Поместье XVII века Линденхоф в Нидерландах

Это, как принято иногда говорить, “история, похожая на сказку”. Сорок пять лет назад успешный фармацевт Пит Йонкер решил оставить свою скучную профессию и последовать за мечтой. Мечта у него была необычная: он хотел ездить по миру, разыскивая сокровища. Но не золото и бриллианты, а антиквариат. Не только мебель, но и фрагменты зданий: каминные порталы, балясины, старые полы, статуи, люстры – любые предметы и детали, которые казались ему стоящими внимания.

Двор принадлежащего Басу Йонкеру замка XVII века<br />
в голландском городе Абкауде. Здесь Бас иногда принимает гостей. Аркада из известняка датируется XVIII веком, она из Франции. Мраморная статуя Бахуса итальянская.

Двор принадлежащего Басу Йонкеру замка XVII века
в голландском городе Абкауде. Здесь Бас иногда принимает гостей. Аркада из известняка датируется XVIII веком, она из Франции. Мраморная статуя Бахуса итальянская.

Что-то он оставлял себе, но большую часть после реставрации продавал для нужд декораторов. В своих путешествиях Пит не был одинок. С ним ездил прекрасный белокурый мальчик – его сын Бас. Все приключения отец и сын переживали вместе, все находки совершали сообща: если Йонкер-отец выносил из разрушенного дома десять напольных плиток, то маленький Бас рядом нес одну, помогая в меру своих скромных возможностей и при этом набираясь сил и опыта.

Бас Йонкер изучает свои последние находки, привезенные из Парижа.

Бас Йонкер изучает свои последние находки, привезенные из Парижа.

Время шло, и с годами Бас вырос в настоящего знатока всех тех интерьерных сокровищ, за которыми охотился его отец. Он умел и находить необыкновенные редкости, и реставрировать их. И наконец настал момент, когда юноша должен был сделать выбор – чем же он сам будет заниматься в жизни? Выбор дался легко: Бас пошел по стопам отца и возглавил семейное дело.

В гостиной чугунный камин, сосновый пол (доски взяты из старых домов в Амстердаме), антикварное кресло и столик из тика 1960-х годов.

В гостиной чугунный камин, сосновый пол (доски взяты из старых домов в Амстердаме), антикварное кресло и столик из тика 1960-х годов.

Бас купил поместье XVII века Линденхоф в окрестностях небольшого голландского городка Абкауде. Он живет там, как в зачарованном замке, окруженный вещами, которые находит и реставрирует. Границы между работой и удовольствием для него не существует: работа – его главное удовольствие. Так же и с вещами: Басу иногда трудно сразу ответить, где в доме его личные вещи, а где те, что “по работе”. Он живет среди невероятного количества полуразрушенной красоты – старинных ваз, ванн, каминов, стульев, зеркал. Его сад полон замшелых статуй и потрепанной уличной мебели.

Фрагмент гостиной. Сервировочный столик для коктейлей винтажный.

Фрагмент гостиной. Сервировочный столик для коктейлей винтажный.

В доме проведена тщательная реставрация: декор восстановлен; все, что только можно, сохранено и законсервировано. “Я не верю в “вылизанные”, доведенные до идеального состояния антикварные вещи. Когда на предмете мебели остались какие-то царапины и сколы, это позволяет ощутить его историю, жизнь, которую этот комод или стул прожил”, – говорит Бас. Поэтому он исправляет только серьезные конструктивные дефекты, а мелочи просто консервирует. Так же и с домами, считает он. “Реставрируя дом, я следил за тем, чтобы каждая комната сохранила свой характер и свои очаровательные недостатки. Потому что в них характер и заключается”, – рассказывает Йонкер. “У каждого интерьера есть “скелет”. Это полы, лестницы и камины. Если они гармонично сочетаются с архитектурой и историей самого здания, интерьер получится хорошим; на крепкой основе можно уже свободно играть с цветами и фактурами. Мне кажется, что современный интерьер не создашь с помощью новых, трендовых вещей. Секрет свежести – в сочетании старого и нового: того, что присуще самому дому, и того, что нравится хозяевам и что они принесли с собой”, – рассуждает антиквар.

Фрагмент салона. Шторы, Jim Thompson. Антикварные люстры, винтажный диван “честерфилд”. Паркетная доска специально оставлена состаренной.

Фрагмент салона. Шторы, Jim Thompson. Антикварные люстры, винтажный диван “честерфилд”. Паркетная доска специально оставлена состаренной.

Собственный дом Йонкера лучше всего иллюстрирует принципы, о которых он говорит. Но он не сидит на месте, ожидая, когда к нему придут за вдохновением и покупками клиенты и декораторы. Он популяризирует свое дело, устраивая в саду небольшие выставки: однажды, например, рыночный ларек там выстроил, а в другой раз создал полноценную садовую композицию – с фонтаном, статуями, скамейками. “Готовый” сад у Баса немедленно купили – клиент, кстати, был русским.

Фрагмент гостиной. Над дверью старинная карта южной части Нидерландов. В углу “виндзорский” стул.

Фрагмент гостиной. Над дверью старинная карта южной части Нидерландов. В углу “виндзорский” стул.

Естественно, Бас много путешествует, как когда-то его отец, и ищет новые экспонаты в свою коллекцию редкостей. Интересно, что значение для него имеют прежде всего эстетические качества предмета, а не его потенциальная стоимость или провенанс. “Прежде всего вещь должна мне просто понравиться. А уж потом я проверяю подлинность и оцениваю, насколько она станет дороже после реставрации”, – говорит Бас. Такой подход иногда приносит приятные сюрпризы: как-то раз он купил на барахолке мраморный бюст за шесть тысяч евро – просто приглянулся. Ну и потенциал он в нем какой-то увидел – даром, что ли, с детства смотрел на прекрасное? Оказался прав: после очистки и оценки бюст оказался работой римской школы XVII века и продался на Sotheby’s за сто тысяч.

Фрагмент кухни. Люстра антикварная итальянская. Винтажный холодильник, Frigidaire.

Фрагмент кухни. Люстра антикварная итальянская. Винтажный холодильник, Frigidaire.

“Такая удача, конечно, бывает не часто, – смеется Бас. – Но я и не ради каких-то бешеных денег работаю. Мне главное – получать удовольствие, наблюдая за тем, как уже почти погибшая вещь возвращает себе красоту и обретает новую жизнь”. Конечно, Йонкер немного лукавит – дело не только в красоте, бизнес у него тоже неплохо поставлен: он и доставкой своих вещей по всему миру занимается, и на заказ под конкретные проекты вещи ищет. Но на самом деле видно, что подход Баса к жизни похож на то, как он оценивает антиквариат: не суть важно, сколько это стоит, – главное, что это красиво.

Рабочая зона кухни. Плита, Viking. Каменные плиты, которыми выстелен пол, привезены из Франции.

Рабочая зона кухни. Плита, Viking. Каменные плиты, которыми выстелен пол, привезены из Франции.

Фрагмент гостиной. В углу стоит бюст “какого-то русского художника” — больше Бас о нем ничего не знает.

Фрагмент гостиной. В углу стоит бюст “какого-то русского художника” — больше Бас о нем ничего не знает.

Голландский камин XVIII века. На полу коврик из Португалии.

Голландский камин XVIII века. На полу коврик из Португалии.

В мастерской во дворе все рассчитано на проведение самых серьезных реставрационных работ с разными строительными фрагментами.

В мастерской во дворе все рассчитано на проведение самых серьезных реставрационных работ с разными строительными фрагментами.

Фрагмент двора. Здесь хранится множество садовых предметов — от фонтанов до скамеек.

Фрагмент двора. Здесь хранится множество садовых предметов — от фонтанов до скамеек.

Текст: Ингрид Херема

Фото: Марк ван Праг
опубликовано в журнале №07 (163) Июль 2017

читайте также

Комментарии