букетом!” – смеется Миссони, показывая нам сад вокруг своего дома, расположенного в городке Сумираго в Ломбардии.

На террасе перед домом стоят бетонные столы и табуретки с керамическими столешницами. На стене висят обожаемые Розитой кашпо с плетистыми ­растениями.

На террасе перед домом стоят бетонные столы и табуретки с керамическими столешницами. На стене висят обожаемые Розитой кашпо с плетистыми ­растениями.

Двухэтажную виллу с головокружительным видом на Альпы Розита построила в 1971 году вместе с покойным мужем (и сооснователем их бренда) Оттавио. В этой же местности они сначала открыли студию, потом построили фабрику, а затем и поселились. “Я выросла неподалеку отсюда, люблю эти места. И нам показалось хорошей идеей жить недалеко от работы – чтобы на выходные ездить было удобно”, – рассказывает Розита. Вилла, ­прячущаяся в ­глубине заросшего сада, находится в минутах езды от фабрики. А вид на горы тут точно такой же, какой был у Розиты в спальне в детстве, в доме ее родителей.

Гостиная. В буфете 1970-х годов хранится коллекция фарфора 1920-х годов. Книжный стеллаж Ptolomeo, дизайн Бруно Райнальди. На диване 1970-х годов подушки в ткани Elisa, кресло в ткани Jenkins, ковер Wichita, все Missoni Home.

Гостиная. В буфете 1970-х годов хранится коллекция фарфора 1920-х годов. Книжный стеллаж Ptolomeo, дизайн Бруно Райнальди. На диване 1970-х годов подушки в ткани Elisa, кресло в ткани Jenkins, ковер Wichita, все Missoni Home.

Интерьеры виллы персонифицированы ­донельзя – ­Розита каждый предмет обстановки выбирала сама, сообразно своему вкусу и привычкам. Ну как “собирала”? Просто они притягивались друг к другу в ходе богатой событиями жизни. “Если уверена в вещах, которые любишь, то они всегда будут хорошо смотреться вместе. Здесь все цветное – без цвета я не могу. Но ничего “специального”. Я не коллекционер. Я барахольщица”, – улыбается Розита. Среди собранного ею “барахла” – картины итальянских модернистов Джино Северини и Альберто Савинио, которые всегда ее вдохновляли; работы художника и текстильного дизайнера Каффе Фассетта, с которым Миссони сотрудничали в 1970-х; фарфор по дизайну Сьюзи Купер, найденный на барахолках Портобелло.

Фрагмент главной ­спальни. На кровати текстиль Karlin, Missoni Home, и вышитые подушки, Fragonard. На стене картина Жака-Анри Лартига.

Фрагмент главной ­спальни. На кровати текстиль Karlin, Missoni Home, и вышитые подушки, Fragonard. На стене картина Жака-Анри Лартига.

Есть и очень необычные вещи: например, на стенах гостиной висят цветные тарелки. На самом деле это образцы с керамических фабрик – на них тестировали разные виды глазури. “Я их покупала по дешевке, пользовалась ими как обычными тарелками, а потом поняла, что их больше днем с огнем не найти. Ну я и убрала их со стола на стену”, – рассказывает Розита.

Гостиная. Диваны обтянуты тканью Elisa, подушки из ткани Lima, на полу ковер Union, все Missoni Home. Торшер, Anglepoise, и винтажный торшер‑гриб слева.

Гостиная. Диваны обтянуты тканью Elisa, подушки из ткани Lima, на полу ковер Union, все Missoni Home. Торшер, Anglepoise, и винтажный торшер‑гриб слева.

Есть вещи трогательные и значимые – например, вязаные пуфы в виде грибов характерной миссониевской расцветки (надо отметить, что Розита очень любит грибы – как декоративный мотив). Эти конкретные грибы связали Розите в подарок на восьмидесятилетие работники фабрики.

Фрагмент зимнего сада. На стене работы американского художника и текстильного дизайнера Каффе Фассетта. Пуфы в виде грибов связаны в подарок на восьмидесятилетие Розиты Миссони работниками ее фабрики.

Фрагмент зимнего сада. На стене работы американского художника и текстильного дизайнера Каффе Фассетта. Пуфы в виде грибов связаны в подарок на восьмидесятилетие Розиты Миссони работниками ее фабрики.

Есть вещи трогательные и живущие своей жизнью – например, большая кованая люстра в столовой. Несколько лет назад на Пасху Розита украсила ее тряпочными бабочками, чтобы порадовать правнука Отто – ему было два года. С тех пор бабочек садится на люстру все больше и больше – люди стали их дарить специально.

Столовая. Кованая люстра украшена бабочками из ткани. Стол по дизайну Бруно Матссона, стулья Wishbone Ханса Вегнера; подушки и ковер, Missoni Home.

Столовая. Кованая люстра украшена бабочками из ткани. Стол по дизайну Бруно Матссона, стулья Wishbone Ханса Вегнера; подушки и ковер, Missoni Home.

Каждое воскресенье Розита накрывает в светлой, с выходящими в сад панорамными окнами столовой стол для ланча. “Накрываю – и жду, кого ко мне принесет нелегкая”, – усмехается Розита. Гости приезжают всегда. Дочь Анджела, внуки, правнуки, все родственники и друзья обширного клана Миссони живут неподалеку, и все связаны друг с другом плотно и затейливо, как петельки сложносочиненной трикотажной ткани – пестрой, цветной и уютной.

Фрагмент сервировки стола. Тарелка Margherita, Missoni Home, произведена на мануфактуре Richard Ginori.

Фрагмент сервировки стола. Тарелка Margherita, Missoni Home, произведена на мануфактуре Richard Ginori.

Текст: Фиона Маккарти

Фото: Филиппо Бамберги
опубликовано в журнале №06 (162) Июнь 2017

Комментарии