Квартира в Шестнадцатом округе Парижа

Квартиру в Шестнадцатом округе Парижа Бруно и Клеменс купили еще в 2000 году. Клеменс моментально влюбилась в выходящие во двор окна в пол. “Настоящая парижская роскошь – это не метраж квартиры и элитность жилья, – говорит Клеменс. – Роскошь – это засыпать с открытыми в тихий двор окнами и просыпаться от пения птиц, а не под сигналы автомобилей”.

Гостиная. Столик с мраморной столешницей Vietri по дизайну Паолы Навоне для Baxter. Люстра из коллекции
Branching, Lindsey Adelman.

В свою очередь Бруно полюбил квартиру именно за расположение. “Этот район позволяет легко сбежать от городской суеты, – замечает Бруно. – Мы пешком можем дойти до Булонского леса”.

Фрагмент гостиной. На каминном портале стоят африканские статуэтки. Фото справа от камина работы Алексея Васильева из серии Instants Troublés.

Поначалу Бруно и Клеменс планировали заниматься обстановкой своего нового жилья сами. Но потом наткнулись на работы декоратора Марианны Эвенну. “Есть некая поэзия в том, как она использует цвет в интерьере, – объясняет выбор декоратора Бруно. – А еще она не стала жертвой модных трендов. Для нас это тоже было очень важно”. К тому же было неплохо обзавестись “сторонним человеком”, чтобы избавить пару от мук выбора, – у Бруно и Клеменс, как оказалось, совсем разные вкусовые предпочтения, буквально “барокко против современной классики”, поэтому наличие Марианны в роли своеобразного арбитра значительно ускорило процесс оформления квартиры.

Фрагмент гостиной. Бра Cone, Areti. Фотографии работы Мари Тайфер. Керамические вазы работы Жерома Ирсу и Митча Ибурга для Le Sentiment des Choses.

Интерьер, доставшийся декоратору, походил на классические бельгийские дома: всё было выдержано в серо-бежевой гамме. В ужасающем состоянии пребывала ванная, практически отсутствовали продуманные системы хранения, и много вещей складировали прямо на кухне. Ну и конечно, необходимо было поменять цветовую палитру квартиры на что-то более яркое. Тут мнения пары снова не сошлись: Клеменс хотела более сдержанных светлых тонов, а Бруно – театральности и драматизма. Компромисс был найден: кухню, в которой Клеменс проводит большую часть времени, выкрасили в пастельные цвета. А вот гостиную сделали “по заказу” Бруно: стены глубокого синего цвета и серый потолок. “Это в точности то, о чем я всегда мечтал, но боялся сам воплотить в жизнь, – рассказывает Бруно. – Нечасто где-то увидишь темный потолок – в основном такие бывают в ночных клубах”.

Вид из гостиной на кухню. Ковер на полу туарегский — прямиком из Мавритании. Он сделан из растительных волокон и кожи.

Заметные преображения коснулись и ванной при хозяйской спальне. Ее сделали графичной черно-белой, в духе тех, что есть в роскошных нью-йоркских отелях.

Кухня. Картина на стене работы Клеменс, вдохновленная ее поездкой в Китай. Микроволновая печь, Neff.

Эвенну серьезно изменила и детскую. Гардеробную она совместила с комнатой, что позволило увеличить пространство и расположить теперь здесь две независимые рабочие зоны для близнецов Оскара и Филомены. А еще Марианна сделала для детей двухъярусную кровать, напоминающую домик на дереве. “По-моему, это была мечта Бруно и Клеменс, – говорит декоратор. – Шутя, они представляли, как Оскар будет, подобно Тарзану, спускаться на канате со второго яруса на первый”.

Комната близнецов. Марианна Эвенну придумала сделать в стене окно — по ту сторону располагается письменный стол Филомены и проход в ванную. Люстра, Zangra.

Надо заметить, что дети поначалу приняли в штыки декоратора со всеми ее идеями. Их вполне можно понять: какой-то чужой человек пришел и хочет изменить всю дотоле привычную им жизнь. Но именно этот “домик на дереве”, кажется, сыграл ключевую роль в смене гнева на милость по отношению к Марианне. “Теперь они постоянно там играют”, – говорит она.

Обеденная зона. Диван и столик, Caravane. Обеденный стол и стулья по дизайну Фрэнка Робичеза. Коллажи на стене работы Ламии Зиадех.

Марианна почти не добавила ничего из мебели в обстановку, зато немного поработала с имеющимися предметами. Так, она поменяла дверцы и ручки на кухонных шкафчиках, придав гарнитуру более рустичный вид. Сменила обивку дивана нейтрального цвета на розовую бархатную. Декоратор разместила несколько индустриального вида ламп и торшеров, а также удачно повесила в гостиной люстру по дизайну Линдси Адельман. Ее Бруно и Клеменс расценивали как предмет искусства, а потому трепетно относились к ее расположению в квартире. В довершение всего декоратор добавила этнических ноток в виде африканских скульптур, мавританского ковра и старинного кресла в обивке из кожи зебры.

Хозяйская спальня. Бра, Wo & Wé. Металлический прикроватный столик, Caravane.

На этом все преобразования завершены. Кстати, забавно, но факт: детская, которая вызывала так много негатива поначалу, полюбилась не только подрастающему поколению. Бруно и Клеменс, хоть на канате и не качаются, но охотно проводят время с видом на этот “домик на дереве”.

Ванная при хозяйской спальне. Плитка на полу, Mosaic del Sur. Смесители, Fantini.

Фрагмент обеденной зоны. Стол и стулья по дизайну Фрэнка Робичеза.

Комната старшей дочери. Бра, Wo & Wé. Шторы сделаны из ткани, Zimmer + Rohde.

Фрагмент кухни. Светильник, Wo & Wé.

В коридоре декоратор сделала полки во всю стену, чтобы добавить место для хранения документов и книг.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: Стефан Жульяр
опубликовано в журнале №07 (163) Июль 2017

читайте также

Комментарии