Квартира в Москве, 200 м²

Дизайнер Мария Водолацкая любит работать с цветом. Для оформления своей московской квартиры она использовала больше восьмидесяти оттенков разных красок.

Гостиная. Журнальный столик, Minotti. Советское кресло в дизайне “Селезень”. Пол, “Паркет-Гранд”. Двери, “Аттрибутэ”. Каминный портал из травертина, “Студия камня”. Внутри он отделан обожженным деревом, Suntan. Над камином картина Александра Олигерова “Формула весны”.<br />
Статуэтки из Decorum.

Гостиная. Журнальный столик, Minotti. Советское кресло в дизайне “Селезень”. Пол, “Паркет-Гранд”. Двери, “Аттрибутэ”. Каминный портал из травертина, “Студия камня”. Внутри он отделан обожженным деревом, Suntan. Над камином картина Александра Олигерова “Формула весны”.
Статуэтки из Decorum.

Проектированием и оформлением интерьеров Мария занимается с 2000-го. Пару лет назад к основной работе добавилась еще одна – проект “Селезень”. Дизайнер ищет советскую мебель, реставрирует ее и выставляет в своем шоу-руме на Сретенке. Мы встретились именно там, и я сразу увидела кресла, которые стоят у нее в квартире. “Да, это наши домашние кресла, – говорит она про модель 1960-х годов. – Они очень удобные, эталон эргономики. Дома за право посидеть на них идет борьба”. Однако, кроме пары кресел в гостиной и серванта в гостевой комнате, в квартире больше ничего советского нет. Остальная винтажная мебель европейского происхождения. “Родные сначала не воспринимали затею всерьез, а сейчас обстановка для них такая же привычная, как еда, которую я готовлю, – говорит Мария. – Гости же, попадая к нам, тут же начинают жалеть, что повыкидывали бабушкины стулья и тумбочки”.

Гостиная. Датский шкаф 1960-х по дизайну Гунни Оманна, Mid-Сentury 247. Отреставрированное советское кресло. Итальянская люстра 1960-х годов по дизайну Гаэтано Шолари, 20th Century Lamps. Гипсовый карниз сделан на заказ, “Софт Эластик”. Над шкафом картина Михаила Кабан-Петрова “Лодка”. Ковер, Rug Star, из Dovlet House. Вазы, Hedwig Bollhagen, из салона Krassky.

Гостиная. Датский шкаф 1960-х по дизайну Гунни Оманна, Mid-Сentury 247. Отреставрированное советское кресло. Итальянская люстра 1960-х годов по дизайну Гаэтано Шолари, 20th Century Lamps. Гипсовый карниз сделан на заказ, “Софт Эластик”. Над шкафом картина Михаила Кабан-Петрова “Лодка”. Ковер, Rug Star, из Dovlet House. Вазы, Hedwig Bollhagen, из салона Krassky.

Однако без достойного фона вся эта красота не производила бы такого впечатления. Планировка и выбор цветовой гаммы – то, что удается Водолацкой лучше всего. “В интерьере больше восьмидесяти разных оттенков: в каждой комнате свой набор для стен, потолка, плинтусов и карнизов. Я полтора месяца искала гармоничные сочетания”, – говорит Мария. Общая цветовая гамма дополнена искусством, с подбором которого ей помогала арт-консультант Ольга Темник. Все картины в интерьере – наших современников.

Кухня. Кухонная мебель Fortuna Gold, Ca d’Oro. Винтажные бра по дизайну Гаэтано Шолари, 20th Century Lamps. На полу доска Antic Floors, “Паркет-Гранд”. Двери, “Аттрибутэ”. Фальшокно в коридор, чтобы в него проникал свет.

Кухня. Кухонная мебель Fortuna Gold, Ca d’Oro. Винтажные бра по дизайну Гаэтано Шолари, 20th Century Lamps. На полу доска Antic Floors, “Паркет-Гранд”. Двери, “Аттрибутэ”. Фальшокно в коридор, чтобы в него проникал свет.

В двухсотметровой квартире планировку делали с нуля. Дизайнеру важно было разнести общественную, семейную и хозяйственную части и оборудовать отдельные ванные комнаты для гостей, детей и хозяев. Общественная зона состоит из кухни, столовой, гостиной и кабинета, но это не единое пространство, как сейчас принято, а четыре смежные комнаты. Движение здесь организовано по кругу, а границы обозначены высокими распашными дверями. Так, из холла в столовую можно пройти через гостиную, а можно через кухню.

Вид из гостиной на столовую. Двери, “Аттрибутэ”, с лепным декором Pearlworks, “Питерра”. Люстра по дизайну Инго Маурера. Стол переделан из старого хозяйского, Grand Maestro. Кресла, Westwing. Карниз выкрашен краской Thai Sapphire, Little Greene. Ваза из Decorum.

Вид из гостиной на столовую. Двери, “Аттрибутэ”, с лепным декором Pearlworks, “Питерра”. Люстра по дизайну Инго Маурера. Стол переделан из старого хозяйского, Grand Maestro. Кресла, Westwing. Карниз выкрашен краской Thai Sapphire, Little Greene. Ваза из Decorum.

Есть в квартире еще одна зона с “круговым движением”: две детские с отдельными входами можно соединить, открыв двери в смежной стене между ними. “Планировка квартиры – то же самое, что скелет. Если он пропорциональный и все на своих местах, то даже в простой льняной юбке и джинсовке человек будет выглядеть красиво. А недостатки и увечья никакими дизайнерскими вещами не скроешь”, – считает Водолацкая.

Вид из одной детской на другую через смежные распашные двери. Двери изготовлены на заказ, “Аттрибутэ”, на них лепной декор Pearlworks, “Питерра”. Датское винтажное кресло по дизайну Ханса Вегнера. Винтажная люстра по дизайну Гаэтано Шолари, 20th Century Lamps. На стене картина на старом дереве “Лев” Маруси Соловьевой.

Вид из одной детской на другую через смежные распашные двери. Двери изготовлены на заказ, “Аттрибутэ”, на них лепной декор Pearlworks, “Питерра”. Датское винтажное кресло по дизайну Ханса Вегнера. Винтажная люстра по дизайну Гаэтано Шолари, 20th Century Lamps. На стене картина на старом дереве “Лев” Маруси Соловьевой.

Все двери и наличники в квартире изготовлены по эскизам дизайнера, они резные или украшены лепниной. Например, двери в кухню – стеклянные с ажурным переплетом: это сделано для того, чтобы в помещение без окон все-таки попадал дневной свет. С этой же целью одна из стен в зоне прихожей решетчатая. Для того чтобы дневной свет доходил до коридоров и прихожей, Водолацкая придумала целую систему зеркал. Так, свет из гостевой комнаты попадает на зеркальную дверь гардеробной, оттуда на противоположную стену с зеркальными фасадами шкафов, а потом в самый темный угол прихожей. По словам Марии, только в пасмурные дни здесь немного темновато – в остальные можно днем обходиться без электрического света.

Хозяйская спальня. Изголовье кровати с ироничной пуговкой капитоне в точке золотого сечения сделано по эскизам дизайнера и обтянуто тканью из “Лоффилаб”. Основание кровати и матрас, Sleepeezee. Немецкое винтажное кресло 1970-х годов по дизайну Уильяма Кнолла. Итальянские бра 1950-х по дизайну Анджело Лелли, Stilnovo, из 20th Century Lamps. Ваза из Decorum. Ковер, Dazzle, из Dovlet House.

Хозяйская спальня. Изголовье кровати с ироничной пуговкой капитоне в точке золотого сечения сделано по эскизам дизайнера и обтянуто тканью из “Лоффилаб”. Основание кровати и матрас, Sleepeezee. Немецкое винтажное кресло 1970-х годов по дизайну Уильяма Кнолла. Итальянские бра 1950-х по дизайну Анджело Лелли, Stilnovo, из 20th Century Lamps. Ваза из Decorum. Ковер, Dazzle, из Dovlet House.

Когда-то в “Деталях”, на курсе Андрея Суматохина, план квартиры Водолацкой для вымышленного нейрохирурга был признан лучшим. Возможно, эта квартира, в которой Мария подчинила солнечный свет, привела бы в восторг ученого-физика. Но дизайнеру достаточно того, что все нравится ее родным. У младшего из детей уже просыпается художественное восприятие, он сравнивает цвет неба за окном с серо-голубыми дверями в кухню.

Кабинет. Библиотечные шкафы окрашены лаком, смешанным с зеленкой, Grand Maestro. Стол дизайнер придумала сама, использовав ногу от ресторанного стола, а столешницу заказала у Irosmebel. Датские винтажные стулья по дизайну Кая Кристиансона, Mid-Сentury 247. Винтажная люстра по дизайну Гаэтано Скьолари. Гипсовый карниз с вентиляционной решеткой, “Софт Эластик”.

Кабинет. Библиотечные шкафы окрашены лаком, смешанным с зеленкой, Grand Maestro. Стол дизайнер придумала сама, использовав ногу от ресторанного стола, а столешницу заказала у Irosmebel. Датские винтажные стулья по дизайну Кая Кристиансона, Mid-Сentury 247. Винтажная люстра по дизайну Гаэтано Скьолари. Гипсовый карниз с вентиляционной решеткой, “Софт Эластик”.

Фрагмент кабинета. Стена выкрашена комбинацией красок, которые превратили ее в магнитно-грифельно-маркерную доску. На ней эскизы работ дизайнера. Столешница сделана на заказ из шпона сланца, Irosmebel.

Фрагмент кабинета. Стена выкрашена комбинацией красок, которые превратили ее в магнитно-грифельно-маркерную доску. На ней эскизы работ дизайнера. Столешница сделана на заказ из шпона сланца, Irosmebel.

Текст: Ольга Сорокина
Стилист и продюсер Наталья Онуфрейчук

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №06 (162) Июнь 2017

читайте также

Комментарии