Отель-мистификация в Австралии

В основе концепции нового отеля Jackalope, расположенного посреди виноградников к югу от Мельбурна, лежит не что иное, как миф, точнее мифическая химера, так называемый кролень – фантастическое существо, позаимствовавшее уши у зайца (jackrabbit), а рога у оленя или антилопы (antelope). Именно мифический кролень в виде 7-метровой черной скульптуры встречает посетителей на входе и приглашает их изведать все тайны этого причудливого отеля.

Вторым концептуальным ингредиентом проекта Jackalope является алхимия, с которой связано таинство магического превращения самых неожиданных компонентов в “золото”. На уровне дизайна “золото” означает тот сложный объект или многоплановое пространство, которые рождаются в результате эклектичных игр со стилями, эпохами и характерным для них визуальным мышлением.

Дизайнеры из студии Carr Design Group создавали отель не столько как очередной продукт гостиничного бизнеса, сколько как масштабный арт-объект, населенный арт-объектами поменьше, включая скульптуру кроленя от Эмили Флойд из студии UAP, а также инсталляции от местного художника Эндрю Хэйзвинкеля и авангардного модельера Рика Оуэнса.

Вся эта дизайнерская алхимия разворачивается в здании коттеджа XVIII века и в современной пристройке к нему, которая, впрочем, по размерам едва ли не больше самого коттеджа. А интерьеры посвящены “искусству трансформации и пронизаны оттенками золота, серебра, меди и бронзы”, – говорит директор интерьерного направления Дэн Кокс.

Темнота, драматично подсвеченная световыми инсталляциями, приглашает гостей испытать “трансцендентный опыт” в гипнотических интерьерах. Пространство отражает представление его авторов о современной лаборатории алхимика, в которой он создает не материальные, а визуально-концептуальные ценности.

В зоне лобби посетителей приветствует черная стеклянная камера, наполненная винными бутылками, которые являются бутылками только отчасти. В данном случае они играют по правилам не вещественного мира, а художественной инсталляции и поворачиваются к зрителю своей эстетической стороной, превращаясь в черные поблескивающие капсулы.

На потолке ресторана “пузырятся” сотни пробирок, заигрывая со светом и привнося в интерьер частицу эфемерности. По барному потолку “бегут” неоновые схемы, эффектно поддержанные и выразительным мрамором барной стойки, и синим бильярдным столом, и “золотыми” креслами, и сюрреалистичными бюстами “без лица”.

К 46 гостевым номерам ведет темный коридор, скупо освещенный неоновыми трубками, – экстравагантная метафора на винные погреба. Сами номера, как водится, оформлены в более привычном ключе – гостям же в них еще и ночевать придется. Кровати, кресла, столы и стулья занимают положенные им места и ни ушами, ни рогами обрастать не собираются. Однако графитовый монохром, освещенный пронзительным пятном панорамного окна, выглядит более чем уместно и в контексте интерьерной мистификации, разворачивающейся в стенах общественных пространств, и на фоне сочных виноградников, окружающих отель.

Хотите еще больше черных интерьеров? Смотрите подборку в нашем Pinterest.

Текст: Виктория Гопка

Фото: Sharyn Cairns

читайте также

Комментарии