В гостях у декоратора Сергея Огурцова

С Сергеем Огурцовым мы знакомы не первый год, но только сейчас я поняла, что мы совершенно напрасно включаем его в наш ежегодный хит-парад лучших дизайнеров России. Оказывается, в России он проводит не больше шести месяцев в году, а остальное время – в родной Латвии, где у него семья и друзья, а теперь еще и новая квартира. Учитывая, сколько проектов он делает в Москве, все это очень неожиданно. Но в этом весь Сергей: живя между Москвой и Ригой с перерывами на учебу в Америке, он все успевает, везде воспринимается как свой человек, и проекты его ровно такие же – всегда очень к месту.

Сергей Огурцов у себя в гостиной.

Сергей Огурцов у себя в гостиной.

Собственная квартира Огурцова в Риге – пожалуй, лучшая его работа на сегодняшний день. Это тот самый случай, когда дизайнер использует образовавшуюся свободу рук строго по назначению: чтобы опробовать новые приемы, до которых прежде не доходило дело или на которые не решались заказчики.

Зона гостиной. От соседней столовой ее отделяет диван, Kravet. Стеллаж для книг сделан по эскизам Сергея. Винтажный журнальный столик, Sputnik, получил новую столешницу из стекла. На переднем плане кресло из гнутой фанеры, Made in Ratio. Под окном пара кресел времен ар-деко.

Зона гостиной. От соседней столовой ее отделяет диван, Kravet. Стеллаж для книг сделан по эскизам Сергея. Винтажный журнальный столик, Sputnik, получил новую столешницу из стекла. На переднем плане кресло из гнутой фанеры, Made in Ratio. Под окном пара кресел времен ар-деко.

Квартиру в доме, который архитектор Александр Ванаг построил в начале ХХ века в стиле национального романтизма (латвийская версия югендстиля с элементами местного зодчества), Сергей нашел почти случайно, заметив в ее окне объявление о продаже. Дело было вечером, и рассмотреть указанный там телефонный номер ему никак не удавалось. Огурцов даже заподозрил, что у него испортилось зрение, но проходивший мимо и призванный на помощь школьник с этой задачей тоже не справился, так что дизайнер вернулся на то же место следующим утром. В тот момент он уже находился в поиске нового жилья и активно ездил по объявлениям. “Но мне все время что-то было не так: то район не тот, то вид из окна не нравится”, – рассказывает он. Здесь наконец-то все совпало.

Фрагмент гостиной. Датская винтажная консоль из палисандра выполняет роль бара. На стене акварель “Здание в строительных лесах” Полины Егорушкиной.

Фрагмент гостиной. Датская винтажная консоль из палисандра выполняет роль бара. На стене акварель “Здание в строительных лесах” Полины Егорушкиной.

Прежняя квартира Сергея находилась в новой части города, как и рижские интерьеры, над которыми он работал, так что здесь он столкнулся с новым для себя явлением – исторической комиссией, которая выдала ему разрешение на изменение ширины дверных проемов. “К тебе приходит интеллигентная бабушка в очках и фотографирует каждую ручку, каждую дверь, окна, лепнину, скребет покрашенную плитку – не историческая ли? – рассказывает Сергей об общении с комиссарами. – А потом выдает альбом в тканевом переплете: на первой странице фотография и краткая биография архитектора, дата постройки дома. А дальше все, что она сфотографировала, и заключение – что она считает историческим, а что нет”. Теоретически у Сергея был шанс пообщаться с еще одним представителем редких специальностей – трубочистом. Но его успели вызвать предыдущие владельцы квартиры, так что дизайнеру достался камин уже официально в рабочем состоянии.

Кухонный гарнитур, Häcker. Фартук выложен рельефной керамической плиткой Ogassian, Ann Sacks. Барные стулья Alto, Powell & Bonnell.

Кухонный гарнитур, Häcker. Фартук выложен рельефной керамической плиткой Ogassian, Ann Sacks. Барные стулья Alto, Powell & Bonnell.

Изначально в квартире было три комнаты, и Сергей подумывал отвести одну из них под гостевую спальню, но вспомнил совет, который сам всегда дает своим заказчикам: “Будьте эгоистичны в своих намерениях”. Дизайнер всегда мечтал о большой ванной с окном и тут не просто получил желаемое, а даже перевыполнил программу – окон в ванной целых два. Ну а гости могут прекрасно выспаться на раскладном диване.

Ванная. На стенах плитка Context, Ann Sacks, и металлизированные обои, Phillip Jeffries, пол выложен мрамором. Ванна, Villeroy & Boch, дополнена смесителем, Dornbracht. В углу — душевая кабина, которая частично занимает место бывшего “холодного шкафа”.

Ванная. На стенах плитка Context, Ann Sacks, и металлизированные обои, Phillip Jeffries, пол выложен мрамором. Ванна, Villeroy & Boch, дополнена смесителем, Dornbracht. В углу — душевая кабина, которая частично занимает место бывшего “холодного шкафа”.

Из-за частых разъездов хозяина работа над интерьером шла почти два года, но на самом деле многие вещи были припасены еще до покупки квартиры, во время учебы Сергея в Америке. “Если лампа Baker продается с восьмидесятипроцентной скидкой, грех ее не купить”, – смеется он. Так же грешно было не прибрать к рукам офисное кресло 1960-х годов, мокшее под проливным дождем на одной из помоек Сан-Франциско. Теперь оно стоит у Сергея в домашнем кабинете. В квартире вообще много винтажа, но без знаковых растиражированных предметов. Как и прошлые работы Огурцова, это спокойный, выдержанный интерьер, который не должен устареть в обозримом будущем. При этом здесь необычайно много отделочных материалов.

Столовая. Обеденный стол с основанием из металла сделан на заказ. Вокруг него винтажные стулья Brutalist по дизайну Адриана Пирсолла. Хозяин переобил их мохером Great Plains, Holly Hunt. Винтажный светильник Skyflyer по дизайну Ики Нумми. На стене фоторабота Федора Биткова.

Столовая. Обеденный стол с основанием из металла сделан на заказ. Вокруг него винтажные стулья Brutalist по дизайну Адриана Пирсолла. Хозяин переобил их мохером Great Plains, Holly Hunt. Винтажный светильник Skyflyer по дизайну Ики Нумми. На стене фоторабота Федора Биткова.

“Ни в одном другом проекте я еще не использовал столько обоев – бумажные в коридоре, сизалевые в спальне и металлизированные в ванной, – рассказывает дизайнер. – Я хотел протестировать на себе то, что я предлагаю клиентам”. Кухонный фартук выложен гексагональной плиткой, которую до сих пор не удавалось пристроить ни в один проект. И даже стулья в столовой обиты той же тканью, которой он собирается в ближайшее время обтянуть диван заказчика.

Кровать сделана на заказ и обита бархатом, Kravet. Прикроватные тумбочки винтажные. На стенах обои из натурального волокна, Kneedler|Fauchère. В изголовье фоторабота Яниса Дейнатса. На потолке итальянская винтажная люстра.

Кровать сделана на заказ и обита бархатом, Kravet. Прикроватные тумбочки винтажные. На стенах обои из натурального волокна, Kneedler|Fauchère. В изголовье фоторабота Яниса Дейнатса. На потолке итальянская винтажная люстра.

Не все эксперименты оказались успешными. Потолок в прихожей Огурцов решил покрыть глянцевой краской, но вышло неудачно – краска легла неровно. Дизайнер собрался было все переделать, да передумал: блестящая поверхность с разводами выглядит даже интересней, чем задумывалось. Так что, если решите поручить свой интерьер заботам Сергея Огурцова, соглашайтесь на все его идеи, ведь даже ошибки он превращает в достоинства.

Стены прихожей оклеены обоями — рулоны идут по горизонтали. Над винтажной консолью из лакированного ротанга — настенные светильники Milano, Richard Taylor Designs. Винтажная люстра по дизайну Ю. Т. Кальмара. На стене автопортрет Сергея с сестрой. Ковер выткали на заказ в Индии.

Стены прихожей оклеены обоями — рулоны идут по горизонтали. Над винтажной консолью из лакированного ротанга — настенные светильники Milano, Richard Taylor Designs. Винтажная люстра по дизайну Ю. Т. Кальмара. На стене автопортрет Сергея с сестрой. Ковер выткали на заказ в Индии.

Кабинет. Письменный стол сделан по заказу, за ним офисный стул, найденный хозяином на свалке и полностью восстановленный. На стене работа Моники Деневан.

Кабинет. Письменный стол сделан по заказу, за ним офисный стул, найденный хозяином на свалке и полностью восстановленный. На стене работа Моники Деневан.

Фрагмент спальни. Рядом с винтажной датской лампой<br />
стул, отделанный белой костью, который Сергей купил на рынке в Марокко.

Фрагмент спальни. Рядом с винтажной датской лампой
стул, отделанный белой костью, который Сергей купил на рынке в Марокко.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: Сергей Огурцов
опубликовано в журнале №07 (163) Июль 2017

читайте также

Комментарии